Наталья Шеховцова (bonmotistka) wrote,
Наталья Шеховцова
bonmotistka

Categories:

КОНКУРС "СОБИРАЕМ БАЙКИ!" Голосование... Часть 1.

Друзья!!! Прежде чем выложить байки для голосования. Хочу обратиться к тем, кто окажется "в списке" (и ко всем остальным тоже)...

ДЕЛАЙТЕ ССЫЛКУ НА ГОЛОСОВАНИЕ У СЕБЯ В ЖУРНАЛАХ, ИЛИ РЕПОСТ !!!
Особенно участники... Иначе результат может оказаться не объективным: за одного проголосуют его друзья, а за другого - нет.

Я НЕ СМОГЛА СОКРАТИТЬ ЧИСЛО БАЕК, СЕГОДНЯ ВСЕ ОДИНАКОВО ХОРОШИ. ПОЭТОМУ ГОЛОСОВАНИЕ РАСТЯГИВАЕТСЯ НА ДВА ПОСТА...

А теперь, сегодняшние номинанты:

1. photootchet
Служил я в израильской армии в ремонтных войсках, на должности техника-оптика. Таких, как я, было еще довольно много, служба в армейском плане была у нас не слишком тяжкая, строевой подготовкой и стрельбами нас практически не утруждали. Служили мы так довольно долго, на недостаток тягот армейской жизни не жаловались. И тут у кого-то в штабе или еще где-то появилась светлая мысль, что, мол, не худо бы и из нас попробовать сделать настоящих "коммандос". Было объявлено: тогда и тогда-то состоится "иом хиюль" (черт знает, как это перевести на русский, наверное, день осолдачивания")
С самого начало все пошло наперекосяк.
Не успел автобус, на котором нас должны были отвезти на какой-то полигон, проехать и пары километров, как пришлось останавливаться и возвращать на базу двух солдат, один из которых заливался кровью, а второй был в крайне раздраженном состоянии. После небольшого расследования выяснилось, что первый из бравых вояк выбил зуб второму за то, что тот не хотел наконец замолчать и дать ему поспать.
Неблагополучный старт не насторожил отцов-командиров, и мы двинулись дальше.
Приехали на полигон, нам раздали магазины, поставили ящик с боеприпасом, велели зарядить по 10 патронов и ждать команды. Патроны почему-то были неодинаковые, некоторые из них оказались с красными головками. Никто не обратил на это особого внимания, и, как вскоре выяснилось, напрасно.
"Коммандос" из нас делали следующим макаром. Мы стояли у подножья довольно крутого холма, поросшего сухой травой, а наверху было несколько мишеней. Нам надо было взбежать вверх по склону, попутно стреляя в цель. Рядом должен был бежать офицер, контролирующий, куда мы там пуляем, да и вообще быть на подхвате.
Первый же "Рембо", который побежал вверх, до мишеней не добежал.
Патроны с красными головками оказались зажигательными, и сухая трава, покрывавшая склон, мгновенно вспыхнула. Тушить холм пришлось водой из канистр, захваченных с собой, чтобы солдатики на солнцепеке не померли от жажды, а также запасными картонными мишенями и другими подручными средствами.
Прошло часа полтора.
Склон потушили, все провоняли дымом, кто-то слегка обгорел, общее настроение – далеко не самое боевое.
Бежит следующий воин.
Все более-менее, добежал, пострелял, спустился.
Потом еще один, тоже все хорошо.
Третий, четвертый.
Пятым бегу я. На мне этот "иом хиюль" и закончился, несмотря на то, что солдат, не охваченных начальственным волевым решением, осталось еще порядочно.
Подбадриваемый воплями офицера, я рысцой взбежал на холм, изредка постреливая по дороге. Добежав, я понял, что вроде бы выстрелил всего раз 8, а патронов то у меня было 10. Обратив внимание на то, что по инерции пробежал мишени и уже нахожусь выше них, я разворачиваюсь и стреляю им, так сказать в "затылок", абсолютно забыв, что там стоят наши солдатики. Офицер издает истошный визг и пытается выбить у меня оружие. В его глазах читается конец карьеры, трибунал, тюрьма и прочие "радости", которые его ожидают, как командира, под чьим началом было совершено такое упущение.
Мы спускаемся с холма, офицер несет мое "ружо" на отлете, поглядывая на меня взглядом, в котором отражается вся скорбь еврейского народа. Стоящие внизу спрашивают у меня и у него, с чего это были такие вопли и вообще, что приключилось. Я пожимаю плечами, пустяки мол, дело житейское, а офицер вместе с вышестоящим командованием скрываются в палатке. Ждем-с. Часа два, наверное, ждали, пока они там решали, что со мной, да и вообще со всеми нами делать.
Потом начальство вышло, раздалась команда "в автобус", и нас повезли обратно на базу.
Самое смешное, что для меня это ничем не кончилось, не знаю почему.
Думаю, что если бы меня отдали под суд, то и офицера надо было бы под трибунал.
Да и тех, кто над ним, - тоже, за то, что взяли неподготовленных ребят и решили сделать их них «универсальных солдат».


