November 27th, 2013

Бабочка или танк? Полуденный пост.

Совершенное существо - гусеница... Недели или даже месяцы в коконе и она - бабочка! Правда, проживет потом всего несколько дней, а то и часов. Исключение - монархи, могут протянуть и до полугода...
А разве у людей не так? Ну, хавать и уничтожать все, что встречается на пути - это запросто! Закрыться и спать ночи-дни напролет - тоже не проблема... Только вот крылья после такой жизни мало кто расправляет, да и не отрастают они...

Фото Виталия Сокола.

Увы, людям ближе иной вариант продолжения гусеничной жизни: нарастить броню, выставить дуло и переть танком, пока башню не снесет...

Но это так, лирическое отступление, перед тем, как предложить вам выложить в комментариях ссылки на свои посты. ПРЕДЛАГАЮ!!! Не стесняйтесь!!!

Да, еще вопрос: Если бы вы были гусеницей и стоял выбор: стать бабочкой или танком? В кого бы вы предпочли переродиться?

promo bonmotistka july 16, 2019 07:00 92
Buy for 100 tokens
14 июня 2019 года. Дед, я только что узнала, как и где ты погиб. До сих пор в нашей семье было известно только то, что ты пропал без вести. Вроде бы кто-то даже видел, что ты был ранен при переправе через реку. Предположили, что не смог выплыть... Каждую Могилу Неизвестному солдату мы считали…

ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ. Детектив. Глава 13.

Они знакомы друг с другом в реале, но инкогнито собрались на форуме в Интернете. Один из них - убийца. Кто? Это и предстоит определить виртуальным интеллектуалам...
Предыдущая глава.
Все главы.

Х Х Х Х Х
Тем временем Шляпа выложила очередную загадку. Это была уже не Helen.
- Главарь банды приехал к своему недругу, владельцу ресторана, для переговоров. «Я не стану здесь есть!» - заявил он. Но хозяин заведения заверил, что травить никого не собирается. И, чтобы отпали всякие сомнения, предложил есть из одной посуды. Принесли огромную чашу с ежевичным крюшоном. Тот, кто угощал, первым поднес ее ко рту. Стояла жара и прохладный, со льдом, напиток оказался весьма кстати. Через некоторое время из чаши отхлебнул и гость. Позже подали второе, утку с грибами. Ели опять-таки с одного блюда. Ну, разумеется, разными вилками. А на десерт… До десерта гость не дожил… Кто его отравил – понятно. Но как? Ведь они все пробовали вместе.


[Читать дальше...]Лена прочла историю вполглаза, и даже не особо вникла в суть. «Игры» ее больше не интересовали. Какие уж тут игры, если теперь она точно знала, что не убивала Ивана Паромонова. И даже знала, кто его убил на самом деле. Что делать с этой информацией? Обратиться в суд? Кто ей поверит, где факты? Предпринять что-либо самостоятельно? Снова мстить, только теперь уже не Алексею? Как? За кровь проливают кровь. Но эта, новая кровь, уж точно будет на ее совести. Да и не хватит у нее духа ее пустить, можно даже не пытаться.