2. lady_winter
Байка про полкило.
Вообще-то я хотела назвать этот пост «Мартышка и очки» «Дедуля и весы», но в заголовке зачёркивание не работает.
Короче, нашему деду какая-то особь бабусицкого пола (чтоб она была здорова!) некоторое время назад брякнула, что он сильно исхудал. И начались ритуальные танцы с бубном вокруг весов! Три раза в день - это как минимум, до еды и после и вместо он запрыгивает на весы, и что вы думаете,- каждый раз ПОСЛЕ еды (прям сразу с кухни и на весы) у него таинственно исчезают полкило веса! Парадокс, однако.
Но непосредственно ПЕРЕД едой эти полкило таким же мистическим образом возвращаются; таким образом, в общем и в целом мы имеем совершенно стабильный дедовский вес. Теперь-то этот ритуал с гулящими полкилами уже стал привычным, не пугает и не изумляет. Но когда дед впервые обнаружил пропажу полкила, вы представляете, что это было?!
- Ааааааа! Минус полкилограмма!! Я даже после еды худею!!! Значит, у меня: а) рак, б) СПИД, в) весь остальной медицинский справочник, кроме родильной горячки!
Ну, вы наверняка, представляете, книжку читали, кино смотрели...
А при возвращении полкила опять:
- Ты как врач (хорошо хоть, что не как юрист) должна мне объяснить, почему так происходит!
Вот же блин-блинский, надо срочно что-то придумать!
И тут меня попёрло. Голосом Елены Малышевой (гайморит поспособствовал) говорю на полном серьёзе:
- Дед, тебя же отрыжка беспокоит. Значит, ты, когда ешь, много воздуха заглатываешь, а он же ничего не весит, а место занимает, вот у тебя полкило массы и пропадает, воздухом вытесняется. А потом, спустя некоторое время, воздух отрыгается, и вес становится как раньше.




Как ни странно, этот полнейший бред деда абсолютно устроил в качестве «научного» объяснения.
Эх, вот вырасту, пойду в «британские учёные», у меня получится! ;))))))


3. tanya_koshka
О любви, чешках и житейской мудрости.
Влюбилась впервые я очень рано. Примерно лет в шесть. В детском саду. Объектом моей пламенной любви стал мальчик-якут по имени Ромочка. Пленившись экзотической раскосой внешностью, я утратила аппетит к детсадовским обедам и совершенно потеряла сон во время тихого часа.
Но что же мне было делать с нахлынувшими чувствами, ведь в садике за такое сразу бан и позор, а также оскорбительные крики "Жених и невеста!". Оставалось лишь натужно вздыхать и тоскливо гипнотизировать взглядом объект своего вожделения, но он почему-то не реагировал. Нужно было как-то обратить на себя его внимание. Но просто взять и сказать о чувствах- табу. Мне непременно нужна была интрига...
Садик у нас был с танцевальным уклоном, потому все регулярно ходили туда со своими чешками. Дождавшись рассредоточения внимания, я виртуозно изъяла у мальчика Ромы чешки и решила припрятать. Не найдя при этом лучшего места, чем свой шкафчик.
План был такой: он замешкается, не найдя нужного предмета обуви. Подумает, что потерял. И тут я, как бы невзначай их "найду" и вручу ему. Между нами моментально вспыхнет трепетная дружба, которая мгновенно перерастет в крепкую любовь на всю жизнь, которую мы, разумеется, проживем рука об руку, и в старости дочь-балерина и сын-юрист будут приезжать со своими семьями к нам в гости и есть мой фирменный яблочный пирог, пока наши пятеро внуков будут резвиться в саду...
Однако мои мечтания рухнули в один момент. И нарушил их пронзительный крик, на который сбежались все нянечки и воспитатели. Мой любимый поднял просто невообразимый хай.
"Где чешки?!!! Где мои чешки???!!!! Украли, падлы!!!"
Вариант "найти" пропажу невзначай отпадал категорически. К тому же, открылись новые обстоятельства дела - кто-то видел, как я терлась возле Ромочкиных вещей. Припертая к стенке, сгорая от стыда, я открыла дверцу своего шкафчика. Вот уж честное слово, лучше бы меня заклеймили влюбленной дурочкой, чем воровкой. Мое сердце было разбито окончательно, а объект вожделения злобно сопел и подозрительно косился в мою сторону. Когда папа забирал меня вечером, с ним провели неприятную беседу. И потом по дороге домой у нас был серьезный разговор.