Началось обсуждение детективной загадки.
- Напрашивается вариант, что бандит бандита отравил грибами. Положил ядовитые с одного края, а сам брал с другого. Вот излагаю, а сама ж чувствую: ложный след. Но… так сказать, для зачина, прошу «штраф» не налагать… - писала Мэги.
Ей ответила Мaska:
- Молодец, Мэги, что начала. А то все на поздравления в мой адрес переключились.  Мне, конечно, приятно, аж сердце взликовало и возрадовалось! Спасибо преогромное!!! J Но о деле забывать не стоит. С грибами может получиться интересная версия. Надо бы изучить вопрос… Найдутся ли такие поганки, которые при жарке специфически меняли бы свой цвет? Положим, синевой бы отдавали? Тогда ничего сложного: тыкай вилкой в иные кусочки и останешься жив.
Андро:
- Не найдутся! Со всей ответственностью заявляю. Синевой будут отдавать подосиновики, но сырые, на месте среза. Я грибник заядлый, - верьте! Так что, это версия отпадает. Может, вилки были чем смазаны? Шляпа, я выдвигаю версию с вилками.
Maska:
- А я не отступаюсь от грибочков. Раз уж заявила, готова отвечать фантом.
Фанты были оглашены тем же вечером.
Шляпа (при этом она поменяла аватарку, теперь на ней был изображен не черный цилиндр, а коричного оттенка гриб на тонкой ножке):
- Итак, продолжим тему отравлений ядовитыми грибами. Пусть Maska выложит самые громкие из них. А Андро классифицирует мой новый визуальный образ. Раз назвался… грибником – полезай в справочники J .
Ежик:
- Лед. Яд был в кубиках льда.
Шляпа:
- Молодец! С меня фант. Кстати, как его исполнять? Под Шляпой?
Ежик:
- Нет, давайте подождем с назначением до момента, пока головной убор будет сорван.
Все согласились. Впрочем, раскрывали личность сказителя не долго. Вначале подумали на Мэги. Машке показалось подозрительным, что та сразу посчитала версию с грибами ложной, хотя и сама выдвинула. Потом под подозрение попала Helen. Одновременно с отказом от сочинительства загадки та выдвинула свою версию – Paramount pictures. И оказалась права. В качестве фанта девушка запросила сказку-аллюзию о человеке и его виртуальной сущности. Задание выбрала не случайно. Именно эту тему Картинкин предлагал обсудить, назначая первое свидание.
Фанты были исполнены в том же порядке, что и раздавались.
Maska:
- 1. Супруга и дети Еврипида.
2. Клавдий, его отравила грибами жена, чтобы поскорей вступил на престол ее родной сын Нерон. Поскольку в те времена императора называли Богом, грибы с тех пор именуют «Пищей Богов».
3. Начальник охраны Нерона также отравился грибами.
4. Папа римский Климент VII.
5. Карл VI Габсбург - император Священной Римской империи, австрийский эрцгерцог и король Венгрии, чешский король.
Моя тезка Мария Медичи была известной отравительницей. Кого именно она отправила на тот свет при помощи грибов, история умалчивает. Но летописцы называли ее «грибных дел мастерицей»…
Это все, что нашла. Фант сдан.
- Фант принят, - откликнулась Шляпа.
Андро (не ограничился узкими рамками объявленного фанта и выложил целый научный трактат):
- По фотографии, конечно, трудно ориентироваться, но рискну предположить, что наша многоуважаемая Шляпа позаимствовала головной убор у Cortinarius orellanus. Думаю, не случайно, ибо по-русски этот гриб называется паутинник оранжево-красный. А мы с вами как раз обитаем в Паутине, всемирной.
Это смертельно ядовитый гриб. Вообще-то ядовитые грибы подразделяются на три категории:
Те, что действуют непосредственно на пищеварительную систему. Симптомы: тошнота, рвота, диарея, жажда, головокружение. Время проявления «эффекта» от 15 мин. до 1 часа, полное выздоровление через 2-4 дня.  К первой категории относятся: млечники, опята (если их не доварить), сатанинский гриб, шампиньоны (желтокожий и пестрый), рядовка тигровая, ложные дождевики и даже некоторые виды сыроежек...
Вторая категория воздействует на Центральную нервную систему(алкалоиды). Симптомы проявляются также практически сразу, в течение первых двух часов, а выздоравливает человек через несколько дней. Может и не выздороветь, если съел несколько килограмм мухоморов (большинство из них попадает именно в эту категорию), или сто грамм волоконницы. Другие представители: говорушки, рядовки, синяки, и… опять-таки сыроежка (рвотная, такой вот подвид). Что за симптомы? Потливость, сопливость, слюнотечение. Замедляются сердцебиение и дыхание, понижается давление, сужаются или, наоборот, сильно расширяются зрачки, человек безудержно смеется, плачет, у него появляются видения, он может потерять сознание. Расстройство кишечника, разумеется, к этому списку также прилагается.
Ну и, наконец, третья категория, к которой и принадлежит наш несравненный Cortinarius orellanus – та, в которой время выздоровления отсутствует вовсе. Более того, первые симптомы отравления (рвота, понос) проявляются только спустя не менее двух дней, а то и через две недели. К этому времени в деятельности организма запускаются необратимые процессы, приводящие к некрозу печени или почек. Помимо оранжево-красного паутинника, к разряду «убийц» относятся  бледная поганка, два вида мухоморов (вонючий и весенний), строчки и лопастники. Даже если по какому-то невероятному везению удастся почти сразу понять, что вы съели ядовитые грибы третьей, смертельной группы и предпринять меры по очищению организма, летальный исход все равно наступит в каждом третьем случае.
Теперь более подробнее о паутиннике оранжево-красном. Это обитатель лиственных лесов, в основном березовых и дубовых рощ. Любит песочек. Коричного цвета шляпку, да и часть ножки вы имеете возможность видеть на одном из аватаров нашего форума, ее диаметр 3-8 см. Головной убор, что представлен здесь, по микологическим меркам (микология – наука о грибах, если кто не знает) весьма почтенного возраста, потому что присутствует бугорок на «тулье», и края «полей» загибаются вниз. У экземпляров помоложе форма напоминает колокольчатую вязаную шапочку лыжника. Если под нее заглянуть, можно различить желтоватого цвета паутинообразную «вуаль», прикрывающую довольно широкие и редкие пластинки.