"Ну и зачем ты это сделала?" - спросил он меня. "Я влюбилась. И хотела, чтоб интрига была." - всхлипывая ответила я и поведала ему весь свой коварный план. Папа у меня был человек мудрый и не растерялся.
"Доченька, запомни, - сказал он. - Мужчина существо примитивное, ему эта интрига и даром не нужна. А нужно ему, чтобы все просто было и понятно, без выкрутасов."
Таким вот был мой первый опыт несчастной любви и вытекающий из него урок житейской мудрости.


4. grimnir74
Кошмары израильской жизни.
Давным-давно, лет уже, да не помню уже сколько лет назад, когда у власти в моей стране еще стоял Арик Шарон, работала моя жена в той же охранной фирме, что и я. Работала кассиром на платной подземной автостоянке под дорогим залом торжеств - Бейт Реситаль - граница Тель-Авива и Рамат- Гана, если кому интересно. Был там и охранник, что проверял машины, а она взимала плату за нахождение на стоянке. А когда охранник отлучался в туалет там или кофе сделать, она выполняла и свои, и его функции - брала плату и проверяла машины. И вот в один солнечный или пасмурный день - из под земли со стоянки не видать, подъехали к шлагбауму две дорогие, но не роскошные машины, и из них вышли люди в темных костюмах с автоматам "Узи" современной конструкции (а может и не "Узи" - но маленькие, красивые и солидные). И надо же было так случится, что охранник в этот момент отлучился. Что делать? Нет, страха, конечно, у моей милой и очаровательной жены реально не было. Арабские террористы, во-первых, не ездят на таких дорогих машинах, во-вторых, не одеваются так элегантно, а в-третьих, предпочитают лучшие в мире советские автоматы "Калашников". Мафиози, с другой стороны, хоть и не слишком опасны простым людям, однако тоже, как правило, наперевес оружия не носят - не тот стиль. Но кто они, не суть было важно моей жене - главное порядок. И тогда молоденькая невооруженная блондинка обращается к этим громилам (на иврите, конечно):
- Господа, открываем багажники для проверки и предъявляем разрешение на оружие.
- Ты что, милая? - удивились вежливые громилы, - не знаешь, кто мы?
А правда, откуда же ей знать? На лбу, чай, не написано.
- Мы охранники премьер-министра, - поспешили они вывести из заблуждения мою жену.
"Охранники премьер-министра это, конечно, серьезно", - подумала она, - ну так что же теперь? Не проверять, когда уже потребовала? Ударить лицом в грязь, типа, им можно то, что другим нельзя? И кто я после этого? Да щщщассс!
- Так, ребята, мне все равно, хоть охрана премьера, хоть сам премьер - багажники открываем, удостоверения показываем, иначе вы сюда не въедете. Так положено. Вон уже очередь образовывается - не задерживаем людей.
В это время в машине, что подъехала вслед за этими двумя, открылась дверца, и из нее вышел сам премьер-министр страны Ариэль Шарон. Ему тут же доложили: так мол, и так, не пускают, что делать? А может он и сам все слышал, так как машина подъехала как раз во время этой беседы представителей двух охранных фирм.
- А что делать? - удивился Шарон. - Открывайте багажники и предъявляйте удостоверения, раз девушка требует.
Делать нечего - охранники предъявили моей жене документы и дали проверить багажники. Сказать, что моя жена, с неместным менталитетом, была холодна и спокойна, как скульптура олицетворения закона, нельзя, хотя внешне держалась с лицом Статуи Свободы. Но внутри, где-то глубоко внутри, она, мягко говоря, слегка опешила. И, по ее признанию, если бы она сразу увидела Шарона, то не стала бы, наверное, настаивать на проверке. Но отменить это требование, после того, как оно было предъявлено, было как-то некрасиво - у нас что, для премьер-министра закон не писан?! Ну уж нет - пред законом все равны. Так решила моя жена, и в этом ее поддержал и Шарон. Достав свой портфель, Шарон открыл его и спросил:
- Меня тоже проверишь?
Лукавил старик - понимал, что до такого молодая охранница не дойдет. И не дошла.
Моя милая законопослушная жена улыбнулась и отрицательно покачала головой, добавив словами, что в этом нет нужды. И правда не было - проверять необходимо было лишь багажники машин и разрешение на оружие. И вот что обидно - рядом не было ни одного корреспондента зафиксировать это. А знаете, почему жалко? Были бы они рядом, можно было смело сказать, что это был популистский ход, что на самом деле такая лояльность закону была лишь показухой, а не внутренней уверенностью премьера, что закон один для всех. Но увы - в прессе это событие отражено не было - это первое письменное свидетельство об этом, когда бедному и больному Шарону уже не нужен рейтинг, дай Бог ему, моему, некогда, политическому противнику, здоровья. Помыслить такое где-нибудь в нормальной стране, в той же России, мозги не повернутся. Частный охранник стоянки проверяет кортеж Путина! Да еще молодая девчонка 20 с небольшим лет. И гражданство получившая совсем недавно – по акценту слышно. Но здесь вам не там! Тут все не как у людей.

На следующий день на стоянку приехал сын Шарона, Омри - такой толстый депутат нашего парламента - Кнессета.
- Так ты и есть та девушка, что вчера не пускала моего папу? - спросил он у моей жены.
- Меня тоже будешь проверять?
Но стоит вам сказать, что мы на Востоке люди безалаберные - мы не немцы и не американцы, следующие букве инструкции - если ты уже узнал депутата Кнессета, так зачем проверять, нет ли у него в багажнике бомбы? Вот и Шарона младшего моя жена пропустила, хотя захоти она повыпендриваться, Шарон младший как миленький открыл бы багажник для проверки, хоть и сам, и папа его не последние люди в нашем курятнике. Эх, не учили салагу жизни в Москве. А зря, видимо, она его не проверила. Наверное, уверовав, что закон ему не писан, он после попался на мошенничестве - он собирал деньги на выборы папы внутри партии неправильным способом, и хоть деньги потом вернули тем, кто жертвовал, он все равно получил уголовное наказание и вылетел навсегда из политики. Впрочем, кажется, эти нарушения он сделал раньше, и моя жена не виновата в его развращении в беззаконную сторону.
Может, вы улыбнетесь, может, увидите в этом глупую картинку, но с другой стороны, может не самое плохое, когда такие картинки есть? И если самая, или не самая ужасная власть, самые кровавые полицейские, самые нечувствительные чиновники, иногда, и даже часто, вынуждены считаться с мнением закона и гласом народа, так ли это отвратительно?
Шалом.


5. pro_bolotce
Как не надо поступать с женихами.
Однажды девушка Аня из деревни Правые Мосты в глубинке Беларуси привезла к маме жениха. Жених был высокий, красивый и … чёрнокожий. Сельчане офигели, но проявляли толерантность. Сам жених, который, кстати, говорил по-русски, очень хотел понравиться новым родственникам. И потому согласился, не глядя, на предложение пойти «теребить бураки». Назавтра женщины, сидевшие кружком вокруг горки свеклы на поле под Правыми Мостами, увидели вдали невиданное явление: по полю к ним шёл негр в куртке, спортивных штанах и – белых резиновых сапогах. Присоединившись к «теребильщицам», негр сполна познал всю тяжёлую долю белорусским сельчан: каждый бурак надо отряхнуть от корешков тупым ножом, обрезать ботву и бросить в бурт, не повредив. Через полчаса негр начал жаловаться, что он бы отдал все бананы, чтобы избежать тяжёлой доли «теребильщика бураков». Уезжал от потенциальных родственников жених весь в печали. Через некоторое время по Правым Мостам распространилась новость: у Ани свадьба расстроилась с негром-иностранцем. Причину расстроенная несостоявшаяся тёща не называла, но все были уверены, что парня испугала перспектива ежегодного участия в сельхозработах.
(всё расказанное - чистая правда).