Paramount pictures (писал сказку-аллюзию о человеке и его виртуальной сущности почти неделю):
- Дамы и господа! Прежде, чем приступить к публикации своего «фанта», хочу напомнить, что слово «виртуальный» буквально означает «воображаемый», то есть «возможный образ». Итак…
О ЦАРЕ ГОРОХЕ И ЕГО ШУТЕ СТРУЧКЕ
В тот день завидный претендент на руку принцессы Пелюшки барон Оливье получил от ворот поворот, и умчался в родные пенаты не солона хлебавши. Сама же Пелюшка так устала от выдумывания благовидной причины отказа, что заснула не взирая на горошинку положенную в кровать под перины. Вот тогда ее отец, царь Горох, спустился с трона, присел на скамеечку, оную всегда подставлял под ноги и завел разговор со своим шутом Стручком:
- Сколько себя помню, ты всегда был рядом. Я даже не знаю, кто из нас первым появился на свет?
Чтобы не возвышаться над сидевшем низко Горохом, шуту пришлось лечь на пол и высоко задрать голову, так, что его заостренный колпак тянулся параллельно спине почти до самой пятой точки. Всем ведь известно, если шут каким-либо образом принизит Его Величество, даже при помощи головного убора, - сам может оказаться укороченным на целую голову.
- Я первым увидел свет, Ваше Величество.
- Теперь понятно, почему ты все время меня высмеиваешь, практически из каждой моей фразы выводишь мораль. Полагаешь, если ты меня старше, значит, и жизненного опыта у тебя больше?
- Не совсем так, Ваше Величество. Вот, например, Гамлет. Родился много веков назад, но навсегда остался юношей. А эмпирического опыта у него вообще нет, поскольку он – образ, вымысел и вообще не жил на Земле. Зато как морализирует!
- Но ты-то настоящий?!
- Как знать…
- Твоя правда. Вот, к примеру, принцесса… Почему она заснула на перинах, под которые я положил горошину? Может, она – тоже ненастоящая? Может, я – не ее лысый папашка, а банальный рогоносец? – он задумался, приподнял склеенную из распиленных пополам стручков корону, почесал лоб. – У нас, у властителей, все строго: плоть от плоти, кровь от крови. Не то, что у вас - потешников. Расскажи-ка, как ты стал моим шутом?
- Однажды, когда Вы еще лежали в колыбельке и плакали, я попытался Вас скопировать, на свой манер, разумеется. Это Ваше Величество позабавило и развеселило. Тогда Ваш отец натянул на мою голову дурашливый зеленый колпак с бубенцом… Слышите? – он мотнул головой. - Бубенец и сейчас звенит при каждом слове, но теперь Вы к этому привыкли. А тогда, уловив перезвон, засмеялись еще пуще. Вот так я стал шутом, по сути – Вашим отражением, только в искривленном зеркале.
- И с тех пор ты живешь моей жизнью. Бываешь там, где бываю я, говоришь с теми, с кем говорю я. Даже мои мысли ты используешь для собственных лавров.
- Нет-нет, у меня не лавры, у меня же колпак, - и он снова звякнул бубенчиком.
- И под этим колпаком мои, Гороховы, шарики?
- Шарики?
- Ну, знаешь же поговорку, «шарики не варят»?
- Кстати, о шариках, которые не варят. Попросите принести лимонад со льдом.
Царь Горох позвонил в колокольчик и отдал распоряжение появившемуся слуге.
- Вот видите, государь, у вас тоже есть «бубенчик», и головной убор есть, - он указал на корону. - Мы очень похожи.
- Но у меня и под короной кое-что имеется, не даром ты используешь мои мысли. А у твоей головы ничего своего кроме колпака нет, значит ты - дурак!
- Нашу братию так и кличут. Но, если шут на самом деле дурак – он не шут. Зато если шут король своего дела, его король никогда не будет выглядеть шутом.
Тут вошел слуга с подносом в руках, царь кивком головы показал, что лимонад следует отдать Стручку.
- Вообще-то лед в напитках принято называть не «шариками», а «кубиками», - заметил Горох.
- И совершенно напрасно. Округлая форма наиболее естественна для воды. Даже если ее, воду, принудительно вогнать в клетки, уже через пару минут пребывания на свободе острые углы сгладятся. Хотите пригубить?
- Позже, после тебя. Разве ты не знаешь, еду и питье вперед властодержца обязана попробовать челядь, вдруг там окажется отрава.
- Слушаюсь и повинуюсь! – шут Стручок манерно склонил голову и сделал несколько глотков. Убедившись, что со Стручком ничего не случилось, отпил и царь. Кубики льда к тому времени успели превратиться в шарики.
- Да, ты был прав, - признался Горох, посмотрев стакан на свет. Но тут он схватился за живот. Ему показалось, что острые углы льдинок не растворились, а откололись и теперь иглами вонзились во внутренности.
Царь умер. Шут остался жив. Мы-то с вами знаем почему.
Осиротевшая принцесса Пелюшка вынуждена была заключить брак с ненавистным ей бароном Оливье. Новый царь привел за собой нового шута. А Стручка изгнали из дворца. Впрочем, тот еще долго скитался по стране, выдавая себя за покойного монарха… В лицо настоящего Гороха знали только приближенные, так что обман экс-шута никто раскрыть не мог. Но, даже если бы нашлись такие люди, как они уличили бы самозванца? Ведь жизнь усопшего государя он знал как свою собственную. Кроме того, добродушный нрав, умение все обернуть в шутку, снискали ему любовь и уважение в народе, которым, несомненно, позавидовал бы и сам царь Горох.
P.S. Надеюсь, моя сказка понравилась госпоже Helen. За сим разрешите откланяться. За неимением зеленого колпака с бубенцом снимаю свой отливающий золотом парик, расшаркиваюсь и удаляюсь.

Х Х Х Х Х
Лена сразу почувствовала, что это была не просто красивая сказка и не просто красивая фраза в ее конце. Картинкин ушел с форума. Почему?
Она выждала день, два. И позвонила…
После долгих гудков в трубке раздался женский голос…
- Игоря… Э, знаете, он умер. Простите, а кто его спрашивает?
- Мои соболезнования, - Удальцова не знала, что ответить. – Я… мы общались через Интернет, - спохватилась, что звучит подобное несколько фривольно, а дама на другом конце провода (хотя теперь было бы точнее сказать: «на другом конце радиоволны») вполне может оказаться его женой, то есть вдовой. – Хм, я искала книгу, он откликнулся, сказал, что у него есть, обещал продать…
- Какую книгу? – насторожилась та. - Он мне ничего не говорил.
«Вот влипла! Может, повесить трубку (хм, с этими мобильниками все привычные фразы приходится переиначивать, - «нажать на «отбой»)? Впрочем, я же ничего не теряю. Э, была, не была!»
- Учебник… по клоунаде, еще из циркового училища…
- Еще более странно…
- У него нет этой книги? - она уже была готова к провалу.
- Почему же? Есть!
«Уф!!!»
- Есть… Только, он его хранил как память, об отце, о моем отце. Они ведь вместе и учились, и работали. В учебнике остались кое-какие их пометки на полях, он даже в руки ее не всем давал, а уж продать…
- Простите! Но мне очень нужно… хотя бы его посмотреть. Вы не могли бы заехать к дяде и взять книгу?
- Мне никуда заезжать не нужно. Мы с дядей жили вместе. Вдвоем. Теперь я осталась одна… Наш учебник я вам, конечно, не продам. Но мне сейчас много бывших друзей звонит, в том числе и из цирка, я у них спрошу.
- Спасибо. А что случилось с Игорем?
- А вы просмотрите новости двухнедельной давности. Там есть упоминание. Все ж «Бонмот и Обормот» были когда-то известным дуэтом.
«Двухнедельной давности? Он умер две недели назад!? Как так?! Paramount только позавчера выложил свою сказку?!»
- Так вам достать учебник?
- Да, если можно.
- Попробую. Позвоните мне завтра.
- Хорошо… Нет.
- Что «нет»?
- Можно я не буду звонить завтра, договорюсь с вами о встрече прямо сейчас. Мне ведь достаточно книгу просто посмотреть, не обязательно забирать.
- А, ну, отлично! Тогда приезжайте прямо сейчас.
- Сейчас не смогу, вечером?
- Хорошо. Вечером. Пишите адрес.

У Елены не было никаких срочных дел. Но она прекрасно понимала, что пока не сможет никуда ехать. Во-первых, действительно нужно просмотреть новости двухнедельной давности. Во-вторых, хотелось бы, уяснить, как такое возможно: Игорь Парамонов умер, а Paramount pictures продолжает оставлять свои сообщения…

Весть о смерти второго брата-клоуна обошли стороной все центральные каналы и газеты. Память – штука недолговечная, уполовиненное «созвездие» было уже слишком тусклым, чтобы обращать на него внимание. Только «На арене», - печатный орган цирковых работников упомянул, что…
«Клоун Игорь Парамонов, известный нам по некогда популярному дуэту «Бонмот и Обормот», скончался несколько дней назад. Предположительная причина смерти – отравление грибами.»
Еще «Вестник здоровья» подробно обмусолил эту тему, благо по сезону актуально. Они уточнили, что предпоследние в своей жизни выходные Парамонов провел за городом, собирал грибы. Привез домой, пожарил, съел, и довольно долгое время чувствовал себя вполне нормально. Прошло больше недели. Вернувшаяся домой племянница застала дядюшку скорченным на диване. Девушка вспомнила также, что он и накануне  чувствовал себя неважно, болела голова. Вызвала неотложку, но медики помочь клоуну уже не смогли. Экспертиза показала присутствие в организме орелланина - микотоксина…» Далее шел подробный ликбез по грибам, какие из них можно есть, какие нельзя. И объяснения, почему Парамонов почувствовал первое недомогание лишь спустя несколько дней. То есть было изложено практически то же самое, что Ленка уже читала в фанте у Андро.
Девушка сопоставила даты. Игорь Парамонов скончался через три дня после их несостоявшейся встречи и менее чем через сутки после СМС, которые она отправляла ему из метро и в которых сообщила, будто знает, кто он на самом деле.
«Так может, именно поэтому он тогда не приехал. Именно поэтому не снимал трубку, - он просто плохо себя чувствовал, он умирал…»
Но, значит, и «клоунское» поздравление Машке, и новую загадку про лед в крюшоне, и «Сказку о царе Горохе» писал уже кто-то другой. Ленке показалось, будто она сама объелась грибов-галлюциногенов. Последние сообщения под ником Paramount pictures, особенно сказка, - гениальны. Она уже была близка к прощению. По крайней мере, поверила, что у такого неординарного человека обязательно найдется, пусть странное, но пристойное объяснение всему, что он совершил. И Удальцова была готова эти объяснения выслушать… А теперь получается, что новые ощущения в ней разбудил вовсе не Игорь Парамонов. Более того, получается, что прежние чувства: злость и обида, – были напрасными. Он умирал, а она зачислила его в негодяи!
«Но кто писал за Картинкина? Племянница? Она одна могла воспользоваться его компьютером. Этот новый автор явно знал о смерти бывшего клоуна. А может, не просто «знал»? Может, это не был несчастный случай? Может, он и убил?»

Х Х Х Х Х
Лиза Парамонова оказалась милой девушкой. Русые до плеч волосы, кругленький носик, озорные глазки. Студентка первого курса. Еще вся жизнь впереди.
- Спасибо, что пришли. Знаете, мне так страшно, тревожно на душе. У меня эта тревога с детства, с того дня, как папу убили, только дядя умел ее снимать, умел меня успокаивать.
Хозяйка оттопырила дверь калошницы и вытащила мохнатые тапочки малинового цвета с оранжевым цветком посередине:
- Вот, пожалуйста… - жестом пригласила в комнату. Точнее, Ленке вначале показалось, что в комнату, но это была кухня. Мебель антикварная. Ее родители слыли фанатами старины, уж она-то подлинник от современной искусственно (пусть даже искусно) состаренной подделки отличить сможет. Традиционного ныне пристеночного уголка со встроенной техникой не было. Отдельно стояли буфет, шкафчики для посуды. Плита, современная, но выдержанная по стилю. Стол с инкрустацией, вместо стульев – неглубокие кресла. Под ногами – ковер, в них Ленка разбиралась хуже, но, как ей показалось, тоже какой-то непростой.
Лиза выставляла фарфоровые чашки, а гостья морщилась. Фарфор, хоть и качественный, но современный, а вот ликвидация царапин да пятен, которые, не дай Бог, после чаепития останутся, может влететь в копеечку. Правда, в последний момент из ящичка под столешницей были извлечены специальные подставки под горячее… Но все равно.
- Лиза, как же вы готовите и едите на таком раритете?
На щеках у девушки проступили розоватые кругляшки, точно у смущающегося смайлика.
- Ну, дядя Игорь… Он стиляга, - она улыбнулась. – Все время красуется, - потом поправилась, - Красовался. У нас есть еще одна кухня. Ведь раньше здесь две квартиры было. Папа с дядей вначале купили себе жилье на одной лестничной клетке, а потом и вовсе его объединили. Редкий случай: на работе вместе, после, казалось бы, отдохнуть поодиночке, а они не хотели. Мебель им по наследству досталась. То есть не совсем  по наследству. Умер какой-то дальний родственник, где-то в глубинке. У него нашли все эти столы, шкафы, кресла, и не только эти… Но в очень плохом состоянии. Прямым наследникам выбрасывать было жаль, а на реставрацию не нашлось денег, вот и предложили нам. Обнаружились какие-то связи с краснодеревщиками, через коллег из цирка… Часть обстановки продали. Дядя Игорь тогда так увлекся, что свой антикварный салон открыл, на Кутузовском. Он кухней гордился. Говорил, в семьях малого достатка гостей приглашают на кухню, в семьях среднего – в большую комнату, в богатых – в гостиную-столовую. Мы тоже на кухню приглашать станем, но такую, чтоб все удивились. И правда, все удивляются. Вот, и вы – тоже. А там, на второй кухне, у нас все универсальненько и неряшливо, как у всех…
Племянница Картинкина вела разговор доверительно - удачный момент, чтобы задать вопрос о главном:
- Сколько вам было лет, когда произошла та поножовщина в «Юдоли»? – Лена не стеснялась об этом спрашивать, хотя, по понятным причинам, нервозность все же испытывала. – Я в Интернете прочла, когда смотрела ссылки двухнедельной давности, ну, и не только двухнедельной, - она еще вчера продумала, все «ходы»: как и информацию выудить, и мелкие «ловушки» расставить, и себя не выдать.
Вот, например, если Лиза умышленно отравила своего дядю… А мотив у нее был, она ведь могла узнать, что он братоубийца. Так вот, если она это узнала и подсунула ему грибочков третьей категории, то сейчас не сможет спокойно говорить. Но юная леди говорила спокойно, с грустью и… благодарностью в адрес Игоря, никакого пренебрежения.
- Мне было девять лет. Именно тогда я с дядей и познакомилась.
- Как это?
- Очень просто! Отец с матерью не жили вместе. Мама запрещала с ним, с папой, видеться. Она его любила, сильно-сильно любила. Ну, и шантажировала – возвращайся в семью, тогда и дочкой будешь заниматься. После того убийства мама перерезала себе вены, попала в психушку, а меня забрал дядя. Вы не удивляйтесь, что я вам все рассказываю. Жизнь научила бояться не откровений, а скрытости и недомолвок.
- Это верно.
- Как со тишком?
- С каким стишком?
- За некоторое время до смерти дядя получил по почте:
«Толчок слепца. Глухой хлопок.
Шепчу «пора» тебе на ухо.
И преступают чрез порог
Корова, курица и муха.»
«Проверяет? - Ленка была убеждена, что про стишок Лиза заговорила не просто так. – Неужели знает, кто я такая?»
- Бр-р-р, - гостья передернула плечами. – Не понятно о чем идет речь, но мурашки по коже…
- Вот-вот, и у меня – тоже, когда дядя мне его прочел.
- А кто прислал?
- Не понятно. Обратный адрес не знаком.
«Однако, она все же чуть нервничает. Иначе в глаза бы смотрела. А так… Чай наливает, хлеб режет, вскрыла коробку с печеньем, - все не поднимая головы.»
- Можно мне посмотреть фотографии Игоря?
- Пожалуйста!
- Последние или с дуэтом?
- Последние.
- Тогда это в компьютере. Пройдемте в мой кабинет.
Да, в этой сдвоенной квартирке комнаты и сосчитать невозможно. В длиннющем коридоре – все стены в стеллажах. Книги, кубки, медали, дипломы, сувениры - клоуны всех мастей: куклы, фарфоровые статуэтки, деревянные истуканы…
Кабинет был явно лично Лизин, девчоночий. Плюшевая собачонка с бантиком меж ушей, коврик для мышки в розочах.
В названиях тех электронных папок, которые успели промелькнуть перед глазами гостьи, - ни одного явно указывающего на принадлежность Картинкину: «рефераты», «абитура», «попса», «мое», «фотки»…
На личных фотографиях он, как и восемь лет назад на газетных снимках, был разным. Даже цвет волос менялся от пепельно-русого до каштанового. Ленка, наконец, поняла, почему назвала его взгляд черничным. Радужка – действительно имела синеватую поволоку, а внутри нее – черный зрачок, но не с ровными краями, как у большинства людей, а с рваными, будто звездочка, - очень походило на след отпавшей цветочной чашечки.
- Почему вы захотели посмотреть? Вы ведь не за книгой приехали, правда? У вас был роман с дядей? Да?
- Увы. Так, несколько писем. Собирались встретиться. Но не встретились…
- Жаль? Может, он, наконец, смог бы вернуться к нормальной жизни?
- А он жил ненормальной?
- Понимаете… Там, в «Юдоли», у него произошла стычка из-за женщины. Он в нее влюбился. С первого взгляда. И потом все эти годы искал такую же, как она.
Лена сглотнула слюну и, прежде чем спросить, сделала десять вдохов, чтобы успокоиться:
- А что же та, из «Юдоли»? Она отвергла его притязания?
- Она и убила папу. Дядя не мог себе позволить встречаться с убийцей брата.
- Если она убила, разве ее не посадили в тюрьму?
- Посадили.
- О каких же встречах могла идти речь?
- Вы не знаете моего дядю. Он настырный, очень настырный. Решетка – для него не преграда. Можно было бы организовать свидание, переписываться, ждать ее. Но он сказал, что заставит себя забыть, и будет искать такую же. Восемь лет прошло… Вы на нее похожи?
- Вы меня спрашиваете? Откуда я знаю?
- Может, дядя Игорь упоминал?
- Нет, не упоминал. Да и не видел он меня. А вы, разве на суде не были?
- Я же говорила, мама запрещала видеться с папой… Вены она себе резала уже после завершения процесса. Так что… Я даже на похоронах отца не присутствовала.
- А на похоронах-то почему? Шантажировать уже было некого, а проститься – святой долг…
- Не знаю, почему. Мама и сама не пошла, и меня не пустила…
- Лиза, у вашего дяди отдельный кабинет?
- Да, конечно!
- Можно я загляну и в его компьютер? Знаете, одно письмо… Я случайно стерла, но хотела бы оставить себе на память. Вдруг у него сохранилось?
- Пожалуйста!
Дядин кабинет оказался смежным с Лизиным. И пижонским, как его хозяин. Стол с зеленым сукном. Не антикварный, но добротно сделанный. По периметру стен, до потолка, – полки с книгами. В углу – кожаное кресло, торшер в виде цветка ландыша, стебель и листки из бронзы. На одном из листьев висел красный клоунский нос на резинке.
В Лизином компьютере на фотографиях Игорь Парамонов был изображен преимущественно один, или с любимой племянницей. Здесь, в его кабинете, были развешаны снимки обоих братьев. В том числе и в гриме, на арене цирка.
Они были похожи, но спутать их было нельзя. У Игоря лицо вытянутое: высокий лоб, квадратный подбородок… Наверное, это и повлияло на распределение ролей в дуэте. Ведь, чтобы играть грустного клоуна, нужна некоторая вертикальная удлиненность черт. Ну, а вечно вздернутые уголки губ легко «загибались» вниз при помощи грима. Елена помнит эту ухмылочку. В ней были и насмешка, и задор, и внутреннее ликование.
Лиза пнула ногой кнопку размещенного в нише под столом компьютерного ящика, не задумываясь набрала ключ для входа и оставила Лену одну. Понимала, что вопрос личный.
Ленка открыла страницу «Клуба любителей детективов». Пароль для авторизации выскакивал автоматически. Но… надпись в правом верхнем углу напоминала, что в последний раз пользователь с таким именем появлялся на форуме более двух недель назад, то есть еще при жизни Игоря. Что бы это значило? Даже если заходили с другого компьютера, счетчик обязан был зафиксировать присутствие.

Она вернулась на кухню. После посещения его кабинета, ей стали бросаться в глаза его личные вещи, разложенные и развешанные по всей квартире. Они были везде: брезентовая куртка на крючке в прихожей, кроссовки под ней, компас на полке, эспандер на спинке стула… Как странно, она начала ощущать его материализацию в реальном пространстве только после его смерти.
- Учебник для клоунов смотреть будете? Или то был просто предлог?
- Предлог, - Лена свела плечи. – Но посмотрю, если можно. Вы про метки упоминали… Мне интересно.
Пометки были сделаны карандашом. Двумя разными почерками.
- Который из них Игоря?
- Тот, что «остренький», пиками вверх-вниз. У папы – округлый.
 «Сегодня были совместные занятия с группой жонглеров. Мария так «виртуозно» бросалась булавами, что я подметил: выступать с клоунской репризой после нее – только позориться,» - писал Игорь. А Иван тут же дополнял: «Реакцию вышеозначенной дамы на твое «жгучее словцо» мне пришлось остужать мороженым в кафе.»
Через страницу, возле раздела о технике речи, «забористая» скороговорка: «В колонии клана клоуны колобродят колонной.»
Игорь больше ерничал, Иван – писал серьезно, помещал много цитат. Например, его комментарий к параграфу об образе: «Если у клоуна нет своей маски, у него нет и своего лица. Михаил Тенин» Или… «Я – клоун и коллекционирую мгновенья. Генрих Белль.» На последнее высказывание брат ответил: «И ты, порой, почти полжизни ждешь, когда оно придет, твое мгновение.»
Елена оценила: выдержку из произведения немецкого писателя, выросшего в нацистской Германии, он парировал лейтмотивом из фильма про советского разведчика.
Она уже собралась уходить, но медлила. Что-то она упустила, что-то недопоняла. Вышла из подъезда и вспомнила. Позвонила.
- Лиза, это я, Лена, простите за очередное вторжение в личную жизнь, но я вдруг подумала… Точнее, не поняла… А где сейчас ваша мама? Почему вы не стали жить с ней?
Для ответа Лиза вышла на балкон, оперлась на перила. Ленке было ее видно.
- Я не знаю, где мама, - она пожала плечами. – Из больницы ее выписали, но ко мне она не приходила. Мы родом из другого города, в Москве жили на съемной. Я даже толком не знаю, где ее искать. Дядя пробовал – не нашел. Выяснил только, что она какое-то время бомжевала, потом снова в больницу попала… И надо бы ее найти. Но, если честно, боюсь. Я же вам говорила – необъяснимая тревога. Не могу сказать ничего плохого о нашей совместной жизни: не била, как могла, кормила и растила. Но возвращение пугает.
- Спасибо, Лиза!
- Не за что!
Ленке понравилась эта девочка, открытая, простодушная, просто душевная. Возвращение матери, стало быть, ее пугает, а незнакомую женщину пустила в дом безбоязненно. Видимо, не такой уж беспочвенный у нее страх…


Следующая глава.