6. delovoice
А чурки, кто они?
Маленький Витя сидел с местной шпаной за гаражами и слушал Тимоху, который втирал пацанятам за жизнь, на согнутых пальцах объясняя, какими правильными надо быть и раздавал подзатыльники нетерпеливым слушателям. Тимоха был старше всех года на четыре и имел на подзатыльники право.
- Слушайте внимательно, сопляки, а то будете чмошниками, как тупые чурки!- и Тимоха смачно шлепнул по затылку непоседу.
-А чурки, кто они? -спросил Витя Тимоху. И тут все обрадовано засмеялись. Похоже, только Витя не знал еще чурок.
-А вот смотри, как раз идет одна чурка! Дубина! – и влепил оплеуху не успевшему увернуться незнайке.
Мимо гаражей шел Ринат. Он был ровесником Тимохи, но дружил с пацанами старше себя. Его отец был татарином, а мать русская и к тому же она была родной сестрой Витькиной матери.
Поравнявшись со всеми, он на ходу поздоровался. Пацанва затаила подозрительные улыбки, Ринат это понял, но видимо не захотел углубляться в тему. Все ехидно молчали, провожая взглядом чурку.
-А кто такие чурки? – почти в спину бросил Витя. Ринат остановился и медленно, медленно повернулся. Его взгляд пробежал по сидельцам, задержался на глупом родственнике и уперся в Тимоху. Ринат был крепким парнем и хорошо умел драться, в отличии от воришки Тимохи. Тому явно не нужны были неприятности, и он как то вопросительно-странно посмотрел на Витюху. Но того уже понесло, …если учесть недавнюю оплеуху.
-Тимоха говорит, что ты чурка. Ту-па-я!
Ринат быстро приблизился к испуганному Тимохе и одним ударом опрокинул его на землю. Потом уселся на него и окончательно разбил ему лицо. Вытерев кулаки об Тимохину рубаху, Ринат резко дернул его за руку и прогремел в лицо:
-Если ты, залетный выб.ядок, что-то такое еще скажешь, тебе здесь плохо будет. Давай, дергай отсюда.
И Ринат дал ему направляющего пинка.




Виктор быстро взрослел на улице, потянулся в рост, раздался в плечах и мог постоять за себя. Парни постарше его считались с ним и его слово проходило. И часто было последним.
Но одно в нем удивляло знакомых и даже из блатных – он не говорил матом. Почти. Возможно, улица в этом отношении не смогла повлиять на него. Возможно, с играла важную роль его семья. Отец был военным, при детях никогда не сквернословил.
Мать, самая бойкая женщина в Управлении, не произнесла прилюдно ни одного похабного слова.
Бабушка и тети были сама любовь, которая окружала его с детства. Ну не мог же он отвечать им грязью уличных помоек.
И поэтому слово “чурка” тоже было вычеркнуто из его лексикона. Несмотря на молодость ему уже приходилось сталкиваться с азиатами и кавказцами, но каких-то особых конфликтов с ними не было. Единственный нация, о которой он часто слышал отходя от дома но не сталкивался пока не разу, были чеченцы, которых называли самыми опасными чурками, злым народом. А дома родные тактично обходили эти темы- татары и немцы уже появились в родне и к ним ходили в гости, хохлы так вообще не в счет. Из рассказов знакомых становилось ясно, зверей хуже чеченцев надо еще поискать на земле. Опасные и жестокие, мстительные и воинственные. Только сумасшедший будет искать дружбы с ними. Кончится сто процентов плохо.




Виктор к обеду вернулся домой, а на столе его уже ждала повестка в армию. Возмущение матери- институт не закончил. Радость бабушки- я б тебе доверила не только родину защищать, но и всех детей, которых я родила.
Отец больше молчал, чем говорил- Парень не пропадет!
Братья-сестры насели, каждому по письму раз в неделю и точка.
Сборы, покупатели, перелеты- все позади. Форма, отбой-подъем, салаги.
Сбегая по лестнице на плац для построения, Виктор получил жестокий и сильный пинок – Бегом пид…сы! Оборзели совсем!-
Он обернулся и увидел злобное лицо и перекошенный рот, продолжающее изрыгать грязные проклятия. Ему хотелось сказать, зачем же пинаться, я и так бежал на пятках товарищей по несчастью. Но передумал и схватив за грудки сержанта боднул головой. Только реакция спасла командира отделения от сокрушающего удара. Словно из под земли появились командир роты, замполит и старшина.
-Прекратить немедленно, после построения оба ко мне.-
Стоя по стойке смирно в кабинете ротного, Виктор даже не оправдывался, когда майор угрожал всеми карами, гауптвахтами и дисбатами.
После, зашивая, в бытовке пуговицу к Виктору подошел сержант.
-На тебя я не в обиде, сам понервничал. Спасибо, что не сдал меня. Сегодняшний наряд будет трудным, “деды’ хотят тебе темную устроить. Так что смотри сам.-
После отбоя Виктор мыл умывальник и к нему подошел дежурный по роте:
–Тебя деды зовут в класс.-
Виктора буквально впихнули в темную комнату, и пока он привыкал к темноте, его окружили размазанные тени. Полетели градом кулаки. Его выручил тяжелый стол, прикрученный к полу. Залетев на пинках туда, Виктор практически не пострадал, зато “деды” в темноте и суматохе достали друг друга. Вдруг включился свет и дежурный оповестил о приближении проверяющих. “Деды”, погрозив армейскими карами отправились спать, а Виктор зализывать раны. Уловка дежурного, подсказанная сержантом, сегодня сработала. А завтра. А после завтра.
-Нет. Так не больше не будет. Поломаю жбан кому-нибудь и сбегу из части. Или передушу их как котят, или…-
Все больше распаляя себя в праведном гневе, Виктор решил днем бить каждого, кто захочет его унизить, благо Бог силой не обидел, ну а ночью что-нибудь придумает. Сбежать всегда успеет, решил он.
Настало незаметно утро, а Виктор глаз не сомкнул. Перебрав тысячу вариантов, остановился на том, что это последний день в части, будь что будет!
Подъем, зарядка, завтрак. В это утро по плану была политинформация. И отделение сидело в классе, ожидая лектора. Открылась дверь и в класс вошли пятеро солдат. Трое из них были яркими блондинами, и только какие-то черты лица выдавали, что они не русские. Два брюнета были явно кавказцами. Один из них спросил:
-Кто вчера драку с сержантом устроил?
Виктор поразился, вот же беспредел, даже офицеров не боятся, Будь что будет! И Виктор смело встал
-Я это был!-
Здоровый блондин приблизился к Виктору и тихо, с каким-то акцентом спросил:
-Ты знаешь кто мы?
-Нет.
-Мы братья тем, кто умеет за себя постоять. И тем, кто не умеет. И мы тебя в обиду не дадим.- и положив руку на плечо, добавил: – Все, брат, успокойся! Ты Дома!
И они вышли. Кто-то сказал:- Это чеченцы! Они здесь крепко “дедов” зажали. Сегодня что-то будет-
После отбоя чеченцы порвались в казарму, закрыв за собой намертво двери, и сто человек стали свидетелями жесткого избиения 30 обнаглевших “дедов”, из которых ни один не оказал им сопротивления. Воля их была сломлена, страх заполз в трусы. Лежащих “дедов” чеченцы не били. Того, кто не вставал, поднимали вместе с кроватью, а потом уже навешивали.




За свою жизнь Виктор не видел сразу столько справедливых людей в одном месте. И чем больше он узнавал этих ребят, тем больше убеждался, что не ошибся в них. Пройдут годы, встретятся и другие чеченцы, будут жесткие разборки. Да много что будет. Но о тех, армейских он всегда будет вспоминать тепло.
И слово “чурка” им точно не подходит.


ПРОДОЛЖЕНИЕ БАЕК И ГОЛОСОВАНИЕ ЗДЕСЬ...
Tags: собираем байки
Subscribe

promo bonmotistka july 16, 2019 07:00 92
Buy for 100 tokens
14 июня 2019 года. Дед, я только что узнала, как и где ты погиб. До сих пор в нашей семье было известно только то, что ты пропал без вести. Вроде бы кто-то даже видел, что ты был ранен при переправе через реку. Предположили, что не смог выплыть... Каждую Могилу Неизвестному солдату мы считали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments