November 30th, 2013

ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ. Детектив. Глава 16.

Они знакомы друг с другом в реале, но инкогнито собрались на форуме в Интернете. Один из них - убийца. Кто? Это и предстоит определить виртуальным интеллектуалам...

Х Х Х Х Х
Горечь нереализованных (пока…) планов предстояло заесть невесомым зефиром, купленным ею в том же супермаркете, что и вино другом Мишкой.

Любители детективов к этому времени уже практически успели разругаться друг с другом и со Шляпой.
- Ладно-ладно, мы поняли, что ты не пустая, что голова у тебя тоже есть. Восстанови прежний пароль и никому не захочется тебя разоблачать, - писал Ежик.
- Нет. Я все равно считаю, нужно выяснить кто это! И исключить его из наших рядов! – негодовала Maska.

[Читать дальше...]Мэги:
- Интересно, как ты собираешься это делать?
Maska:
- Уже делаю. Сегодня утром написала письмо в администрацию сайта. Попросила вычислить предателя и закрыть ему доступ на форум.
Шляпа:
- Ну-ну… И по попке отшлепать. Ой, еще, еще, пожалуйста! Ай, как хорошо! Я ж мазохист! Не заметили?
Maska (через пару часов):
- Только что ответили из администрации. Они могут установить только кто регистрировал ник, то есть создавал его профиль и писал первое сообщение. Увы…
Шляпа:
- Хи-хи!
Пилот:
- Я пытался анализировать по манере написания. У нас на форуме так никто не пишет: две крайности - то односложные короткие ответы, то опусы не лишенные литературного и интеллектуального изящества.
Maska:
- Может, это кто-то из тех, кто обычно отмалчивается. Типа, Гоги. Да и вы, Пилот, извините, не многословны. Или… Paramount что-то давненько не появлялся, Андро куда-то пропал. Вот, думаю, круг подозреваемых.
Мэги:
- Какой смысл навлекать на себя подозрения, отмалчиваясь. Да и писать схоже – тоже негоже.
Шляпа:
- Спасибо, Мэги за заступничество! Я ж не затем меняю обличья, чтобы оставаться прежним. Люблю артистничать. Да и кто из нас, здесь собравшихся, не любит.J Нет, я хоть и мазохист, но активный. Очень активный!!!
Пилот:
- Не хватало еще, чтобы меня в «подозреваемые» записали.
Maska:
- Не обижайтесь! Мы все здесь подозреваемые.
Гога:
- Я Шляпу не забирал. А молчу, потому что писать некогда и башка от усталости не варит. Вы ж здесь все умники да умницы, вам абы что не черканешь, вам со смыслом, да с подвыподвертом нужно… Но на форум, как видите, все равно захожу и довольно часто. Кажется, я на него подсел, как на наркотик.
Ленка обрадовалась немому присутствию Удальцова. Все же она ему не совсем безразлична, раз почитывает здешнюю болтовню.
Шляпа:
- А что это Машка такую деятельность развернула? Могет быть, она и есть я? То есть я и есть она? Охо-хо-шеньки! Запуталась! Голова кругом пошла, то есть, тулья просела от ваших разборок.

- Дамы и господа! – написала Helen очередное сообщение в Клубе, как только согрела чай (зефир-то нужно запивать). - Осень на дворе и глубокая. Скоро полетят белые мухи… И под предлогом подготовки годовых отчетов, да закупки новогодних подарков, народ засядет в офисах, разбежится по магазинам… Но… не стоит ли нам прежде посмотреть друг другу в глаза? Пока наши лица ещё хранят тень летнего загара, пока они не похожи на омертвелые сосульки…
Это «омертвелые» она добавила для красного словца. И только потом осознала губительную сущность значения, в случае с их компанией, увы, соответствующую действительности.

Mашка и Пилот откликнулись на предложение сразу и обещали поддержать идею. Видимо, не только Удальцова, многие уже поняли, от виртуальных иллюзий пора избавляться.
Началось обсуждение места и времени. Конкретных предложений не поступало. Блуждали вокруг, да около. Даже на Москве остановились не сразу. Вначале, по импульсивному предложению Машки, которая, оказывается, была тверячкой (что, впрочем, могло не соответствовать действительности, - поэтому подозрений с нее Ленка не снимала), начали подыскивать дом отдыха. Но потом, по мудрому замечанию Мэги, согласились на Москву, потому что в основном все члены клуба жители столицы, а Тверь от Первопрестольной находится не так уж далеко. Никто не знал, откуда Пилот, сам он отшутился:
- Маленький сабантуйчик со взглядом друг на друга не через экран, а прямо, открыто… Это же прекрасно, друзья! А расстояния для настоящего истребителя не имеют значения.
Maska:
- Я привезу с собой ноутбук и фотик. Можно будет сделать общий снимок и выйти в эфир прямо, так сказать, из-за стола. Для тех, кто все-таки не явится…
Пилот:
- Как это «не явится»? Объявляю всеобщий сбор! Отсутствие приравнивается к дезертирству!!! (Улыбающийся смайлик.)
Ежик:
- Милая вы наша, Мария, пресерьезнейший человечек! Вы нам дороги сами по себе, ваши эмоции, ваша реакция… Мы не желаем зреть ваш затылок, если вы уткнетесь в компьютер.
Обсудили, кто что пьет. Maska заявила, что, если и приедет, то пить не станет, ибо за рулем:
- Без машины я никуда!
- Едет машинка.
В ней сидит Maska.
Для милой Машки
Куплю я ромашки, - тут же отозвался Ежик.
Ленка заметила, что колючий герой всерьез увлекся девушкой с простым русским ником. Он не пропускал почти ни одной ее реплики. А научившись заглядывать на страничку: «кто что делает на форуме», Ленка обнаружила, что напротив Ежика и Машки часто одновременно стояла одна и та же надпись: «читает(пишет) личное сообщение». Это означало, что они находились еще и в приватной переписке.
На ближайшие часы Удальцова уже не ждала никаких «сюрпризов». Но она ошиблась. Под вечер снова объявилась Шляпа:
- Встреча – это хорошо. Я буду! J Незримо… А пока. Вот  очередная задачка, она несколько отличается от прежних. Мы с вами прошли уже разные варианты: искали виновного; знали, кто совершил убийство, но домысливали, как у него это получилось; выявляли состав преступления там, где, казалось бы, произошел несчастный случай…
«Вот наглец! Пишет, будто кто-либо обсуждал его предыдущую историю. Впрочем, он наверняка догадывается, что, уж по крайней мере я в ней покопалась,» - думала Ленка.
- …Теперь, - продолжала Шляпа, - предлагаю расшифровать место и время, где и когда будет совершено мокрое дело.
«Ищи золото орды. Там, где тонна с полтиной за спиной. Двое тезок, оба воинственны: первый ее взял, вспомни когда, сложи цифры и получишь номер. Ха-ха! Пусть он окажется для тебя и жертвы счастливым! Второй к ней отношения не имел, но научил отца героя владеть помимо пера штыком: прежде подели на два. Жди, пока лицо-символ проявит последнюю черту, но успей до часа «Х», предшествующего Дню Сатаны. Место и время встречи изменить нельзя, если только не изменятся правила игры. А правила могут измениться, если ты нарушишь ход…
Не спеши, но и не опоздай !!!»

Лена прочла и поняла, что у нее появился шанс предотвратить убийство. Если, конечно, она вовремя разгадает загадку. «Ищи… Не спеши, но и не опоздай!!!» Эти слова были обращены явно к ней. На помощников рассчитывать не приходилось. Народ вступал в пререкания с Шляпой, но «играть в ее игры» никто не собирался.
 Девушка занялась расшифровкой. Проще всего было с «Днем Сатаны». Так называли шестое июня две тысячи шестого года (6.6.6) и дату, когда произошло полное солнечное затмение… Но все они в прошлом. Так еще называют пятницу тринадцатое. Вот она-то не за горами. Уже совсем скоро, послезавтра.
Текст помещен только что. Как минимум предстоящую ночь маньяк должен дать ей на обдумывание. А дальше? Когда наступит час «Х»? Перед Днем Сатаны? Значит, у нее есть и завтрашний день, до полуночи. Так-с, со временем, кажется, определилась. Теперь с местом…
«Ищи золото орды»? Что это? Ювелирный магазин, в названии которого присутствует прямое указание или ассоциация с татаро-монгольскими завоевателями? Списки московских точек, торгующих изделиями из драгоценных металлов, дали пять возможных вариантов: «Батый», «Вассал», «Сарай Бату», «Сакма», «Улус Джучи». Чтобы вычленить их, пришлось прочесть несколько статей энциклопедического характера. Так, например, Лена узнала, что первой столицей Золотой Орды был город Сарай Бату. Сакмой называлась дорога из Орды на Русь, а Улус Джучи и есть Золотая Орда, только на восточных языках.
Второй ряд ассоциаций: ханство, налеты, грабежи… Быть может, есть ювелирный, который был недавно ограблен? Посмотрела в новостях. Есть! В «Золотой ключик» позавчера ворвались некто в масках, разбили витрину и сгребли в портфель все, что на ней было. Список расширился до шести пунктов. Досконально исследовать все точки не представлялось возможным, поэтому Ленка решила сузить поиск. Она набирала поочередно названия магазинов и слова «тонна, полтина», которые маньяк предлагал «оставить за спиной». Результат нулевой. Попробовала иначе. Вгоняла вместо названий адреса. На «Золотом ключике» появился результат: «Ночной клуб «Тонна». Буквально через дом от места грабежа. Бард Михеев отмечал там юбилей, заметулька называлась «Поэт-песенник разменял свой полтинник». Правда, было это два с лишним года назад.
Была уже глубокая ночь, девушке очень хотелось спать. Но страх, что она не успеет разгадать головоломку полностью и опоздает спасти человеческую жизнь, заставил вылезти из теплой фланелевой пижамки, натянуть водолазку, куртку, брюки и отправиться по указанному адресу. В столь позднем путешествии был один большущий плюс – на дорогах отсутствовали пробки.
С таксистом-частником сторговалась на пятьсот пятьдесят. Он хотел шестьсот, она – пятьсот. Выбрали середину. Дяденька оказался говорливый. Рассказал, что когда-то играл на гитаре в ВИА:
- Мало какая творческая профессия, если это не раскрученный шоу-бизнес, может прокормить сегодня человека.
Потом начал задавать вопросы, его  интересовало, где Ленка работает и с кем живет. Нежелание отвечать воспринял как чрезмерную скованность пассажирки. А когда Удальцова заявила, что хотела бы помолчать и кое-что обдумать, разразился монологом о вреде мыслительного процесса, потому как он неизменно ведет к расстройству пищеварительной  системы.
- Да-да! Не смейтесь! Я читал научную статью, проводились специальные исследования…
Оставался единственный метод заткнуть ему рот, шоковый:
- Я восемь лет мозги пружинила, и ничего, на толчок хожу исправно.
- Вот, я же чувствую родственную душу. Вы явно работник умственного труда.
- Ни фига! Труд у нас там был ручной: простыни шили, корзины из рогозы плели…
- Там? Это где? – водитель уже начал подозревать неладное.
- Где-где… В тюряге. Я ж зэчка! – и мягко так, с улыбочкой. - Бывшая.
- Э-э-э…
- Человека убила, случайно, просто попался на глаза и разозлил.
- О-о-о…
- Так говорят, но сама я ничего не помню. А сейчас еду на место, тоже дельце одно провернуть хочу.
Мужчина так перепугался, что даже довез до пункта назначения. Другой бы на его месте высадил на полпути.  Вторую часть маршрута ехали совершенно молча. У Лены, наконец, была возможность подумать.

«Нет, не сделал бы маньяк неприметную статью двухгодичной давности краеугольным камнем загадки. Да и бард этот – личность малоизвестная. Вот если бы Алла Борисовна там свой «полтинник» праздновала, да не далее как на минувшей неделе…  Значит, либо место иное, либо «полтинник» не тот. К тому же неадекватное соответствие: «Тонна» присутствет в буквальном смысле, а с «Золотом Орды» - лишь отдаленная ассоциация.»
Они подъехали. Само место ей понравилось. Единственным домом, что помещался между клубом и ювелирным магазином был одноэтажный продуктовый магазинчик. Его можно было в расчет не брать. Тогда получалось, что если стать спиной к клубу, вход в «…Ключик» будет прямо по курсу. Оставалось только определиться с «полтинником». По логике, он должен был бы обнаружиться в магазинчике, или возле него.
Лена протянула водителю пятисотрублевую купюру, тот спешно сунул ее в нагрудный карман.
- Еще полтинник, мы же сговаривались, - напомнил он с некой оробелостью в голосе. Лена удивилась, что вообще напомнил.
- Да, сейчас, у меня где-то в кармане был… - полезла шарить по куртке и брюкам. Водитель побелел, очевидно, готовился к извлечению пистолета. У Удальцовой тоже кровь отлила от лица.
- Как вы сказали? «Полтинник»?
- Ну, да, если не можете найти, бог с ним…
- Нет, отчего же, - она протянула синюю скомканную бумажку.
Водитель ее взял, развернул, поднес к лампе.
- Не фальшивая, не бойтесь!
- Я и не боюсь. Я же пятьсот рублей ваши не проверял. А с этими, - он кивнул на купюру, которую держал в руках. – Наоборот, так сказать, казусы бывают не в пользу клиента. Дают вместо полсотни «тонну»…
Ленка превратилась в соляной столп. Водитель продолжал:
- А что?! Цвет схожий. Только картинки разные. Скульптура, олицетворяющая Неву, у ростральной колонны из Питера и памятник основателю города в Ярославле, - он не без гордости проявлял монументально-исторические знания, гордость за собственную эрудицию преодолела страх. - А мне чужих денег не надо, - пришел в замешательство: с кем о честности говорит - с убийцей!
Но пассажирка, кажется, находилась в замешательстве не меньшем.
- Какая нынче у татаро-монгол, тьфу, просто у татар, столица?
- Как какая? Казань!
- Я не буду выходить… Курский, Ленинградский и, напротив, – Казанский. Так?
- Так. Едем на Комсомольскую площадь? – таксист заробел еще больше, но возражать и качать права не решался.
- Нет. Везите меня домой, обратно, туда, где я вас поймала!
- Э-э-э…
- «Полтонны» отвалю.

  Х Х Х Х Х
Сомнений не было. Преступление должно быть совершено на Казанском вокзале. Тут же, через энциклопедическую справку, обнаружились и двое «воинственных» тезок. Иван Грозный «взял» столицу Казанского ханства и присоединил к Руси в 1552-ом году. В крепости города Грозного в 1840-ом проходил военную службу автор «Героя нашего времени» Лермонтов. Номер, соответственно, 1+5+5+2=13. Вот почему он насмешничал: Ха-ха! Пусть он окажется для тебя и жертвы счастливым!» Ведь 13 - «чертова дюжина», считается как раз, вестником неудач.
«Ну, уж нет! Фигушки! Мы неудач не допустим!!!»
Вторую цифру надо поделить надвое, получится 920. Итак, номер 13 и еще три цифры 920. Что это? Конечно же автоматическая камера хранения! Правда, в коде, насколько помнила Ленка, должна еще присутствовать буква. Но ее и подогнать можно. Она помнила, там не весь алфавит, только начало. Да, по логике должна быть «Г», потому что речь шла о Грозном или «Л» от Лермонтова, на крайняк «К» - Казань.
Загадка была разгадана почти полностью. Оставалось определить лицо-символ. Впрочем, можно было обойтись и без него. Главное, успеть до часа «Х», предшествующего Дню Сатаны. Нельзя приехать слишком рано. Маньяк наверняка дежурит, ждет, чтобы она «поспешила», «нарушила ход». Стало быть, появиться минут за пятнадцать-двадцать до означенного часа будет в самый раз…
У нее освобождался практически полный день.
«Я собиралась встретиться с Михаилом. Что ж, не стану нарушать планы. Переключу внимание, отвлекусь, дам мозгу разгрузку, перед вечерним «финалом».
Она засыпала. Ей снились огни клуба «Тонна», чудаковатая и не по возрасту эксцентричная группа «Чингисхан» на сцене, Иван Грозный в исполнении Юрия Яковлева, отплясывающий в кругу кислотных тинейджеров, и голубые купюры, падающие с потолка.

Будильник не заводила, нужно было выспаться. Проснулась в одиннадцать. Выпила кофе. А перекусить решила уже на месте.
Возле «трех товарищей» появилась в начале первого. Можно было спокойно зажевать прихваченный по дороге гамбургер. А потом двинуться дальше. Подвальчик по-прежнему был на замке. «Наверное, сделали другой вход, изнутри здания. Правильно! Так солидней!»
Села на ступеньку памятника, которая вела в никуда. Основание постамента. Памятник снесли, постамент  остался. Гамбургер оказался суховат, но за водой Ленка не пошла, - никаких промедлений! Потерпит.
Через минуту она уже входила в холл. Справа книжный киоск, слева – с продуктами. «Куплю минералку, на обратном пути,» - решила она и двинулась прямо, к охраннику в дымчатой форме.
- Скажите, как пройти на фирму «Три товарища»?
- Вы у цели. Кто требуется?
- Я там, на месте, разберусь. Где их офис?
- Вы в их офисе. Но я вас не пропущу, нужно прежде связаться с тем, к кому вы идете.
Только тут до Удальцовой дошло:
- «Три товарища» занимают все здание?
- Ну, конечно!
Она присвистнула. Сама удивилась, что присвистнула. И даже не предполагала, что свистеть умеет.
Тут в конце коридора, что шел от охраны вправо, показалась знакомая тучная фигура.
- Спасибо. Фамилию я уточню и приду в другой раз.
Она поджидала Михаила на той же ступеньке постамента. Однако, получается, у меня есть работа. Свое предприятие и огромный шикарный офис в центре Москвы. Выяснить бы еще, чем оно занимается…
От былого настроя на решительность не осталось и следа. Она снова медлила с тем, чтобы подойти к другу, когда тот вышел. Снова придумала шикарную отговорку: «Для конца рабочего дня рановато. Наверное, обедать направляется. Очень удобно войти вслед за ним в кафе и присесть за столик…».
Михаил же, как и вчера, направился к метро. Миновал пруд, достиг бульвара, перешел дорогу по переходу, вместо «зебры» обозначенному брусчаткой, и побрел аккурат посередине сквера.
Вдруг остановился, резко крутанулся на пятках и зашагал в противоположную сторону. Девушка едва успела отскочить, чтобы ее не заметили.
«Вероятно, возвращается в офис.» Но друг детства не стал заходить даже в ворота родной конторы. Прошел еще метров двести и скрылся в полуподвальчике с красивой кованой решеткой перед стальной дверью. Над решеткой красовалась вывеска:
«ИнтерНЕТ. ЕСТЬ, что поЕСТЬ »
«На сей раз интуиция меня не подвела. Кафе.»
Подруга детства выждала пять минут и вошла следом. Мишка сидел за длинной стойкой, уткнувшись в компьютер. Еды перед ним не было.
«Охота обеденный перерыв на дела тратить? Или это личное? – она снова не без ревности вспомнила про девчушку «Ты целуй меня везде». – Наверное, просто стесняется любопытствующих глаз коллег?»
Тихо подошла сзади. Михаил не оглянулся. Он долдонил по клавишам, что-то увлеченно писал. Ленка потянулась и увидела набранный текст:
«Предлагаю устроить встречу в ближайшую субботу в кафе «Юдоль». Страшно? Зато и символично. Для тех, кто не понял(не помнит)… Именно в этом заведении энное число лет назад одна хрупкая девушка зарезала известного клоуна из цирка. Кафе, уже, конечно, давно не «Юдоль». Я наводил справки, там сменился хозяин. Но все равно… А? Как?»
Он почему-то прикрепил улыбающийся смайлик.
Лену передернуло дважды. Вначале от содержания, потом от «шапки», которая висела над еще неотправленным сообщением: «Клуб любителей детективов. Пользователь: Ежик.»

Через пару минут он исчез. То есть, он, конечно, не исчез, а отправил написанное, потом ушел с сайта, потом встал и ушел сам. Но Елена ничего этого не видела. Она опустилась на стоящий неподалеку стул и закрыла лицо руками. Собиралась с духом. С мыслями она собралась как-то сразу: подойду и отлуплю… по щекам. За что? За то, что играл «в жмурки». Но Лена первая затеяла эту игру, хотя и не с ним. «Тогда… тогда… нахлещу просто так. В конце-концов, я – дама, и имею право на эмоции!»
Девушка пыталась успокоиться, остудить щеки, унять внутренний колотун. Остудила, уняла, а когда отняла ладошки от лица, Михаила-Ежика уже не было на месте.

 Школьный приятель оказался даже не двойственной, а тройственной личностью. В ее воспоминаниях – скромен, безропотен, робок и чуть неуклюж. В реальной жизни – весьма смелый приятель молоденькой девчушки. В виртуальной – практически ловелас, динамичен и игрив, сыпет красивыми фразами, кокетничает со всеми девицами подряд…
Ленка считала Ежика тонким психологом. И прониклась к нему симпатией сразу, как только тот за нее заступился, мол, не могла хрупкая девушка вот так просто с одного маху зарезать взрослого мужика. Ей было приятно читать такое здравое умозаключение. Но теперь она негодовала. Почему он не озвучил свою мысль раньше, еще на суде? Что ж, достойное пополнение в группу… товарищей. «Хм! «Три товарища», которые могли за нее заступиться и оградить от тюрьмы, но не заступились: бывший муж, клоун Парамонов и, тепрь вот получается, школьный друг Мишка…»
Если он бывает столь настырно-галантен, почему с ней вел себя иначе? Или это только в виртуальной жизни? Интересно, как он ведет себя со своей Пэппи? И тут ее осенило… Может, Мишка был с ней робок именно потому, что он действительно тонкий психолог? Сразу прикинул, что счастья здесь не словить, а если будет слишком нахрапист, то и вообще окажется вне круга общения. А так… самый близкий друг. В духовном, конечно, смысле «самый близкий»…

Она словно приклеилась к стулу.
- Вы будете что-нибудь заказывать? – спросил подошедший бармен.
- А? Да.
Здесь не было официантов, брать еду и расплачиваться нужно было возле стойки. Ленка направилась туда.
Под потолком висел большой телевизор. Президент Медведев вещал что-то стоя за белой трибуной с золотым российским гербом. Она взяла кофе.
«Что, если покончить с этим иллюзорным миром ников? Ник… никто, никчемный, никудышний… Вот кампашка!»
Какое ей дело до маньяка? Точнее, до маньячки. Ведь скорее всего, это Машка. Одно убийство она совершила еще восемь лет назад. К Андро в машину кота, скорее всего, тоже женщина подбросила – «бомжиха»…
Нет, больше она о нем, о ней не думает. Свой срок уже отмотала, и ни за что. Желание мстить отпало. Убивать Ленку вряд ли собираются, иначе давно бы это уже сделали, ведь все ее адреса и явки известны. А других пусть милиция спасает. Напишу что-нибудь едкое, ехидное и распрощаюсь.
Она даже начала сочинять свой последний сардонический текст. Но слова ложились так, что непременно должны были вызвать очередную бурную дискуссию. Разве сможет она не прочесть отклики? И когда прочтет, разве сможет на них не ответить? А жертва, которая умрет сегодня перед полуночью? О ней ведь знает только она, Ленка…
К тому же, глупо исчезнуть именно сейчас, перед первой настоящей, реальной встречей, когда может все раскрыться, все встать на свои места. И, вернее всего, ей даже удастся получить оправдание за ту судимость…
Ленка вспомнила про похороны Алевтины Павловны, крестовика и сплетенную им паутину. «Чем больше пытаешься высвободиться, тем сильнее увязаешь».
Лена пила кофе прямо за барной стойкой. Залезать в Интернет сейчас не было необходимости. Ей нужно сосредоточиться на предстоящем визите на Казанский вокзал и миссии, которую возложил на нее маньяк (или маньячка). Но сосредоточиться не получалось.
«Ладно, для начала попробую просто избавиться от мыслей о Михаиле-Ежике и сконцентрироваться на чем-нибудь еще. Вот, например, на телевизоре.» Она снова уставилась в экран. Там по-прежнему вещал Медведев. В его окружении было много белого. И трибуна, и стены, и треть российского флага. Красная полоска на штандарте гармонировала с алым галстуком главы государства.
Когда год назад он сменил Путина, галстук нового президента занял одну из ключевых тем для пересудов. По крайней мере, у них, в колонии. Там поощряли просмотр передач патриотического содержания. В хате телевизора не было, зато он был в цехе, где плелись корзинки из рогозы. Как недавно выяснилось, его подарил Картинкин-Парамонов.
- Уже в третий раз в матово-голубом появляется, - заметил кто-то, ловко орудуя прутьями.
- Путин себе такого не позволял. По нему можно было галстучную моду отслеживать.
- Точно! Подозреваю, что то нарочно, для привлечения внимания домохозяек, которым лишь бы щи варить, да мужа обихаживать.
Последняя фраза была произнесена именно домохозяйкой, в прошлом, конечно. Щи она, наверное, тоже варила. А вот мужа… прикокнула. Говорила, заслужил.

У Путина галстуки были все больше в полосочку, он одним из первых продемонстрировал особую завязку узла, когда линия идет направо вниз и с миллиметровой точностью переходит в другую, уже на болтающемся конце, меняя при этом направление на противоположное. Медведев предпочитал однотонную текстуру. И, стоит отдать должное его прошлому постоянству, матово-голубой идеально подходил под цвет его глаз.

- Конечным итогом наших совместных действий, - продолжал президент. – Станет качественное изменение не только уровня жизни граждан нашей страны.
- По какому случаю спич? – поинтересовалась девушка у бармена.
Тот поджал губы, причмокнул:
- Традиционное обращение к Федеральному собранию. Так сказать, итоговая черта уходящего года.
«Подведение итогов, черта. Первое лицо, лицо государства, символичная фамилия… Ну, да! Медведь! Русский мишка! Олимпиада-80! «Единая Россия»!
«Жди, пока лицо-символ проявит последнюю черту…»
- И долго еще будет вещать?
- В прошлом году полтора часа говорил. Стало быть, еще минут сорок.
Слово «сорок» догоняло ее уже где-то на лестнице. Пользующаяся авторитетом у своей же хозяйки интуиция придала ногам феноменальную скорость. Разум успокаивал, нашептывал что-то про полночь, - время всех гадостей. Про то, что нужно успеть «до часа «Х», предшествующего Дню Сатаны», а до него еще десять с лишним часов…
«Десять часов - слишком большой промежуток, чтобы маньяк оставил мне его на действия. Десять часов. Десять… Десять!!! Римская цифра идентична букве «икс»!!! У меня в запасе меньше часа!»
«На метро в разгар-то дня будет быстрее,» - решила она, спустилась в подземку и… просчиталась. Уже там, в плотно набитом людьми вагоне ей пришла в голову мысль позвонить на вокзал и уточнить, где находятся камеры хранения, в отдельном здании или внутри самого вокзала, а, может быть, возле перрона? Но… если мобильник внизу хоть и плохо, но работал, то вытащить компьютер и поискать в Интернете номер нужного телефона не представлялось возможным.
В холл Казанского вокзала она ворвалась без десяти минут два. Подлетела к первому же милиционеру.
- Где находятся автоматические камеры хранения?
Тот козыркул:
- Что вы, девушка, их уже давно нет. Ни на одном вокзале в Москве. Только ручные…


Следующая глава.

promo bonmotistka july 16, 2019 07:00 93
Buy for 100 tokens
14 июня 2019 года. Дед, я только что узнала, как и где ты погиб. До сих пор в нашей семье было известно только то, что ты пропал без вести. Вроде бы кто-то даже видел, что ты был ранен при переправе через реку. Предположили, что не смог выплыть... Каждую Могилу Неизвестному солдату мы считали…

ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ. Детектив. Глава 17.

Они знакомы друг с другом в реале, но инкогнито собрались на форуме в Интернете. Один из них - убийца. Кто? Это и предстоит определить виртуальным интеллектуалам...
Начало.

Предыдущая глава.
Все главы.


Х Х Х Х Х
И все-таки Лена спасла его, того мужичка, которого странная пассажирка, севшая в поезд № 13 «Челябинск-Москва» выдала за своего коллегу, научного сотрудника.
- Она и сама-то на ученую не была похожа, - давала интервью подоспевшим телевизионщикам проводница. На даме был красный, как у выступавшего президента, галстук, еще у нее были красные пилотка и отделка, на воротнике и на рукавах.  - Понимаете, ученые, они солидные, в строгих костюмах, или в джемпере, при очках, с портфелем или кейсом… А эта – в майке шароварах, да пестрой куртенке. Сама села в Самаре. Купе-СВ выкупила полностью. Объяснила, что к ней еще подсядут. У богатых свои причуды. Мы привыкли, что vip-пассажиры денег не считают. Эта хоть и не походила на особо-важную персону, но, командировка ведь, за нее и контора могла заплатить. Начиная с Рязани выходила на перрон на каждой остановке, якобы свежего воздуха ей не хватало. Белье ей не понравилось, приходила менять, без конца чай просила. И каждый раз чесала языком минут на пятнадцать. Ни о чем: как Москва разрослась, что это за город, и сколько у нее там знакомых.
- К докладу-то успеете подготовиться? - спрашиваю.

[Читать дальше...]Она ответила, что основная работа над докладом начнется, когда коллега подсядет.
 В Рязани вернулась с этим вот мужичком. Ну, я, понятное дело, старалась им не мешать, в купе не заглядывала…
Мужичок:
- Я всегда на станции по утрам ошиваюсь. Как на работу хожу. Кому что принести, покараулить… Я человек честный, чужого не возьму, попрошайничать не стану. А так, глядишь, к вечеру на «Пшеничную» и заработаю. Мамзель эта сказала, что у нее проблемы. Что пригласили на выгодную работу в столицу. Единственное условие – чтоб муж был. Мол, так благонадежнее. А то соблазны на каждом шагу. Она заверила, что муж у нее был, и билет второй она на него брала, только он за ней не поехал. А на вокзале встречать будут. Нужно, чтоб солидный человек рядом… «Солидный человек», - это про меня-то! Обещала бутылку, закуску и деньги на обратную дорогу. Я прикинул, что ж в приятной-то обстановке не прокатиться?! Я ведь в окно видал, как там, в этих «Сэ Вэ» богато: диванчики, скатерочка, цветочки на столе, экранчик на стеночке. А обратно и на электричке можно, зайцем. А денежки – в карман, - он похлопал себя по подолу замусоленного пиджака.
Удальцова видела все эти показания в новостях. Там же сообщалось о том, что проводнице теперь грозит увольнение. Она трижды нарушила должностную инструкцию. Первый раз, когда пустила мужчину в вагон и не проверила у него документы. Второй, когда приняла передачу от частного лица и пообещала довезти до Москвы.  Третий, когда эту передачу отдавала и потому отошла от двери вагона, где должна была улыбаться и каждому выходившему говорить: «Всего доброго! Будем рады снова видеть вас на нашем маршруте!» «Ученая» дамочка в этот момент и прошмыгнула.
- Мне показалось, что прошмыгнула одна, - оправдывалась вагоновожатая. - Я тут же заглянула в купе, но купе было пустым, пришлось вернуться на перрон. Уже практически все пассажиры вышли, когда примчалась запыхавшаяся девушка и, слету, запрыгивая на подножку, бросила: «За мной! Беда будет!»

Сама Лена в новости не попала, ей вообще не пришлось давать показания. Она сбежала. Но… по порядку…
«Итак, автоматической камеры хранения здесь нет, - она стояла посередине просторного холла и соображала. Какой еще номер может фигурировать на вокзале? Конечно, поезда!»
Взглянула на табло. А там – первой же строчкой: «013 Челябинск-Москва. Прибыл. 5-ый путь.» Если есть номер поезда, значит должен быть, как минимум, номер вагона. Тысяча восемьсот сорок поделить пополам. Девятьсот двадцать. Столько вагонов не бывает. Что-то она делает не так! Стала вспоминать фразу и контекст точнее. «Прежде подели на два…» Прежде? А потом? Сложить цифры в полученном числе? 9+2=11 Одиннадцатый вагон?
Боже, как сложно продираться сквозь толпу! Растопырив руки, осоловелые «челябинцы» волочили за собой чемоданы. Лена старалась их огибать, отпрыгивая то вправо, то влево, словно змейка из известной компьютерной игры (успела с ней «познакомиться» у Артура), перемещающаяся по бесконечному, движущемуся навстречу ей, лабиринту.
«А номер купе? Или это не важно?» Она не успела достичь одиннадцатого вагона, когда поняла: есть еще вариант и он ей более симпатичен. Ведь делить на двое не обязательно арифметически. Можно просто разбить четырехзначное число 1840 на два двухзначных: 18 и 40.
- Есть ли здесь 18 вагон?
- Нет, - развела руками проводница, мимо которой она пробегала.
«1+8=9»
- А девятый?
Глупый вопрос, если есть одиннадцатый, и девятый должен быть. Ответ она уже не слушала. Увидела цифру девять в окне и прыгнула на подножку.
- Девушка, вы куда?
- За мной! Беда будет!
В купе со спальным местом под номером четыре они влетели вместе с вагоновожатой. Пусто.
«Неужели все-таки одиннадцатый?»
Удальцова бестолково шарила глазами по стенам. А проводница бросилась к диванам (спасибо лекции по антитеррористической пропаганде). Вначале подняла крышку левого – ничего. Крышку правого – там лежал давишний мужичок. Он мирно спал, свернувшись калачиком. Рядом стояла круглая пластиковая коробочка нежно фиолетового цвета, похожая на закрывающуюся пепельницу. На крышке были прорисованы силуэты звериных лапок.
- Ничего не пойму? Эта тараторка оставила ему еду? Знаете что это такое?
- Нет, - мотнула головой Лена.
- Автоматическая кормушка. Я в такой кошке содержимое консервов оставляю, когда ухожу в рейс. Закрытое, оно меньше заветривается. На пару кормежек – консервы, на докорм – «сушка», ну, сухие гранулы, уже в открытой посуде.
Тут внутри кормушки что-то звякнуло, она открылась и по купе потек отвратный резкий запах, из глаз брызнули слезы.
- Мама, дорогая! – Ленка одной рукой зажала нос и рот, другой схватила тару с зловонным содержимым и выскочила вон. Кормушку бросила под колеса, а сама убежала.
О беспрецендентном случае передали в новостях по телевизору. Показывали проводницу в красном галстуке. Та комментировала происходящее, подробно описала и странную даму из Самары, и «неизвестную спасительницу». «Мужичка» к тому времени удалось пробудить, но говорил он еще очень не связно. Судя по-всему, гонорарную бутыль мужичок осушил, не дожидаясь прибытия на конечную станцию, плюс, вероятнее всего, в выпивку или закуску было подмешано снотворное. Анализ капель жидкости с выброшенной под колеса кормушки показал, что в ней хранилось ядовитое вещество, пары которого вызывают отек легких, что в замкнутом пространстве может привести к летальному исходу.

Она не была уверена, что правильно поступила, сбежав. Конечно, ее рассказ про Клуб любителей детективов, объявившегося там маньяка-маньячку, и тайные, хотя и прилюдно посланные, «знаки» в первую очередь навели бы подозрения на нее саму. Скорее всего, ее даже арестовали бы.
Но, с другой стороны, сражаться с некто, прикрывшимся Шапкой-невидимкой, в одиночку не осталось сил. К тому же, похоже, действовали сразу двое. Отвлекающую посылку ведь нужно было передавать и забирать. Значит, не только Машка… А кто? Ленка теперь вообще никому не доверяла. Даже Ежику-Мишке. Кстати, у него и мотив прорисовался: снова засадить Ленку в тюрьму, тем самым устранив партнера по, как оказалось, вполне процветающему бизнесу в «Трех товарищах».
«В следующий раз не успею, или «нарушу ход» и чужая смерть будет на моей совести».

Сегодня Удальцова, уподобившись рязанскому «мужичку», сама пила водку.
«Где эта чертова швабра? Та самая, которая вначале стояла в общем коридорчике, а потом, после убийства соседки, исчезла?»
Ленка ходила по квартире, заглядывала во все углы, под диван, за батарею, в нишу для канализационных труб…
«По идее, мне должны были бы ее подбросить… Почему не подбросили?»
Швабры не было и за столом, на котором стоял компьютер. Зато Лена переключила свое внимание на экран. Там народ восторженно приветствовал идею Ежика встретиться в обновленной «Юдоли». Она обновила картинку форума.
- О! Привет!
Стопарик с водкой, пошатнувшись, приложился к клоуну в котелке на аватаре «приХватизированной» Шляпы, они как бы чекнулись.
- Извини! За здоровье твое пить не стану. Потому как желаю тебе совсем обратного, чтоб ты провалился, изнемог и сгорел синем пламенем! Ик! – она поймала себя на том, что произнесла проклятья с интонацией покойницы Алевтины Павловны. - На встречу-то придешь? Ну-ка, что ты тут написал?
«Сыщик, клоун, вор и бард, - начала читать вслух.
- Затеяли игру в бильярд.
Затее угрожал провал,
Ведь Некто стибрил красный шар.
Вернуть пропажу взялся сыщик.
Вор, разумеется, молчал.
Бард на гитаре заиграл,
Терзал струну своей ручищей
И спел про бренную «Юдоль».
А клоун отхлебнул кальвадос
И снял с веревки красный нос:
«Что ж, вот вам, други, карамболь!»
Чтобы уловить смысл текста потребовалось продекламировать стишок пять раз. Потом она полезла в энциклопедию:
«Карамболь (от франц.carambole  красный бильярдный шар), в бильярде – соударение шаров, при котором происходит последовательное от одного удара столкновение битка с двумя или более шарами…»
Чтение про себя позволило вникнуть в смысл гораздо быстрее.
«Ну, конечно, бьет по одному, попадает по другому, а то и по третьему… Он или она, или они вместе не променяют кураж игры на тыловую защищенность, придут на эту встречу.
Получается, кто не спрятался – тот и виноват!»


Следующая глава.

ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ. Детектив. Глава 18.

Они знакомы друг с другом в реале, но инкогнито собрались на форуме в Интернете. Один из них - убийца. Кто? Это и предстоит определить виртуальным интеллектуалам...
Начало.

Предыдущая глава.
Все главы.


Х Х Х Х Х
Лена уже неделю жила у Артура. Скрывалась от милиции. Ее существование было весьма специфичным. Артуру подобное соседство нравилось. Он начал усиленно наряжаться, - в кои-то веки рядом с ним женщина. Ежеутренне смачивал свою непокорную челку и пытался уложить на косой пробор. Челка, разумеется, протестовала.
Ленке же можно было ходить хоть нагишом. Но ей все равно было неловко, и зрячей сиделки Варвары она стеснялась меньше.

[Читать дальше...]Хозяин квартиры выделил гостье целую комнату. Сам испытывал в связи с этим неудобства. Потому что, получается, добровольно заточил себя в спальне, где кроме кровати и шкафа ничего-то и не было.
А у нее, в гостиной, и книги, и компьютер, и телевизор. Артур, правда, заметил, что телевизор ей больше нужен. Зато компьютером она практически не пользовалась. (Свой ноутбук вообще убрала подальше, чтобы не было соблазна.)
В клубе Helen заявила о краткосрочном отдыхе с сопутствующим отсутствием Интернета, пообещала, что явится в назначенное время в кафе. Потерявшая соперника Шляпа также на время вышла из игры.
На форум, однако, она заходила, хотя и крайне редко, не авторизуясь, гостем. Девушка никак не могла привыкнуть, что на компьютере приятеля все, что она читает, синтезатор проговаривает вслух:
Мышк:
- К-м-зын-др-др?
Пилт:
- П-кы-прд-пр-пирв-нстл-сылфц-рэкм-и-кырт-мнь-нпст-и-чтл-щ.
Колокольня в уксусе, сапоги всмятку, да и только! Тарабарщина, чем-то напоминающая лепет зеленых человечков из фантастического фильма. Но Артур разбирал абсолютно все:
- Это просто очень быстро проговариваемый текст. Первая фраза – вопрос: «Как мы узнаем друг друга?» Его задала Машка. Вторая – ответ Пилота: «Пусть, кто придет первым, перевернет на столе салфетницу, рекламу или краткое меню на подставке, или что-либо еще.» Все как у вас, зрячих! Ведь читающий тоже не отображает в своей голове буквы по отдельности, он проглатывает слова, фразы, а иногда и вовсе страницы. Так и здесь. Только речь идет не о визуальной подаче информации, а о звуковой.
Юноша пытался объяснить что-то про Катерину и Николая. Ленка думала - про императоров, но, оказалось, про разные программы озвучки, именуемые отнюдь не в честь коронованных особ и даже не в честь разработчиков, а по именам дикторов. Была еще какая-то «говорящая мышь»… Все они на несведущий и зрячий глаз Удальцовой похожи. Артур же утверждал, что нисколечки, и  что Катерина ему нравится больше. Гостья этому предпочтению находила психоаналитическое объяснение:
- Разница полов – великая вещь. Мужчине женщина всегда будет более интересна.
- Может, и так. Я тоже считаю, что мир был вначале был поделен по гендерному типу, а уж потом на виды, подвиды, характеры и темпераменты. Как только сознание живых существ достигло рубежа корненожки, половой интерес стал основным мотивом бихевиоризма.
- Бихе… чего?
- Бихевиоризма – поведенческой психологии.
- Ясно!

Скорость произношения в компьютере регулировалась, но Лена предпочла ее не замедлять. Так легче забыться и не думать, что каждая просмотренная страничка, каждое прочитанное слово становятся достоянием присутствующих. Точнее, одного присутствующего. Она его стеснялась не потому, что имела что скрывать. Просто должно же быть у человека некое личное пространство. Абсолютное затворничество – пагубная штука, но жизнь на виду, словно бы за стеклянной витриной, не менее вредна для психики. Тюрьма, кстати, сочетает в себе обе эти крайности.
Книги девушке пригодились, но не все, потому что были на Брайле, некоторые, к счастью, в двойном варианте, также и с обычным шрифтом. Стояли на полках еще и диски с аудиозаписями произведений классики. Их Лена брала, если выходила из дома.
Она уже привыкла к тому, что маленький голубой дельфинчик на присоске в ванной смотрит ей в глаза во время купания и сообщает температуру воды всякий раз, когда та меняется хотя бы на градус. Перестала вздрагивать в ответ на бой часов, а били они в том числе и по ночам. Напротив, по числу «бомов» оказалось проще ориентироваться, особенно сейчас, глубокой осенью, когда темнеет рано, а рассветает поздно.
Только теперь она разглядела расставленные на полочках пустые рамочки с фотографиями. Небольшие, потому и неприметные. Вместо снимков в них были вставлена цветная бумага.
- Что это такое? – спросила она у Артура.
- Звуковые «фото».
- Здесь же нет картинок.
- А они мне и не нужны. Я их все равно не вижу. А то, что гости станут разглядывать черты дорогих мне людей, уж извини, даже некоторая зависть берет.
- Но ты сказал «фото».
- Звуковые! – он нажал на кнопочку.
«Есть такая совершенно абсурдная фраза «убить время». Что за чушь! Его можно потратить бездарно, впустую. Но «убить» – значит прекратить его земное существование. А время бессмертно! Твой конкретный отрезок в этой бескрайности, конечно, конечен, но и его нельзя проскочить досрочно. Время нельзя потратить впрок. Поэтому, что бы ты до сей поры не делал, как бы бездарно ни жил, у тебя всегда есть завтрашний день, а он – как белый лист: хочешь - напиши письмо любимому человеку, хочешь – нарисуй солнышко, хочешь – набросай бизнес-план…»
- Это отец, - пояснил Артур. – Единственная его запись. Он тоже умер. Сердце. Красный цвет… ну… бумажка вместо снимка… любовь и боль. А вот тот – голубой, там Артем, брат, издевается над моей девушкой… Не смущайся так! Да, у меня была девушка, близкая подруга. А что?! Разве я не парень хоть куда?!
- Куда? Девушку-то, говорю, куда подевал?
- Как-то не заладилось… Прошу не забывать – я все ж живой человек, мне тоже может что-то надоесть, что-то не понравиться…
- Почему голубой?
- Цвет в рамке?
- Ага!
- Потому что хорошее настроение тогда было и на душе легко…
Он включил запись:
«Слушай, у меня, как бизнесмена, коммерческое предложение! Зачем тебе на одежду, прическу, косметику и косметологов тратиться? Давай работать в паре. Я буду расписывать Артуру, как ты хорошеешь день ото дня, а ты мне за это небольшую плату. И тебе существенная экономия, и мне на бутерброд с семгой. Идет?»
- Смекалистый он у тебя, своего не упустит.
- Одно слово – «бизнесмен».
- Ну, хорошо, фотографии ты заменил голосами. А картина зачем на стене висит?
- Картина – совсем другое дело. Снимки насыщаются энергетикой за счет воспоминаний. А если ты не видишь – ты не вспоминаешь и ничего не чувствуешь. Картина заряжена эмоциями сама по себе. Я и в картинные галереи время от времени хожу… К тому же, эту, – он махнул чубом в сторону стены, - подарил мне опять-таки любимый братец. Кстати, не подлинник. Подлинник висит в Неаполе в национальной галерее. Репродукция оттуда же. Просто очень качественная репродукция, ручной работы, правда, уменьшенная в размерах. Оригинальный-то холст почти метр на полтора. Называется «Притча о слепых». Но есть и другое название: «Слепой ведёт незрячего». Питер Брейгель 1568-ой год.
Ленка присмотрелась внимательней. Люди, которых она до сих пор принимала за бурлаков, на самом деле действительно тащили друг друга, а не бичеву с баржей. Их шестеро. Первый оступился и падает в яму, второй – на него… Остальных, видимо, ждет та же участь.  Невзрачная одежда, куцые, обтягивающие череп чепцы. Пусты не только глаза, но и лица. Ни грамма жалости, даже некоторое отвращение.
- И какие чувства у тебя вызывает эта репродукция? – спросила девушка. Она недоумевала, зачем брат подарил столь унылую картину?
-  Понимаешь, - Артур пригладил ладонью волосы надо лбом. – Это библейский сюжет: «Если слепой ведёт слепого, то оба они упадут в яму». Здесь не чувства, здесь философский настрой, если хочешь, даже предостережение.

Всего несколько дней назад ей казалось, что она знает об Артуре все, - так много и часто они прежде общались. Но теперь поняла, что это ощущение ошибочно. Например, выяснилось, что юноша написал диссертацию по древнерусской литературе. И еще у него есть практичная и востребованная профессия, которой он владеет виртуозно, и мог бы зарабатывать неплохие деньги, «если бы не брат, «закарлушивший» меня окончательно, си речь, разбаловавший», - так объяснил свое тунеядство сам Артур.
Что за профессия? Массажист. Можете ли вы себе представить, как способен намять ваше тело человек, привыкший жить «на ощупь»?! Ленка удостоверилась лично. И оценила по достоинству. Правда, от регулярных сеансов отказалась из смущения. Сделала только один, пробный, на шейном загривке. А вот сиделка, как выяснилось, излишней конфузливостью не отличалась и была постоянной клиенткой своего подопечного.

Елене не разрешалось делать по дому ничего.
- У нас есть оплачиваемый персонал, - намекал приятель на присутствие временно отсутствующей Варвары. Потому что при  сиделке он вел себя корректно и, разумеется, прислугой ее не называл, ни  прямо, ни косвенно.
- А ты? Ты же сам готовишь?
- Я – другое дело. Я – хозяин, а ты – гостья.
Лена бурчала в ответ, что при таком отношении гостья скоро сбежит. Но Артур лишь улыбался:
- Никуда ты не сбежишь, ты заплутала, потерялась, застряла и в своей виртуальной паутине, и в реальности. Тебе нужен поводырь.
- Ты, что ли, поводырь?
- Я! А что? Библейская притча на новый лад: «Слепой ведет зрячего»… Или в тебе еще живы предрассудки, будто мы хуже ориентируемся в пространстве и времени?
Все это время Ленка сидела за столиком на кухне и наблюдала, как ее незрячий друг готовит спагетти. Воду в кастрюли или чайник он всегда наливал лишь до середины. Уровень проверял рукой. Мог и более гигиеничным способом, например, в арсенале чудо-приспособлений молодого мужчины имелся электронный индикатор, вешавшийся на край посуды и начинавший пищать при соприкосновении с жидкостью. Недостаток такого индикатора – короткая ручка-держатель, предполагающая наполнение почти до краев.  Для измерения также вполне подходила палочка, обмотанная ниткой, ее часть, погруженная в жидкость, становилась на ощупь мокрой и отличалась по температуре. Но обмотку приходилось часто менять.
Получалось – проще всего рукой (и Удальцова попросила друга не усложнять себе жизнь в ее присутствии). Парень приноровился отмерять нужное расстояние двумя пальцами. Большой кладет на кромку, указательный опускает вниз: если кончик коснулся поверхности – воды в самый раз, если погрузился – многовато (станет снимать – расплещет), остался сухим – требуется долить.
- Ты уже давно мой поводырь.
- Вот видишь! Впрочем, за смирение тебе полагается поощрительный приз. Я положу в кипящую воду спагетти, а ты подпихнешь их вниз, когда нижняя часть размягчится. Увы, этот трюк я так и не сумел освоить.
- Как же ты варишь спагетти один? Или без Вари никогда?
- Варю без Вари! Ха-ха! Красиво звучит. Пожалуй, эта фраза теперь станет девизом моих кулинарных экспериментов. В одиночку я их, спагетти, ломаю.
Лена смотрела на приятеля и удивлялась. Почему в его жизни все так четко, так слажено? Порядок в квартире, порядок в голове…
Вот он режет лук. Крупно. Бросает на сковородку.
- Может, я порублю мельче?
- Ни  к чему. Это же на соус. Все равно потом перемалывать в блендере.
Все его движения четкие, уверенные. Ничего не видит, а точно знает, что и как резать. Лена вот зрячая, а кто кого зарезал тогда, в «Юдоли», не углядела.
В жизни Артура нет ничего случайного. Может, и она, Лена, не случайна. Абсолютно точно не случайна! Зачем-то ведь он с ней связался.
- Зачем я тебе?
- То есть? – он открыл морозильную камеру холодильника, достал пакетик с грибами.
- Ты не допускаешь в свою жизнь случайных людей. Почему допустил меня?
- Ты не просто «случайная», ты – находка! Одна на тысячи, а то и миллионы. Зачем заставляешь меня повторяться? Я же уже отпускал тебе комплименты и по поводу твоей искренности, и по поводу уникальности, - к грибам и луку были добавлены помидоры. - Про спагетти не забудь!
- Ой! – девушка бросилась к плите, длинные макаронины, погружаясь в кипяток, на глазах превращались из крепких прутьев в податливые веревки. – Вот и опять. Ты оказался организованнее меня. Я увлеклась разговором и позабыла о твоем поручении.
- Это потому, что работа руками не требует от зрячего человека сосредоточенности. Точнее не всякая требует.
- Так просто?
- Да. Знаешь, это только для книги Гиннеса хорошо одновременно писать диктант и повторять вслух таблицу умножения.
- Разве там есть такой рекорд?
- Не знаю, но мог бы быть. Самая большая беда наших с тобой современников - постоянная спешка. Мы пытаемся обмануть время. Но время обмануть невозможно. Нет ничего на свете мудрее времени. И у человека, который сосредоточен на моменте под названием «сейчас», его будет гораздо больше, нежели у человека, пытающегося забежать вперед. Помнишь мультик? Девочка пошла в лес. Стала собирать ягоды. «Одну ягодку беру, на вторую смотрю, третью примечаю…» И заблудилась.
Содержимое сковородки перекочевало в глубокую миску, больше напоминающую собой вазу. Артур с первого раза угодил вилкой от блэндера в розетку. Кстати, еще одна особенность: все розетки в квартире были расположены не в укромных местах, как обычно, а на самом виду, чтобы и дотянуться легко, и шнур ни за что не зацепился.
- Да, но очень трудно сосредотачиваться на том, что делаешь автоматически.
- Вам, зрячим трудно. Для меня же всякий автоматизм, либо счет до определенной цифры, либо строго поэтапное выполнение… Тут не отвлечешься.
- Но нам-то как быть?
- Сосредотачивайтесь не на самом действии, а, так сказать, на «контексте». Вот варишь спагетти - рассмотри кастрюльку, какие у нее ручки, какой она формы, цвета? На кого или что похожа? Так и голову займешь и творческие способности будут развиваться.
Все-таки он был немного занудным, этот Артур.
- Или наушники в уши и книгу слушай, язык учи!
- Чем же книга лучше собственных мыслей, при условии, что ты – человек не глупый?
- Тем, что в мыслях ты сама себя переносишь в соответствующие места и ситуации, и не всегда для тебя приятные. Да, даже, если приятные - не всегда реалистичные. А потом – бац! Правдой по темечку.
Гостья почему-то вспомнила газету «Правда», представила, как ею, свернутой в трубочку невидимая рука судьбы бьет по мозгам, словно прибивает назойливую муху.
Юноша тем временем измельчил помидоры, лук и грибы в однородную массу, опустил в миску палец. Вытащил его, багряный, словно окровавленный, и облизнул.
- Я похож на вампира?
- Дай, тоже попробую!
Ленка дернулась к миске, задела рукой за край и перевернула. Одна «кровавая» лужа растеклась по столешнице, другая – по полу. Из первой во вторую шлепались густые алые капли.
- Извини! – сказал Артур. – Я забыл, как нервно ты реагируешь на любое упоминание о крови.
- Это ты извини! Весь твой труд насмарку!
- Что, в миске совсем ничего не осталось?
- Совсем чуть-чуть, на донышке. Ну, и ладно! Добавим туда кетчупа, и сделаем вид, что вкус грибов и лука все же остался.
- Угу! Только я уберу последствия, - она взяла возле раковины губку и вымыла стол, потом направилась к двери, но остановилась на пороге. - Хм, неделю у тебя живу и даже не знаю, где лежит тряпка для пола.
- Там же, где и швабра. Во встроенном шкафчике в ванной. Справа от стиральной машинки увидишь ручку, за которую нужно потянуть.
Если бы Лена умела зрительно подмечать детали, как подмечает их на слух Артур, она бы заметила этот шкафчик и раньше: ручка, две петли, по периметру двери зазор между кафельными плитами глубже и шире, чем в остальных местах…
Тряпка висела на теплой трубе. Она схватилась было за швабру, но задумалась, брать ее или не брать? Вдруг от рукоятки словно током шибануло. Это была та самая половая щетка, что стояла в их с Алевтиной Павловной общем коридорчике, и исчезла после убийства соседки. «Та самая или точно такая?» Уже в который раз за последние полчаса она пожалела об отсутствии у себя наблюдательности.
По возрасту идентична. Потертость на дощечке, в которую входит щетина, кажется, той же кляксовидной формы. С другой стороны, любое пятно можно назвать кляксой. Вот если бы оно было на что-то похоже. О! Бирка! На той швабре сохранилась часть бирки. И на этой есть: «Росбыттех…», потом гост, потом серийный номер, потом наклейка обрывалась.
- Никак не найдешь? – Артур решил, что она что-то не поняла, или перепутала, явился на помощь.
Лукавить не было смысла, - все равно поймет.
- Откуда у тебя эта швабра?
- М-м-м… А что? Какая-нибудь интересная? Тебе понравилась?
- Прежде ответь. Потом разъясню.
- Ну, - он оперся о косяк, потер лоб. – Не помню, чтобы мы ее меняли последние года три. По крайней  мере, я не в курсе. Вот, черт!
- Что?
- Я думал раньше, что, по крайней мере, в своем доме досконально знаю каждую вещь. Получается, ошибался. Понимаешь, я не пользуюсь шваброй. Ты же знаешь, у меня Варвара этим занимается. Кухню я у нее время от времени отбираю, но уборка – полностью ее.
«Правду говорит, или лукавит? Ну, убить Алевтину Павловну, подтащить тело к двери, а швабру принести к себе домой он никак не мог. Тогда, получается, Варвара? Или все же швабра не та?»
- А сиделку ты надолго отпустил?
- Ты же знаешь, я ей отпуск дал, пока мы здесь вдвоем. Она на экскурсии по золотому кольцу… Да что тебя так всполошило?
- Мне кажется, именно эта щетка стояла у нас возле двери на лестничную клетку, и именно она исчезла, когда соседку прирезали.
- Вот те раз! Ты уверена?
- Нет.
- Думаю, это тебе только кажется. Завтра встреча, ты волнуешься, думаешь о ней. А тут еще я с дурацкой шуткой про окровавленный палец. Вот и причудилось… Нет, мы, конечно, можем ей позвонить, Варваре. Но не думаю, что это что-то даст…
- Конечно, не даст, только спугнет, если она и есть маньячка.
- Ле-э-на-а!!! - он обхватил ее за плечи и потряс. – Варя не может быть Машей, да и убийцей, - я живу с ней в одной квартире уже больше десяти лет!!!
- Да, конечно…
- Но звонок нам действительно ничем не поможет, потому что по описанию понять, подменили нам швабру или нет, нельзя.
- Это, если они хотя бы похожи. А если разные?
- Звонить Варваре?
Ленка задумалась. Однако уже через несколько секунд приняла решение:
- Звони!
- Но разговаривать будешь ты, я ведь не смогу сравнить описание с действительностью, потому что не вижу.
- Ой, нет, Артурчик, что я ей скажу? А у тебя мотив – хочешь знать, как выглядит швабра, которой убирают в твоей квартире. Ты мне потом все-все изложишь. Я знаю, память у тебя хорошая.
Разговаривал Артур. Сиделка почти с абсолютной точностью описала интересовавший их предмет. Единственное, утверждала, что деревянные части вишневого цвета. В то время как Удальцовой они показались темно-коричневыми. Возможно, от старости потускнели? Почему они не покупают новую? Впрочем, Варвара опять-таки утверждает, что швабра вполне еще функциональная, а главное, удобная.
 «Ладно, в любом случае уже завтра все должно выясниться.»
 Елена очень рассчитывала на эту встречу. Материализация в пространстве ее виртуальных знакомых, друзей и недругов, должна была не только восполнить недостающие звенья в цепочке происходящих событий, но и вернуть на место ее собственную «крышу». Ленка снова начала сомневаться в личной адекватности. Ведь, если посмотреть со стороны, швабру в квартиру приятеля удобнее всего было притащить именно ей, Лене…


Следующая   глава.

ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ. Детектив. Глава 19.

Они знакомы друг с другом в реале, но инкогнито собрались на форуме в Интернете. Один из них - убийца. Кто? Это и предстоит определить виртуальным интеллектуалам...
Начало.

Предыдущая глава.
Все главы.


Х Х Х Х Х
Елена опять сидела в кафе одна. Видимо, это общая черта всех виртуалов – опаздывать на встречи. «Юдоль» теперь называлась «Пучиной» и была оформлена в морском стиле.  Вместо входа – громадных размеров разинутая акулья пасть.
- Не споткнитесь о зубы, - вежливо предупреждал швейцар и брал дам под локоток.
Внутри – пол с подсветкой, будто водная гладь. Стены и потолок – «пещерная порода» из (Ленка пощупала) гипсо-картона, сталактиты и сталагмиты. У каждого стола – своя ниша, типа, грот. Скатерти белые, стулья металлические кованые. На веревках подвешены всяческие гады и прочие водоплавающие. Качаются, а, кажется, что плывут.

[Читать дальше...]Кухня, разумеется, рыбная. Готовят блюда прямо тут же, открыто, при посетителях, на огромном стеклянном столе, основание которого – аквариум. Не все, конечно, показывают, живых карпов не режут. Так, суши сворачивают, да салатные тарелки формируют.
Меню разнообразное и недешевое. Ежик зря не разузнал о ценах. Ленку они не смутили, но не все же из тех, кто придет, получили наследство.

- Закажи себе коньяк, грамм сто! – пищал в ухо Артур.
- Нет-нет, меня развезет, я потеряю бдительность.
- Поверь, я тебя знаю лучше, твой язык начнет выщелкивать слова, словно пинг-понговые шарики, быстро и метко. Зато уйдет страх.
- Я уже ничего не боюсь… - Ленка смотрела на висевшее перед ней бурое бородавчатое существо – шар с мизерными глазками и веерными плавниками. «Желтопятнистый циклихт» - было написано на бирочке над ней.
Еще восемь лет назад ситуация, когда человек разговаривает как бы сам с собой, показалась бы странной. Сегодня все привыкли к телефонной гарнитуре в виде неприметного наушника, полностью скрывающегося под прической. Но у Ленки не было даже наушника. Связь с приятелем осуществлялась через малюсенький, с горошину, микрофончик, прикрепленный к отвороту блузки и еще более мелкий, напоминающий скорее родинку, нежели прибор, гаджет в ухе  (это чудо шпионской техники, как и все прочие диковинные штучки своего брата, раздобыл Артем). Так Артур, разумеется, оставшийся дома, мог слышать не только слова девушки, но и все, что происходит вокруг. Например, сейчас до него донеслось:
- Здравствуй, Хелен! – Михаил подошел сзади, но узнал подругу детства безошибочно.
- Привет! – она обернулась.
Он едко, влипчиво обвел ее глазами.
- Ты, вижу, не особо удивлена.
- Я знала, что ты – Ежик.
- Знала? – Михаил взял стул за кованую спинку, отодвинул и сел.
- Да. Видела тебя в одном Интернет-кафе.
Брови мужчины поползли вверх. Мохнатые дуги распрямились и сложились домиком.
 - Шпионила?! Удальцова!
- А то! – Ленка почувствовала, что разговаривает с бывшим школьным приятелем абсолютно вольно даже без коньяка. – Это что, я еще знаю, что у тебя есть девушка.
Брови Михаила все еще стояли домиком, а глаза под ними поползли к носу. Но произнести он ничего не успел. В дверях возникла (правильнее было бы сказать «в акулье нутро пролезла») расфуфыренная особа с сердечком алых губ и облаком сожженных химией волос. На руках она держала белую собачку с фонтанообразным хвостиком. Дама шаркнула по залу глазами. Оценивающе оглядела Елену с Михаилом, задержалась на перевернутой салфетнице и направилась в сторону бывших одноклассников.
У Михаила имелось всего несколько секунд, чтобы сообщить:
- Мне нужно с тобой поговорить наедине. Она явно к нам, - он кивнул в сторону приближающейся персоны. -  Мы выйдем, ладно? Под каким-нибудь предлогом…
В этот момент резвая псина тявкнула на  рыбу-пилу, мимо которой проплывала, несомая хозяйкой, спрыгнула с рук и рванула в сторону разделочного аквариума. Мешкотная владелица пустилась вдогонку.
- О чем ты хочешь со мной поговорить? Вот только не надо про то, что у тебя с этой девицей чисто дружеские отношения.
- А где ты нас «застукала»? – он всполошился не на шутку.
- Не волнуйся, у постели не дежурила… Так, возле метро, вечером, мельком… Даже разглядеть не успела.
Михаил облегченно вздохнул:
- Конечно, она моя близкая подруга. Но я хочу поговорить о тебе. Тебя вот-вот арестуют.
Расторопный официант, отходивший от стола с очередным заказом, топнул ногой по тянувшемуся за собачонкой поводку и остановил моську. Потом неспешно поставил поднос, поднял животину и вручил владелице.
- Тоже мне, - новость!
 Однако, возможно, Миша знал какие-то новые, неведомые ей подробности. Ленка изображала равнодушие, но ее распирало любопытство. 
- Здравствуйте! Я – Машка! – Дама с собачкой царственно застыла возле.
«Бог мой! Та самая Maska? С имиджем разбитной бойкой девчушки?»
Ленка и Артур (да и Картинкин) подозревали, что она может быть бывшей женой Ивана Парамонова... Как она станет жонглировать, если даже собственную собачку поймать не в состоянии?! Удальцова специально накануне снова связалась с Лизой, уточнила девичью фамилию мамы – Гиалина. Попросила прислать фотографию. К сожалению, нашлась очень давнишняя.
«Интересно, а если она успела располнеть? Уловить бы хоть какие черты… Жаль, Игорь не написал, изменилась ли она внешне. Это помогло бы.»
Михаил-Ежик был удивлен не меньше. Здесь Ленка могла торжествовать: кокетничал, флиртовал? Получи, мальчик, тетю и распишись в сохранной доставке всех ее многочисленных телес! Она не была старой. Скорее какой-то измятой и измаянной. И эту ее утомленность не могла оттенить, точнее, скрасить даже жизнерадостная судорожность лохматой воспитанницы.
- Похожа? – вопрошал Артур. – Ну, дай как-нибудь знать!
- Нет! Не может быть! Машка? – бросилась с объятьями Хелен. Нарочитое усилительное отрицание в речи требовало и чрезмерно проявляемых эмоций.
- Значит, не похожа… - правильно растолковал адресованное на самом деле ему аудио-послание Артур.
Лена не разбиралась в породах собак. Возможно потому, что мода на них пришла, когда ей ни до каких собак не было дела. А вот приятель идентифицировал моську мгновенно:
- Какой славный Шпиц! – ведь нужно было тоже что-то сказать.
- Маш, вы нас извините, но Михаил, кажется, забыл поставить машину на сигнализацию, а у меня что-то живот прихватило, - Удальцова выпалила фразу, будто перечисленные обстоятельства вытекали друг из друга. Они даже не представились.
Промозглый ветер на улице прояснял сознание.
- Лена, тебя ищут… - Мишка облокотился на один из постериальных зубов акульей пасти, он приходился ему как раз на уровне плеча.
- Ищут пожарные. Ищет милиция… - отшутилась Ленка.
- Именно. Милиция.
- За что? За старое убийство я, кажется, отсидела по полной, нового не совершала, - она делала вид, будто не в курсе происходящего.
- Они думают иначе. Ко мне приходили, после убийства твоей соседки и несколько дней назад.
- Ты-то тут при чем?
- Забыла? Именно я помог тебе снять квартиру.
- То есть, вначале они переговорили с хозяйкой, потом вышли на тебя… А хозяйка мне ничего не сказала.
- Про то, что с ней переговорят после того, как обнаружили труп на лестничной клетке, можно было бы и догадаться. Но тогда она сочла все вопросы формальными. А теперь… Ты же не живешь там уже как минимум несколько дней. И мобильный заблокирован.
- Точно!
- Единственный шанс тебя поймать – придти на эту встречу.
- То есть, на форум они заходили. И им ничего не показалось странным?
- Они мне не докладывают. Более того, они не знают, что я – Ежик.
- Теперь узнают.
- Не факт. Следователь, разговаривавший со мной и с тобой, сюда заявится вряд ли. Ведь ты его признала бы. Скорее всего, пришлет помощника, даст ему подробное описание твоей внешности, или фотографию. А про меня – промолчит.
- Почему ты не сказал мне об этом раньше?
- Опять-таки, чтобы меня не вычислили.
- Тебе есть чего бояться?
- Мы все боимся одного и того же – ситуаций, в которые до сих пор ни разу не попадали.
Надо признать, Михаил был абсолютно прав!
Поскольку Лена с Михаилом стояли возле самой двери, спрятавшись за акулью голову, они затихали всякий раз, когда кто-то проходил внутрь. Вдруг «свой»? Видеть их он, конечно, не видел, но слышать мог. Кроме того, все это время они не упускали из вида оставленный столик, наблюдали за ним через огромное, во всю стену, окно. Туда пришли уже двое, подсели к Машке. Один – в строгом сером костюме, при галстуке. Другой – в ярко-оранжевом джемпере из махера.
- Пора возвращаться!
- Угу!
- Сейчас, только один звонок. Извини, - он отвернулся.
- Девушке? - не без издевки спросила Ленка, приятель кивнул, не оборачиваясь. – Подумаешь! Я вообще могу пойти первой.
И она шагнула в пасть «Пучины», краем уха все же успев уловить слова: «Встретимся вечером. Нет-нет. Только вечером. Потом…»
«Хм! А раньше договориться о свидании? Вообще, по тону было похоже, будто Мишка менял планы. Но… не мог же он назначать рандеву, заранее зная, что окажется в «Пучине»? Или решился на встречу с форумчанами в последний момент? А!!! Он думал, что придет сюда, быстренько предупредит о грозящей опасности и помчится к крале. Тогда, почему передумал? Увидел меня и вспыхнуло былое чувство? Решил задержаться?»
Выводы, к которым очень быстро пришла Ленка, поспособствовали бравурности ее душевного состояния. К столику та подходила с самодовольной улыбочкой.
- Вот, вот эта дама, о которой я говорила, - верещала Машка. – Как ваше самочувствие?
- Э-э-э… Ах, живот? Спасибо! Свежий воздух оказал благотворное воздействие.
«Снова какую-то нелепицу несу… При чем здесь «свежий воздух»? Было бы логичнее сказать – поход «до ветра».
Тут подошел и Михаил. Разговор с «Пэппи» у него не затянулся.
- С машиной все впорядке? – Машка изображала живое участие.
- С какой машиной? – переспросил Михаил, и спохватился. – Да, в полном.
- Ох, машина – это мое второе я… - сердечногубая мадам села на своего любимого «конька», точнее, на тему об «авто». – Что самое главное в вождении? – дама отвела правую руку в сторону, развести обеими руками ей мешал шпиц. – В вождении важно слиться с машиной, принять за свои ее габариты, - и она выдвинула грудь вперед, ясно давая понять, что бампер – самая внушительная часть ее «движимости». - Новичок начинает чувствовать себя уверенно за рулем, когда корпус автомобиля становится как бы его второй кожей… - Отведенная рука была отведена еще дальше и угодила под нос мужичку в джемпере. Тот ее поймал и поцеловал:
- Кхм! Мария! Вы совершенно очаровательны, такая утонченная натура и справляетесь с тяжеленной железной махиной, но… мы ведь еще не представились… Если, конечно, милая леди, - он повернулся к Хелен, - меня не узнала.
Ленка равнодушно пожала плечами.
- Ах, да! – хлопнула себя по пышной прическе автомобилистка. – Знакомтесь! Это… Ну, догадайтесь!!! На молодом человеке ворсистый джемпер… Ну!!! Обычно он бывает колким, а сейчас – мягкий и пушистый… Кто он?
«А они неплохо смотрятся рядом: химическая шевелюра, алая помада и красный махер…»
- Не знаю! – Ленка и Михаил ответили почти одновременно.  Но девушка почувствовала некоторое напряжение, возможно, то была предупредительная интуиция, возможно, накал исходил от одного из присутствующих, или дело было в затянувшемся молчании. Паузу нарушил тот, о ком говорили:
- Я – Ежик! – сказал мужчина и наклонил растрепанную голову. Топорщащаяся короткая челка («И впрямь Ежик!») нависала над соединившимися в одну большую «галку» бровями. Девушке показалось, что одежда для этого субъекта – категория лишняя. Ему бы набедренную повязку, - было что-то в его облике первобытное…


Следующая глава.

ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ. Детектив. Глава 20.

Они знакомы друг с другом в реале, но инкогнито собрались на форуме в Интернете. Один из них - убийца. Кто? Это и предстоит определить виртуальным интеллектуалам...
Начало.

Предыдущая глава.
Все главы.

Х Х Х Х Х
Ее взгляд оторвался от вновь прибывшего, переполз на покачивающуюся в углу (видимо, сквозило) черную колючку. Колючка больше напоминала новогоднее украшение, нежели морского обитателя. В школе Ленка с Мишей делали такие, соединяя вместе свернутые из бумаги тонкие и длинные конусы.
«Ежик? При чем здесь Ежик?» И тут она поняла. Мужичок в красном джемпере утверждает, что писал сообщения под Мишкиным Ником. Она посмотрела на друга детства. Взгляд Михаила блеснул. Лена ждала с его стороны возмущения, но тот лишь сжал под столом ее ладошку и шепнул на ухо:
- Фатум! Перст судьбы! Не разоблачай! Подождем, что станет делать дальше этот псевдо-я.

[Читать дальше...]Михаил шептал в правое ухо, а в левом объявился Артур:
«Я правильно расслышал? У вас там сразу два Ежика?»
- Угу! – промычала Удальцова двум приятелям сразу. – Елена, - представилась и она. – А это, это…
- А я – Андро, - пришел на выручку Мишка. – Впрочем, мы все здесь уже вполне реальные люди, поэтому проще будет, если вы станете называть меня Михаилом.
- Почему Андро? – процедила, склонившись к плечу друга, Лена.
- А захотелось. Он не объявлялся, не сообщил, будет или нет, значит, скорее всего, не придет, - также едва слышно ответил приятель.
- А если придет?
- Пусть выкручивается, - мне же пришлось. Интересно будет посмотреть…
- Что это вы шепчетесь? Где больше двух… а нас уже больше… - пыталась оригинальничать Машка.
«Так, внимание, Леночка, игра начинается, - комментировал Артур. - Помни все, что мы с тобой проговорили накануне! Ну и, само собой, пристальное внимание на человека в махеровом. Маньяк так открыто выступать не стал бы. Скорее всего, это мент. И закажи коньяк! Тебе нужен допинг!»
Коньяк она брать не стала. У подошедшего с меню официанта заказали, легко сговорившись, «для разгона» графин водки  на всю компанию и минералку без газа, от жажды и для тех, кто был за рулем.
- А меня? – спросил притихший до сих пор и потому оставленный без внимания мужчина в костюме. Верхняя пуговица его пиджака отходила от петли сантиметров на двадцать, в то время как нижняя была застегнута, не смотря на то, что он сидел. Видимо, под одеждой скрывались накачанные плечи и торс. – Меня попробуйте угадать!
- Что ж? Намекните, или сочините на ходу загадку про свой ник, - Удальцова попыталась спровоцировать человека в пиджаке на демонстрацию интеллекта. У маньяка, судя по его сообщениям, IQ должен быть высоченный.
- М-м-м… Я – человек в форме.
- Пилот!
«Ничего сложного или оригинального». Пилота она считала вторым по значимости (после Машки) заочно подозреваемым. Теперь это подозрение растворилось в воздухе, словно след реактивного самолета. «Хотя… Часто бывает, на словах люди скованы, а на письме - развязны и оригинальны, именно такие чаще всего и виснут в сетях паутины. Итак, предполагаемые лидеры из кандидатов на роль маниакальной Шляпы утратили свой статус с первых же минут знакомства. Зато появился новенький – Ежик-2».
Официант принес воду, водку и высокий детский стульчик:
- Мадам, вы можете посадить сюда своего песика. У-тю, какая прелесть! – он протянул руку к мохнатой морде.
- Тяв, - ответила псина и попыталась схватить официанта за палец. Тот отдернул руку.
- Это сученька, - уточнила хозяйка медовым голоском. – Майечкой зовут. Спасибо за сиденьице, но лучше я подержу свою крошку на руках.
Наполнили стопарики. Машка и Мишка, приехавшие на машинах, чтобы не выделяться, налили в штофы минералки. Все оторвались от меню и ждали, кто первым возьмет на себя смелость произнести тост.
Взяла Лена:
- Я еще не успела представиться… Хелен. Прошу любить и жаловать, - и тут же словила ответный блеск в глазах. - Я знаю, всех вас интересует главный вопрос: действительно ли я сидела за решеткой? Обязательно на него отвечу. Но пока… позвольте поинтриговать вас еще чуть-чуть. И… я предлагаю первый тост именно за интригу. Она нас сплотила, привела сюда, ей мы обязаны своим виртуальным существованием и реальной встречей.
- За интригу! – все начали чокаться друг с другом. Из-под потолка за процессом молча наблюдали застывшие морские гады и рыбы.
- Э-э-э! Так не пойдет! – остановила процесс Ленка. – Там, откуда я, меня учили чокаться, глядя прямо в глаза друг другу.
- Вы из Германии? – спросила Maшкa, хотя все понимали, на какое место пребывания намекает Ленка. – Немцы считают, что, если не смотреть друг другу в глаза, когда чокаешься, то семь лет секса не будет.
- Чур-чур, нас от такой напасти! – подыграла Удальцова. А про себя подумала: «Сколько же у меня его, секса, не было?» В ухе раздались возгласы Артура:
- Молодчина! Умничка! Не успела «загрузиться», а соображаешь как мультипроцессор! Глаза в глаза – что может быть честнее и обличительнее?!
Все принялись бить стопариками о стопарик, не забывая при этом сверлить друг друга взглядом.
Машкин взгляд - абсолютно пустой, то есть нейтральный, видно, Ленка интересовала ее меньше всего. У мужчины в джемпере из махера – слегка ханжеский. Пилот смотрел прямо и с хитрецой. Михаил-Ежик лучился. Выпили.
- А еще говорят: «сообрази на троих – появится пища для размышлений», - все решили, что Лена просто умничает, но на самом деле она пыталась достойно ответить на неслышимую для остальных остроту Артура насчет «загрузиться». Так сказать, «разминалась перед боем».
- Ну, нас здесь аж пятеро, и то пока. Так что, будет о чем поговорить… - добавил Пилот.
- Да, молчать не будем, - это и ежу понятно, - мужчина в красном свитере, кажется, даже не понял, почему все рассмеялись над его репликой.
- Кстати, о пище. Не пора ли ее заказать? Меню просмотрели? – рулил процессом Пилот.
Люди оживились, словно бы всем дали установку на выход из гипнотического сна. Оживились и рыбы, их всколыхнули поднимающиеся вверх от суетящихся посетителей потоки.
- Рекомендую форель. Она здесь живая, так сказать с пылу, с жару… должно быть, неплохо, - Машка влезала со своими советами и замечаниями, куда надо и не надо. «Интересно, во время поглощения пищи она хотя бы сможет помолчать!» Персона номер один теперь уже окончательно перестала интересовать Лену. На маньяка с интеллектом она не тянула.
- Хочу мяса, мраморного, с кровью, - мужчина  в мохнатом джемпере хищнически потирал руки.
- Увы, здесь только рыбное меню, - напомнил стоявший на изготовке с блокнотом и карандашом в руках официант.
- Ну, тогда свежезарезанную форель.
Официант сделал пометку.
- Кхм! Привет! Я – Гога! – никто не заметил, как он подошел.
Появление Удальцова оказалось для Ленки полнейшим сюрпризом. Девушка полагала, что ее экс-муженек увлечен новой для него ролью отца, и за происходящим на форуме не следит. Алексей пожал руку Михаилу, при этом многозначительно повел плечами. Мол, не думал тебя здесь увидеть.
Остальные также сделали заказ. Плюс попросили принести огромную тарелку, на всех, фирменного блюда: коктейля из морепродуктов и грибов, - рекомендация официанта.
В ожидании холодных закусок и горячего снова «распалились»: выпили по рюмашке, потом еще по одной, вместе с проштрафившейся и подошедшей самой последней Мэги. У Мэги золотистые кругляшки-локоны. Обрамляют лицо, будто кто-то только что вытачивал черты стамеской, и завитки стружки не успели облететь. Вспоминается наивный Буратино.
Кажется, больше «гостей» ждать не приходилось.
«Дай  мне знать, кто теперь у тебя под подозрением? – не унимался Артур, – попроси что-нибудь передать.»
- Э-э-э… Ежик, будьте добры, салфетку.
Ну, конечно, а кто еще мог казаться здесь самым «нечестным», самым странным.
- И… салфетницу поставьте ровно, нас и так уже собралось больше, чем ожидалось.
«Эх! Проболталась! Ведь мог бы еще прийти Paromound… Ну-ка, вспомнит ли кто про него?»
Никто не вспомнил.
- Предлагаю выпить на брудершафт! Сколько можно «выкать», - мужичок в махере уже изрядно захмелел, быстрая реакция на алкоголь выдавала в нем человека пристрастного к сему занятию.
- Она не Катя, она – Лена…
Омонимичную шутку Михаила оценили немногие. Поэтому он пояснил:
- Господин Ежик сказал «Вы, Кать»… Но прелестную нашу соседку зовут Леной, значит, обращаться к ней нужно «Вы, Лен…»
Но и это разъяснение поняли не все. Машка, например, решила, что он намекает на то, чтобы называть всех настоящими, а не виртуальными именами.
- Поддерживаю! Давайте все представимся по новой. Так будет честнее. К тому же, например, называть Ежика Ежиком мне как-то неловко, - она подобострастно посмотрела на самозванца.
- Ага! А ксиву предъявить не надо?! - возмутился Ежик. - Нет уж, если и вводить уравниловку, то обратного толка, обращаться друг к другу по кликухам, ну, по прозвищам.
- Что за обязаловка?! Кому как удобнее, тот так и представился, и называть друг друга стоит тоже кому как удобнее, или проще запомнилось, - примирил всех Михаил.
 - Верно, не надо обязаловки! За свободу! – вытянул вперед руку с рюмкой Ежик, вытянул уже совсем не бодро и добавил, - … За свободу слова!
Его тост никто не поддержал. Становилось понятно, что благовидное сборище интеллектуалов может перерасти в банальную пьянку.
- Я не очень сильно расстрою Вас, Хелен…
- Тебя, - поправила девушка Пилота.
- Да. Верно, тебя… Мы же договорились общаться на «ты».
- Как это договорились? Как это договорились!!! На бруденштафт-то не пили! – но на реплики захмелевшего лже-Ежика никто внимания не обратил. Пилот продолжал, будто никакого замечания не прозвучало:
- Ты, Хелен, конечно, нам интересна. И твое прошлое тоже. Но больше всего собравшихся гложет вопрос: кто приватизировал Шляпу?
«Не хочет, чтобы исчезла интрига вокруг моей персоны? Или действительно искренне верит, что один из нас сознается, в захвате принадлежащего всем образа? Это он еще про преступления не знает! Ведь объявить себя Шляпой, значит, объявить себя убийцей!»
- Я приватизировала! – сказала Мэги. Просто и спокойно. И, поскольку никто ничего не высказал в ответ, ибо присутствующие сдерживали внутри подступающую к горлу и стремящуюся вырваться наружу ярость, продолжила:
- Более того, я могу ответить за Хелен, отбывала ли она срок. Отвечаю – отбывала. За то, что восемь лет назад в этом самом кафе убила клоуна Ивана Парамонова.
Все продолжали молчать. Даже Артур не осмелился вмешиваться, хотя его ужасно мучил вопрос, кто сделал столь скандальное заявление.
- Я – его жена, бывшая жена, мы состояли в разводе, - вопросов больше не было. Точнее, были, но уже не требующие ответов, даже не вопросы, - догадки.
- Мария Гиалина? Эм-Ги, Мэги? Да-да… это же очевидно! – проговорила Ленка. – Но тогда вам единственной здесь и на всем белом свете известно что Ивана, на самом деле, убила не я.
- Конечно. Его я убила!
На лице у Мэги не отобразилось ни одной эмоции. «Вот так «Буратино» с золотистыми локонами! Бородавчатый циклихт над ее головой и то менее спокоен.»
- Могу сделать официальное заявление. Собираетесь затевать пересмотр процесса? – это она спросила у Хелен, и, через паузу, - Не будете, полагаю. Вы не мстительны по натуре. Хотя на форуме и заявляли об обратном. Но то была просто бабская обида.
«Она буквально вторит словам Артура!»
- Есть смысл пересмотреть процесс, - встрял Пилот. – Я представляю следственные органы. Елена Васильевна, вы меня не узнали, я тот самый помощник, что ходил проверять окна в вашей квартире в день убийства соседки, - Славутин, Александр Прокофьевич. У вас там компьютер был включен, так я про сайт и узнал.
- Так вот кто у нас «оборотень в погонах»! – несколько натянуто пошутила Мэги.
- Я вижу, здесь все свои! Ха-ха-ха! – Машка все еще пребывала в беспечном расположении духа. – Однако, жаль, что вы не истребитель, - на последнее слово она сделал особое ударение, произнесла его подчеркнуто восторженно.
От волнения все снова перешли на «вы».
- Истребитель, милейшая, истребитель… Юридическое – мое второе образование, в органы пошел после расформирования полка…
- Вот как?! – Машка посмотрела на мужчину уже с гораздо большим уважением. А Пилот почтительно посмотрел на Helen:
- Елене Васильевне полагается не только моральная, но и материальная компенсация за незаслуженное содержание под стражей.
Это произошло так быстро, и прозвучало так просто, - ее реабилитация. По-сути, анти-приговор, точнее, его аннулирование.
«Поздравляю!» - сказал Артур.
- Хм! – заерзал на стуле Мишка-Ежик.
- Да у нее ж наследство! Зачем ей деньги?! Впрочем, вы правы, процесс стоит возобновить, и инициатором выступлю я. Что? Что вы на меня так смотрите? Думаете, если бывшего муженька прикокнула, то уже и совести нет?! Может, она, совесть, меня все эти годы грызла. А насчет мужа… Ну, скажите честно, кому из вас никогда не хотелось прихлопнуть свою вторую половинку? Тем более, бывшую, а-а-а? Вы, мадам, не в счет, - не дала она высказаться Машке, - Вас, думаю, во вторые половины никто никогда не брал. Не обижайтесь! Нет, ну, правда! Вот мы развелись. Он – король: «ошибку юности» оплачивал ежемесячно и регулярно. Я – нигде не работала, только на его алименты с ребенком и жили, начала пить… Налицо упадок личности. Ай-ай, как нехорошо! Можно подумать, мне, или кому бы то ни было, такая жизнь нравилась. Я бы тоже хотела: популярность, гастроли, гонорары, и, с барского плеча… на, деточка тебе на конфетки да булавочки, золотые, с брильянтовой головкой…
- Популярность и деньги никому не даются легко.
- Ой! Хто это сказал? Ментик наш, в ряды честных людей затесавшийся? А ты сам-то что-нибудь из этих двух категорий, либо популярность, либо деньги, видывал? На зуб пробовал? Не важно, получилось бы, или нет… Мне ж даже попробовать не дали. Беременность, декрет… А там: поставь дочь на ноги, потом о себе думай. Я и не думала о себе. Вспомнила, когда к карьере возвращаться уже поздно. А что я еще умею – ничего! Вот я – бяка, меня совесть гложет, - посмотрела на недоверчивые лица окружающих, - Гложет-гложет, куда деваться! Только и он, муженек, хоть и король, а голый! Любая рожавшая баба меня поймет: первые года два – это деньгами не измеришь. Это все равно, что Кремлевскую стену пытаться заменить высокотехнологичным забором. Неоценимо, невосполнимо. Он меня стесняться стал. Ведь можно было по-людски, друзьями… Подачки не лично, а в конверте с цирковым шофером переправляет. «С дочкой, говорит, хочу видеться!» Я ему: вначале злобу свою оставь. Не люби, не симпатизируй, просто – уважай! Уважение – оно основа всего, любых отношений. Даже начальника-изверга по-своему можно уважать. А то ты ко мне как к таракану – помоев не жалко, но прихлопнуть все равно стоит. Разве я могу к тебе дочь со спокойным сердцем отпускать?  На День рождения, сюда, в «Юдоль» не позвал… Всех позвал. Школьных товарищей и врагов, а меня – нет. Пришла, и, как Золушка, протаяв дырку в замерзшем окне подсматривала. А тут, как специально. Вышли на улицу, разбираться. Она вон, - махнула в сторону Удальцовой, - на Игоря бросилась, Иван ее оттолкнул, она упала. И нож из руки выскочил…
«М-да, теперь понятно, почему Игорь не сообщил правду следствию. Такую только шантажом и можно было заставить ребенка из своих «материнских тисков» выпустить,» - сделал вывод слышавший все Артур.


Следующая глава.

ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ. Детектив. Глава 21.

Они знакомы друг с другом в реале, но инкогнито собрались на форуме в Интернете. Один из них - убийца. Кто? Это и предстоит определить виртуальным интеллектуалам...
Начало.

Предыдущая глава.
Все главы.

Х Х Х Х Х
Принесли салат. Огромную вазу в форме ладьи из белого фарфора. В ней вперемешку: каракатицы, осьминожки, морские звезды (или что-то похожее на них, Ленка не была уверена, что звезды едят) и… медузы? Девушка присмотрелась повнимательней. Нет, это не медузы, это шляпки грибов. Ну-да, официант же говорил: «Коктейль из морепродуктов с грибами». Причем «Медуз» было немного. Основная часть грибов была нашинкована и соединена с соусом. Точнее, с соусами, потому что гора салата делилась на сектора будто пестрый зонтик, у каждого сегмента свой цвет.
- Что же вас теперь заставило сознаться? Не верю, чтобы исключительно совесть, - спросил Пилот и отправил какого-то гада на вилке в рот.

[Читать дальше...]Сектора коктейля оказались разными не только на цвет, но и на вкус. Один пряный, другой с кислинкой, третий – жгучая горчица… Большинство – перченые до горьковатого привкуса.
- Да и шантажировать теперь некому, - вмешалась Ленка. - Сами себя бы не выдали – никто б не выдал. Объявились бы у дочери и зажили счастливо.
На последнюю реплику Гиалина ничего не ответила, только слегка повела плечами. Продолжила же, глядя в глаза помощнику следователя:
- А у моей «совести» уже лет пять, как виртуальное воплощение появилось.
- То есть?
- Совесть, собака, ящик, ру, - адрес такой, почтовый. Еще хохмит по этому поводу, сволочь! Выполняй, говорит, мои указания в точности, а то сыграешь в ящик. Вот я и ждала случая, чтобы освободиться от «Совести». Замучила совсем. Уж лучше тюрьма. Хелен, вон, отсидела, и ничего, вышла постройневшая, умудренная, а бледность, приобретенная в застенках, ей даже к лицу.
- Указания?
- Да! Например, съездить в город Нарокопинск, заселится в оплаченный на мое имя номер и ждать…
«Это она про случай с Андро,» - подсказал Артур.
Ленке хотелось ему ответить, мол, вот она, дура! Надо было в гостинице списки жильцов проверить! Но по понятным причинам произнести вслух ничего не смогла. Гиалина же продолжала:
- Ела там, по улицам и набережной гуляла. «Командировочные» входили в статью расходов. Деньги пересылались на главный почтамт города. А однажды я вернулась в гостиницу и мне передали «посылку». Контейнер для перевозки животных с котом внутри и сумку с лохмотьями.
- С чем? – изумилась Машка, она прижала шавку к груди, будто тот самый кот из контейнера мог очутиться сейчас в ресторане и откусить ей голову…
- С лохмотьями: рваной, грязной, дурно пахнувшей одеждой – уточнила Мэги, внеочередно, в одиночку, отхлебнув водки. – В сопроводительной записке было сказано, что завтра утром владелец такого-то автомобиля с таким-то номером будет отъезжать от такого-то дома. И поедет в сторону Южного шоссе. Его путь неминуемо проляжет через такие-то перекрестки. При  этом через перекресток Х дважды, ибо он, скорее всего, заедет на свою привычную заправку. Если остановится, подойти к машине и попросить милостыню, во время разговора приоткрыть дверь и, когда водитель отвлечется, просунуть кота. До тех пор кота прятать в котомке, не кормить, в гостинице из переноски не выпускать. Все предусмотрел, гад, Совесть то есть. Предупредил, чтобы не действовала на заправочной станции, там охрана и камеры. И еще он мне бонус пообещал, если смогу достать из машины ноутбук, мол, выкупит его по цене нового.
- А если бы не получилось подойти на перекрестке ни в первый, ни во второй раз? – Пилот шумно втянул в рот особо длинноногого «спрутенка».
- И на этот случай была инструкция. Взять такси и следовать по такому-то маршруту. Но уже за счет собственного гонорара.
- Ничего себе, - помощник следователя не то цокнул языком от возмущения, не то попытался выковырять застрявший меж зубов салат.
- Но этот «минус» все равно оставил бы меня в «плюсе».
- Однако вам повезло, - вмешалась Хелен.
- Да, - подтвердила Мэги.
- Машина остановилась на красный свет, когда указанный господин возвращался с заправки. И ноутбук вы сперли.
- Да, - снова подтвердила Мэги. - Но не сразу. Хотела было уже пожертвовать деньгами на такси и пуститься вдогонку, начала на ходу лохмотья сбрасывать, вонючую нищенку-то кто к себе в салон посадит. А тут смотрю, водила мой вилять начал, на встречку вырулил и… лоб в лоб… Подбежала, да в суматохе, пока народ вокруг роился…
- Поня-я-ятно, - протянула Хелен, она задавала правильные вопросы и помощник следователя был рад, что может пока спокойно поесть. - Вы, конечно же, не думали, что невинное хулиганство, такое, как подбросить кота в машину, может обернуться угрозой для человеческой жизни.
- Конечно, - бесстрастно ответила Мэги.
- Друзья, я не понимаю, это «прикол», что ли такой? Новая игра в придумывание детективных историй? – Машка округлила алый ротик и выпучила глазки, шпиц вжал голову.
- Отнюдь, какие уж тут «приколы»? Ну, а когда ядовитый лед подбрасывали в напиток шурину, тоже ни о чем не догадывались? – снова спросила Лена.
Очередной гад из салата, пронзенный вилкой, завис над тарелкой помощника следователя. Тот перестал жевать и воззрился на Удальцову:
- Игоря? Он ведь ей шурином приходится.
- Игоря отравили? Когда? – удивилась и Мэги.
- Несколько недель назад. А вы не знали? Примерно в то время, когда украденная Шляпа выложила аналогичную «ледяную» историю на форуме.
- И историю я не выкладывала.
- То есть и истории не было! – возмутилась Хелен.
- Нет, история была. Ее «Совесть» выкладывала. Я обновленный пароль ей передала.
- Вот те раз! Так, может он, этот маньяк, эта «совесть» - чужак, и мы зря пытаемся его обнаружить среди присутствующих? – опечалился помощник следователя.
- Очень может быть, - согласилась с его опасениями Мария Гиалина.
- Нет, н-е-ет! Не может быть, - рассуждал вслух Славутин. – Если бы у него просто не было кода доступа, он бы именно его и запросил. А так… Следы заметал. Нужно было улик против Мэги наоставлять. Втянуть ее, так сказать, поглубже… Думаю, «Совесть» все же сидит сейчас за нашим столом.
Все начали озираться друг на друга.
- Надо выпить, - предложил лже-Еж.
Все выпили, без тоста.
Мэги затеребила вырез кофточки.
– Игорь не мог умереть несколько недель назад. Я буквально в прошлую среду с ним разговаривала, по телефону…
- А я вообще позавчера виделся, - добавил Пилот.
«Валя пришла. Боже, как не вовремя. Мне бы сейчас вас посушать… Не пойму, этот клоун, второй, он что, жив? Но… пойду разбираться со шваброй…»
Ленке пропустила слова Артура мимо ушей. Из соседнего грота внезапно вынырнула голова в рыжем парике, на носу – красный шарик на резинке, тот, который она видела в кабинете у Парамонова.
- Нет, я не умер, я живее всех живых! – проверещала голова дурашливым голосом и столь же дурашливо захныкала. – Нам ли растекаться слезною луже-е-ею?
«Швабра не наша…»
За столом стояла тишина. Ни Артуру, ни клоуну никто ничего не ответил.
«Эй, Лен, что у вас там, я отходил, ничего не слышал. Ты поняла? Швабра та самая, из коридора, из вашего с соседкой коридора… Ты на связи, поняла?»
- Да, - отрывисто произнесла Ленка.
«Я пошел дальше с Варварой разбираться. Извини, отключаюсь на время. Если будет нужна помощь, звони на мобильный, я его в карман положу. Просто позвони, не говори ни слова, я тогда тут же вернусь к прослушке…»
Вынырнувший из-за ширмы снял парик и нос, поклонился и представился:
- Ваш покорный слуга, клоун Бонмот, в жизни – Игорь Парамонов, на форуме - Paramount pictures. Прошу любить и жаловать.
Он протянул руку Удальцову:
- Извиняюсь за то, ну… тогда. Я вел себя недостойно с вашей женой, - обернулся к Хелен. - Перед вами, мадам, я уже извинился, в письменном виде.

Елена ничего не понимала. То есть, она поняла все о происходящем вокруг, но совершенно не могла разобраться с тем, что творилось у нее внутри. Там смешались три чувства. Сумей она успокоиться и взглянуть отстраненно, без труда бы поняла, что за эмоции ею овладели.
Во-первых, она была совершенно обескуражена. Убийцы притворяются праведниками, живые - мертвыми. Никому и ничему нельзя верить.
Во-вторых, она была испугана. Тем, что маньяк или его преспешник оказался вхожим в дом, который она считала своим последним надежным убежищем. Возможно, он даже вхож в него часто. Может, это Варвара? А если Артур? Или она сама? Еще пять минут назад ей казалось, что она полностью реабилитирована, что никакой потери памяти не было, и голова у нее – хоть кирпичи лбом разбивай, в переносном, конечно, смысле. Собственно, она и «разбивала», щелкая как орехи крепчайшие интеллектуальные задачки, ценой ошибки в которых могла стать в том числе и человеческая жизнь. Но теперь снова  шевельнулось подозрение насчет «игр разума», раздвоения личности и селективной амнезии.
В-третьих, он ей понравился. Это чувство она пыталась оглушить спускаемыми из мозга весомыми доводами: он знал настоящего убийцу, но позволил упрятать ее за решетку; совершенно не по-джентльменски оставил девушку одну на свидании, на которое сам же ее и пригласил; он инсценировал свою любовь, а потом и смерть!!!  В конце концов, он подслушивал здесь, в «Пучине» их разговор… И, несмотря на весь «букет» абсолютно неэтичных и неприличных действий, она не могла заставить себя думать о нем не то что с неприязнью, но хотя бы отстраненно. Ее испуг и обескураженность только усилились. На смену конструктивному вопросу «Кто же маньяк?» пришли три новых, вертопрашных: «Достаточно ли я хороша собой, чтобы он пожалел о собственных проступках? Достаточно ли серьезны проступки, чтобы я не смогла их простить? И… не слишком ли я поспешу, если прощу его прямо сейчас?»

Как же, скажите на милость, можно было им не заинтересоваться!? С одной стороны, своим появлением он внес окончательную неразбериху в ситуацию, с другой, как только появился, тут же взял развитие событий в свои руки. По-мужски последовательно и основательно стал перебирать факт за фактом, ник за ником, довод за доводом. Начал с себя. Дурашливый тон оставил вместе с париком и носом.
- Да, я инсценировал убийство. А что мне оставалось делать?
На минуту замолк, подошел официант, и он попросил перенести блюда с его бывшего столика на новое место и принести еще одну стопку. Потом продолжил:
- Я не знал, кто желает со мной расквитаться. По логике получалось, что моей смерти могут жаждать два человека: Маша, - он кивнул в сторону Мэги. – Ведь, как правильно было подмечено, в этом случае ее дочь становится богатой наследницей, и она спокойно сможет поселиться в нашей квартире. И Хелен, она ведь сразу заявила, когда появилась на форуме, что полна жажды мести. Доверять нельзя было никому. И, чтобы остаться в живых, я решил опередить маньяка.
- А как вы вообще поняли, что вам что-то угрожает? – спросил Пилот.
- Это уже становится смешным, но… та же «Совесть» подсказала. Мне также стали приходить от нее письма. Вначале - стишок, опубликованный на форуме. Про игру в жмурки. Я его получил чуть позже, чем он был выложен в сети. Из чего заключил, что выложен он был для меня персонально.
- Нет, вмешалась Хелен. – Выкладывала я. Я же переправила его бывшему мужу. На самом деле это сообщение адресовалось ему.
Картинкин кивнул:
- Ну, поскольку я не ваш муж вообще, тем более, не бывший, - он улыбнулся. - Значит, мне отправил четверостишие кто-то еще. Я понял это очень быстро. У вас, милая Хелен, есть одна маленькая особенность. Вы – единственная пользуетесь клавишей «Ё». Все остальные пишут «Е», как и в печатных изданиях, без двух точек вверху. И первое задание, там, где рассказывается про историю убийства в театре – тоже ваших рук дело.
- Да, - подтвердила Удальцова.
- Но, простите, это же практически описание убийства вашей соседки, - напомнил Пилот.
- В том-то и дело. Но соседку я не убивала. Может, Мэги?
- Нет, не я.
- Хи, джентльмены и леди, вы что, пытаетесь в игру «верю - не верю» играть, - расхохотался Михаил. – Будете тыкать пальцем и озвучивать версии, а маньяк, человек, безусловно, высокой степени честности, обязан будет сознаться, как только укажут на него? Так проще опросить всех по кругу. Или нет? Вы тоже вовлечены в «жмурки»? Не желаете простых разоблачений, вам «игры разума» подавай?!
- Не волнуйтесь, милейший. Кто-то сегодня обязательно будет арестован. Возможно не один, - осек его Пилот. - Из кафе никто не выйдет, пока я не разрешу. Мои коллеги дежурят на улице. Если хотите, я назову номера машин. Подойдите к окну и проверьте, - последнюю фразу он адресовал конкретно школьному приятелю Елены. Тот поднял вверх руки, мол, сдаюсь, и больше не спорю. – Так что спешить нам с вами теперь уже некуда. Продолжайте, господин Парамонов. Вы рассказывали, что решили опередить маньяка и инсценировать собственное убийство.
- Да. Однажды я получил письмо с прямой угрозой: «Слепой ничего не видит, глухой ничего не слышит, немой ничего не скажет… Но, если кто высматривает и выспрашивает, означает ли это, что он хочет еще и рассказать?» Тогда спало подозрение и с Мэги. Во-первых, мне намекнули, что дело в каком-то моем интересе, который я проявляю. Во-вторых, моя бывшая невестка в «железках» была чайником, а утром я обнаружил вскрытым свой автомобиль, и не просто вскрытым, кто-то копался под капотом. Бог его знает, не успел он тогда что-то предпринять или просто меня запугивал. Возможно, это было и просто совпадение. Но я решил не рисковать, и не ждать, что случится дальше. Осень – грибная пора, проще всего было объявить об отравлении. Договорился с редакцией газеты «На арене», точнее с редактором ее электронной версии, чтобы вставил несколько строк некролога. Сказал, что хочу кое-кого разыграть. В тираж, конечно, такую «шутку» выпускать было нельзя, все друзья-коллеги бы всполошились, а сайт наши сослуживцы просматривают редко, не компьютерные люди, да и зачем, им издание бесплатно доставляют. Через месяц «некролог» убрали из виртуального номера. То же самое в «Вестнике здоровья». Благо там к сезону и реальная статья про поганки публиковалась, абзац приплюсовали - никто не заметил. Кроме тех, кто мог искать целенаправленно.
- Я искала и нашла, и маньяк, похоже, тоже, - подытожила Хелен. - Быстренько сориентировался. Зачем-то создал копию профиля «Paramount pictures», и выложил сочиненную историю про яд и лед.
- Красивая история. Мне самому понравилась, - Картинкин посмотрел девушке прямо в глаза. – Собственно, про себя у меня все. Маш, извини…
Машка встрепенулась, попыталась заправить пышные волосы за ухо, - не получилось, тогда почесала лобик у шпица:
- Что вы, что вы, - взглянула с обожанием. Видно было, что ее интерес к напившемуся Ежику несколько угас, и она подыскивала себе новый объект для амуровых стрел, острых взглядов и прочих колкостей.
- Хм, да! Извините, Мария. Я обращался к своей родственнице. Чтобы в дальнейшем не было путаницы, предлагаю Мэги называть согласно ее виртуальному прозвищу.
- Не будет никакой путаницы, в жизни меня Нинель зовут, - заявила Машка.
- Как так?
- Когда я выбирала себе ник, имела ввиду не имя, а слово «маска»… Ну, знаете, - и она фальшиво затянула. - «Живу без ла-аски, бо-оль свою зата-а-ая, всегда быть в ма-а-аске – су-у-удьбя ма-а-ая.» В конце концов, наша виртуальная жизнь – сплошной маскарад: иные имена, ненастоящие фотографии, отфильтрованные слова… А потом кто-то, уж не помню кто, обратился ко мне на русский манер, - «Машка». Так и пошло.
- Вот те раз! Тогда путаницы нет, вы – Нинель! Маш, слово за тобой. Извини, что перебил своим появлением. Ты рассказала, что переодевалась нищенкой, подбрасывала кота в машину и крала ноутбук. Эта история была выложена и на форуме, она имеет какое-либо отношение к членам Клуба любителей детективов?
- Не знаю, - ответила Гиалина.
- Имеет, - уверила Хелен. – Незадачливый водитель один из форумчан, - она посмотрела на Ежика-Михаила, тот - на нее. – Но сейчас его с нами нет. Если вы не против, о нем чуть позже.
- Не против, - согласился Игорь Парамонов. – Давайте будем последовательны.
- Ух! Ладно, давайте, - Пилот, наконец, расправился с возложенной на тарелку горой салата. – Признаться, я о случае в Нарокопинске слышу впервые.
- Я против! – по-школярски вскинул руку лже-Ежик. – Предлагаю нарушить порядок допросов, то есть опросов, то есть рассказов, внеочередным тостом.


Следующая глава.

Конкурсу "Собираем байки!" один год... ГРЯДЕТ ПРАЗДНИЧНАЯ НЕДЕЛЯ !!!

(выхожу напевая)
"Бу-ухга-а-алте-ер, ми-и-илый мо-ой бу-у-ухга-алтер!"
Нет, это я пока не о праздничных гуляньях, а о нынешнем победителе.
Ибо наибольшее число голосов набрала irishagrig

и ее...

История из бухгалтерии.
Сегодня суббота.
А вчера, в пятницу, зашла к нам в бухгалтерию бывшая работница Елизавета Петровна с гостинцами со своей дачи. Принесла огромный пакет вкусно пахнувших яблок.

«Супер урожай! Куда девать не знаю! Разбирайте, девчонки…».
Collapse )

ПОЗДРАВЛЯЕМ !!!
И шлем приз - 500 ЖЖЖ!


Далее места распределились следующим образом:
на втором месте m_g_z с рецептом трезвости за 10 рублей;
на третьем - meggirita с байкой про убийственную любовь.
УРРРА!!! Чествуем победитей !!!
Все финальные истории можно прочесть здесь.



Наш конкурс еженедельный, поэтому ничто не может нарушить его регулярность, даже празднование годовщины, о котором чуть ниже...

Свои истории вы можете выкладывать в комментариях к этому посту
вплоть до 21.00 по мск. следующей среды, 4 декабря 2013-го года.
Приз победителю - 500 ЖЖЖ!
[Подробности...]
Принимаются только авторские байки !

Для финала будут отобраны 5 (плюс-минус 3).
Пост с итоговым голосованием я выложу в среду вечером.
По-прежнему удаляются записи с нецензурщиной,
рекомендуемый объем - не больше 1,5-2-х страниц печатного текста.
Напомню, что байка - это поучительный или юмористический рассказ,
основанный на реальных событиях или вымышленный,
стиль изложения также оценивается.

А теперь о ГЛАВНОМ...

Друзья!!! Конкурсу "Собираем байки!" исполняется один год!!!
С понедельника по пятницу ровно в полночь я буду публиковать избранные истории. Не обязательно победные, - те, что попали в ТОП, тронули душу, получили больше всего комментариев, заставили хохотать до слез...
Вспомним былое, проголосуем... И к субботе наберем финалистов, включая победителя предстоящей недели.
ТАКИМ ОБРАЗОМ, В ВОСКРЕСЕНЬЕ ОПРЕДЕЛИТСЯ ЛУЧШАЯ БАЙКА - 2013 !!!
Ее автору достанется 1000 ЖЖЖ-тончиков !



Для тех, кто не прозаичен...
Продолжается наш ЦЕЛИТЕЛЬНО-МАГИЧЕСКИЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ МАРАФОН !!! Приз 333 ЖЖЖ !

И еще один марафон... Просто чтиво... "ДЕТЕКТИВ "НОН-СТОП".

Они знакомы друг с другом в реале, но инкогнито собрались на форуме в Интернете. Один из них - убийца. Кто? Это и предстоит определить виртуальным интеллектуалам...   Финал завтра в полдень.

ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ. Детектив. Глава 22.

Они знакомы друг с другом в реале, но инкогнито собрались на форуме в Интернете. Один из них - убийца. Кто? Это и предстоит определить виртуальным интеллектуалам...
Начало.

Предыдущая глава.
Все главы.

х х х х х
- За ясность в нашем мутном деле, - произнес Paramount pictures и поднял стопарик с прозрачной жидкостью. Вот ловкач-циркач, никто и не заметил, когда он его наполнил. Только Хелен, будучи лицом пристрастным, уследила, что то была не водка, а минералка.
Снова начали чокаться, глядя в глаза друг другу. Теперь уже нарочито, не отводя. Словно бы отвод глаз мог стать существенной уликой, причиной отнести человека в разряд подозреваемых.

[Читать дальше...]Ленка ждала, когда ее рюмка соприкоснется с рюмкой Игоря. Игорь манерно вдохнул воздух и замер, снедая визави взором. Удальцову замутило. «Верный своему образу – Картинкин, - иначе и не назовешь!» И вдруг она вспомнила. Этот же взгляд, только без вздохов и пожирательства она уже однажды ощущала на себе, когда парень в клетчатой рубашке в троллейбусе передавал ей свой проездной билет. Это был именно он, Игорь Парамонов. Значит, он тогда следил за ней. Был рядом и наблюдал, как она сидит в кафе, как мнет в руках салфетки, потом сел за ней в троллейбус, и позвонил, как только вышел… Неужели он так ее боялся?
Выпили мало. Даже не выпили, отхлебнули, видно было, что люди боятся опьянеть и потерять бдительность. Только лже-Ежик снова осушил емкость до дна.
Ладья с коктейлем из морских гадов и грибов была практически пуста. А вторые блюда все еще не несли.
- Сом, запеченный на углях в пшеничной лепешке с кукурузой еще не готов, - пояснил официант. Или подать пока, что есть, а сома позже?
Все согласились подождать.
- Мне предлагалось прокатиться до Самары, сесть в поезд «Челябинск-Москва» с двумя билетами на руках. На одной из станций на обратной дороге «соблазнить» какого-нибудь бомжика, ну, увлечь его с собой в купе. Понятно, такой контингент на телеса женские не клюнет, его белоголовочкой окучивать надо. А когда напьется, велено было погрузить в ящик для багажа, что под сиденьем, и оставить рядом с ним автокормушку… Все просто. Единственная сложность – проскользнуть по прибытии незаметно мимо вагоновожатой. Но и здесь повезло, проводница отлучилась в свое купе, за посылкой, что ли кто-то явился. Я улучила момент и…
- Ну, Машенька, - встрял Картинкин. – Положим, что в посылке-кормушке лежат не кусок хлеба и не консервы, ты догадывалась. Просто тебе удобно было не совать нос в лишние подробности.
- Твоя правда, что греха таить. Я потом из новостей узнала, что там было отравляющее вещество, и что о грозящей беде проводницу предупредила какая-то девушка. По словесному портрету я поняла, что то были вы, Хелен.
- Да, я. Место и время происшествия были зашифрованы в загадке про «Золото орды».
- Да? Я не поняла…
- А вам и не надо было, Надо было, чтобы поняла я, - Ленка повела плечами.
- Что еще за душой держите? – спросил помощник следователя.
- Все, друзья, лично мне более каяться не в чем, - Мария приложила руку к груди.
- Скажите, а эти послания, от Совести, они у вас сохранены?
- Да, в компьютере.
- Тогда, думаю, Мария…
- Геннадьевна.
- Мария Геннадьевна… Вам понятно, что мы должны осмотреть компьютер в интересах следствия.
Гиалина кивнула.
- И в интерсах не только следствия, но и нас всех, сделать это незамедлительно. Можно вас попросить проехать с сотрудником следственной группы к вам домой?
- В этом нет необходимости. Я снимаю комнату. Хозяйка квартиры дома. Я позвоню и попрошу ее впустить вашего человека. Думаю, вам понятно, что мне было бы интересно поприсутствовать на нашем сбор… - Мария запнулась, -на нашей встрече и дальше.
Понимание подтвердили не только Пилот, но и остальные участники дознавательного застолья.
Мэги тут же достала мобильник и отдала соответствующее распоряжение.
- Что ж, давайте подведем промежуточные итоги, - Картинкин подозвал официанта, - будьте добры, лист бумаги и карандаш. – Так, кажется, в детективах следователи работают. Все на белом листе в схемах выводят, и потом над ними «колдуют». Так, господин следователь?
- В детективах – так, в жизни – по-разному, - отозвался Пилот.
- Мы будем как в детективах, все ж членство в Клубе нужно оправдывать.
На принесенном листочке он нарисовал десять кружков и пять квадратиков. В кружочки вписал имена присутствующих: Хелен, Машка, Ежик, Андро, Пилот, Гога, Мэги, Paramount pictures. В квадратики - четыре совершенных преступления и одно, возможно, планировавшееся, а именно: убийство своего брата, убийство соседки Алевтины Павловны, покушение в Нарокопинске, покушение в поезде «Самара-Москва», угрозы в адрес Игоря Парамонова.
- Надо  добавить также овал «отстутствующие» - подкинула идею Удальцова, переглянувшись с Михаилом.
- Так, вроде бы из завсегдатаев все прибыли…
- Не важно. Маньяк мог быть не завсегдатаем, а то и вовсе заходил на форум как гость…
- Уточнение принимается, - согласился Картинкин и сделал соответствующую пометку. – Теперь блиц. Каждый «исповедуется» перед остальными, как это уже сделали я и Мэги, - он посмотрел на Михаила. – Нет, уважаемый, я не рассчитываю на чистосердечное раскаяние и признание, - мы это уже обсуждали, - окинул взглядом остальных. - Конечно, вы имеете право не свидетельствовать против себя или близких вам людей. Хи, закон никто не отменял. Тем более, что мы почти все здесь оказались или родственниками, или знакомыми. Но, учтите, если начнут всплывать «неточности», или утайки, это невольно навлечет подозрения. Да! Предлагаю под мероприятие попросить официанта принести хотя бы то, что готово. Вкушаем, рассказываем и задаем вопросы, кому что в голову придет, по возможности на них отвечаем, или хотя бы строим предположения.
Пока несли второе, снова вышел на связь Артур:
«Лен, не думаю, чтобы Варвара была замешана. Она говорит, что пару дней назад приходил сантехник, как раз, когда мы с тобой гуляли в парке. Этажом выше был засор в трубах, он его пробивал. Я позвонил соседям, те отрицают вызов коммунальщика. Так что, скорее всего он. Хотя, не скрою, попахивает дешевым детективом, а маньяк твой, он все-таки проявил себя человеком рисковым и с выдумкой. Так что, не знаю, не пришел к однозначному убеждению.»

Официант выставил на стол шашлык из осетрины с овощами для псевдо-Ежика, скрученного в спираль угря для Мэги. Машке-Нинель принесли карпа, словно политого бронзовой краской, - обжаренного с лучком до золотистой корочки. Гоге с Пилотом – на пАру - семгу на парУ. Хелен заказала горшочек со щукой, плавающей среди долек картофеля в сметанном соусе. Подоспел и сом, обернутый пшеничной лепешкой с гарниром из кукурузы, это был заказ Михаила. Апатичные рыбьи головы с отсутствующим взглядом, потрашеные, а то и расчлененные куски, которым в некоторых случаях постарались придать вид первоначальной целой формы… Все это щедро осыпано укропной зеленью, мини-подобием скорбной хвои.
Только Картинкину достался абсолютно целый и огромный омар с выпученными глазами, словно бы тот слышал, о чем здесь говорили. Омара окружали подбористые оливки и солнечные лимонные дольки.
- Разумно ль смерти мне страшиться? Только раз
  Я ей взгляну в лицо, когда придет мой час.
  И стоит ли жалеть, что я - кровавой слизи,
  Костей и жил мешок - исчезну вдруг из глаз? – продекламировал Михаил, продемонстрировав свое высшее филологическое, при этом он явно иронизировал по поводу инсценировки собственной смерти бравурным клоуном. – Это тоже Омар… Хайям. Рубаи, - такая форма стиха.
Картинкин клацнул щипцами:
- Что ж… рубанем по омарам.
У величавого рака были непропорционально огромные клешни. У Картинкина руки тоже на клешни похожи, огромные, плоские, большой палец оттопырен.
Машка-Нинель ковыряла вилкой и ножом несчастного карпика, пытаясь с тащить с него позолоту обжаренной кожицы.
Ежик, без труда управлявшийся с ломтиками шашлыка подметил:
- Фи, мичман, рыбу ножом? – и когда та в недоумении подняла голову, пояснил. – Анекдот такой есть… Дело в том, что по последним правилам этикета, рыбу принято есть руками. Так вот, анекдот… На тонущего мичмана напала акула. Тот вытащил кортик и стал защищаться. А акула ему с презрением: «Фи, мичман, рыбу и ножом?!»
Машка-Нинель смутилась, ежик был горд собой. Ленке показалось, что этикет к сегодняшней встрече он изучал специально. Потому и шашлык заказал, ведь что ни говори, а есть рыбу руками не эстетично, и мало кто следует нововведениям в правила хорошего тона.
- Друзья! Не отвлекаемся! – Игорь Парамонов постучал щипцами по штофику с водкой.
Псевдо-Ежик воспринял жест как призыв выпить, встал с рюмкой в руке:
- За этикет! Потому что, если бы не он, то у-у-ух!
- Ну, хорошо, выпьем, - Игорь взметнул руку в сторону Ежика и махнул рюмашку, не чокаясь и ни на кого не глядя. – Хотя я не об этом. Я, уважаемый, о блиц-исповеди.
Мишка озлобился, напрягся.
- Хорошо, начинаю первым, - он потянулся и оторвал кусочек лепешки, бросил в рот и начал жевать. Все ждали. – Я – давний приятель Хелен, знаю ее еще со школьной скамьи, мы дружили… дружим, - он перемешал вилкой кукурузу, будто та жарилась на огне. - На форуме давно. Пришел сюда, разумеется, потому, что речь шла о моей подруге. А задержался, потому что нашел новых интересных и умных собеседников. Собственно, это все, - свернул рассказ Михаил.
Мишка ерзал на стуле, будто кто-то по школьной привычке подложил ему кнопку. Ленке стало немного жаль своего преданного поклонника, она решила его поддержать:
- Михаил все эти годы общался со мной, навещал в застенках. А здесь, на воле, заботился о моей бабушке. Спасибо тебе, Миш! - и она одарила его несколько затянутым взглядом. Мишка тут же разнежился. - Еще, если говорить о форуме и форумчанах, я знакома с Гогой. Это мой бывший муж.
Однако мужа одаривать долгим взглядом она не стала, а посмотрела почему-то на пупырчатого циклихта.
Хелен отметила про себя, что Ежик-Михаил не выдал подозрительного алкаша-самозванца. Она тоже выдавать не стала. Прежде, чем разоблачать, ей хотелось разгадать мотивы столь странного поступка мужчины в мохнатом свитере.
«Кто он на самом деле? Почему решил назваться именно Ежиком? Неужели не боится, что придет настоящий владелец ника? Или он нарочно этого ждет? Может, хочет вступить с ним в конфликт? Зачем? Ну, например, чтобы привлечь внимание к своей особе. Стоп! А если, как и в случае с Картинкиным, Ежиком успели побывать сразу два человека. Но едва ли не последнее его сообщение было написано Михаилом буквально на Лениных глазах. Значит, Михаил – маньяк!? Что за чушь! С другой стороны, остр на язык, с интеллектом все впорядке. Он вполне мог бы сочинить те сообщения, которые потом были выложены под ником «Шляпа».»
- Это все, что вы хотели бы нам сообщить? – спросил Игорь Парамонов у Удальцовой строгим голосом.
- Да. То есть, нет. Не все, - она почувствовала, как Михаил внутренне сжался. «Видно, все же ему действительно чем-то невыгодно разоблачение лже-Ежика. Он ведь думает, что она сейчас заявит об этом. А она совсем о другом.»
- Не думаю, что это совпадение. Самый первый криминальный случай, господин Пилот это знает, - Пилот подтвердил, – произошел с моей соседкой по лестничной клетке. – Преступник словно бы посмеялся над моей задачкой про убийство в театре, которую я выложила… - Машка с удивлением и восторгом посмотрела на нее. - Да-да. Это была я. Дело в том, что жертва, моя соседка, лежала возле двери изнутри коридорчика, то есть подпирала ее. В такой ситуации преступник должен был оставаться в помещении, но там никого не было. Окна не открывались. Куда, спрашивается, исчез мерзавец? Единственное разумное объяснение, просунуть в щель приоткрытого проема что-то типа длинной палки с крючком и подтащить труп. К тому же пропала швабра, которая стояла буквально возле места преступления…
- Это действительно было осуществлено при помощи швабры, Елена Васильевна, экспертиза обнаружила на одежде микрочастицы краски бордового цвета, покрывавшей дерево. Но… мы все-таки не уверены, что убийство соседки связано с серией прочих происшествий. Может, это просто случайность?
- Нет! Маньяк, похоже, рассчитывал, что в столь поздний час я буду дома, тем более, что у меня в квартире горел свет и работал компьютер. Он хотел меня подставить. И… на столе у Алевтины Павловны я нашла листок, распечатку картинки с форума. Распечатка на хорошей, дорогой бумаге. У соседки-скряги не было ни принтера, ни компьютера. Листок лежал небрежно, выбиваясь из стопки никому ненужных газет. Я считаю, его подбросили специально…
- Чтобы обратить ваше и наше внимание? Возможно, возможно, - помощник следователя постучал ножом по столу, - Этакий предупредительный маньяк: имейте ввиду, я вас пытаюсь подставить…
- Да! Именно! Он затеял со мной игру. Что-то типа жмурок. Его сообщения были своеобразным хлопком: «Ау! Я здесь! Найди меня, если не найдешь, попытайся хотя бы спасти жертву…» - Ленка панорамно охватила взглядом присутствующих. - А ведь этот кто-то – один из вас!
- Так что же вы, милочка, молчали? Скрывали? Сражались в одиночку? Одна голова – хорошо, а две, тем более – много, еще лучше! – Машке снова казалось, что она говорит очень умно.
- Вы не поверили, что я бывшая зэчка. Как бы вы отнеслись к информации о том, что в путаном стишке нашего с вами собрата зашифрована информация о преступлении, которое он намеревается совершить?
- Хи-хи! – Maшка уткнулась в холку шпица, кокетливо пряча улыбку.
- Вот именно! Преступник мое «обращение за помощью зала» тоже прочел бы. Стал бы он ждать, пока на место планируемого преступления нагрянет толпа? То-то же! Нашей же милиции, - она глянула на Пилота, - извините, но я просто не верю. Не верила. После отсидки за то, чего не помнила, и как выяснилось, не совершала.
- Теперь что-то изменилось? – спросил помощник следователя.
- Теперь у меня нет иного выхода, кроме как вам поверить и работать с вами сообща. Вы абсолютно правы, Александр Прокофьевич, - имя-отчество она запомнила специально, знала ведь, что придется к нему обращаться, - Ни одного из нас нельзя выпускать отсюда, из «Юдоли», то есть из «Пучины», пока все не прояснится до конца. Я продолжу… Мне есть еще в чем признаться. Не далее, как вчера, швабра, фигурирующая в деле, была обнаружена мной на квартире у человека, у которого я сейчас живу, и которому склонна всецело доверять.

Следующая глава.

ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ. Детектив. Глава 23.

Они знакомы друг с другом в реале, но инкогнито собрались на форуме в Интернете. Один из них - убийца. Кто? Это и предстоит определить виртуальным интеллектуалам...
Начало.
Предыдущая глава.
Все главы.

Х Х Х Х Х
«Ах, вот это зря! Это же могло быть нашим козырем!» - завопил в ухо Артур. Пилот неровно задышал и заерзал на стуле, Картинкин поднял брови, наморщив лоб.
Но Ленка шла в нагляк.
- В квартиру, кроме меня и приятеля, вхожа его сиделка. Она утверждает, что недавно приходил слесарь, похоже, липовый. Но как он мог протащить незаметно швабру? Ведь в карман ее не положишь!!!
«Да запросто! Оставил на лестнице. Варя увлеклась каким-нибудь делом. Нас с тобой дома не было, думаю, он это тоже отследил… прошмыгнул, пронес, - вот и все. Она говорит, что он просил половую тряпку, так что, где все находится, знал.»
- Кроме сиделки, я так понимаю, в квартире никого не было… Тогда – запросто. Оставил за дверью, улучил момент и пронес! – Ленка даже заглянула Пилоту в ухо, нет ли и у него там мини-микрофона? Может, ребята, что сидят в машине, перехватывают речь Артура?


[Читать дальше...]Кто приборами, кто руками, но присутствующие расправились с карпом, угрем, сомом, семгой, щукой и осетром. Опустел и графинчик, когда успели – никто не заметил. Даже от омара остались лишь части расколотого панциря.
Графинчик восполнили. На смену царственному раку принесли суетных креветок. Заказали еще и устриц.
Устриц растащили первыми и довольно быстро.
Гога-Удальцов был немногословен. Подтвердил сказанное Хелен и все. Машка заявила, что ей также скрывать нечего.
- Ну, разве что состояла в личной переписке с некоторыми членами, - и выразительно посмотрела на Ежика, который на самом деле Ежиком не был.
И тут раскрылась последняя для Хелен тайна.
- Раз пошла такая пьянка, - заплетающемся языком, похихикивая, заявил последний из «неисповедовавшихся». – Как на духу… Не Ежик я!
- Как? – отшатнулась Машка.
- Тяв! – возмутилась ее собачонка.
- Оч-чень просто. Лена, вы меня совсем-совсем не узнаете?
- Нет, не узнаю.
- Как же, мы же с вами всякий раз смотрели друг на друга на прогулках…
«Петька-марьяжник! Го-о-осподи! Да разве его узнаешь? Волосы отрастил, побрился чисто, джемпер яркий напялил. Она ж его все больше в сером, неприметном, прежде видела.
- Вы, Петр, изменились, - сказала сухо.
- Конечно, вы – тоже, - с улыбочкой.
- Как вы меня нашли?
- Я-то сам с Интернетом, что называется, не на «ты»…
- Да вы и друг с другом на «вы» разговаривать начали, - злобно подметила Машка.
- Попросил одного человека, у которого компьютер дома стоит, посмотреть. Он говорил, что в Интернете теперь кого угодно найти можно. Интернет – прямо-таки «Большой брат».
- Оу! Читали Оруэлла? – не без издевки спросил Михаил.
- Не понял…
- «Тысяча девятьсот восемьдесят четыре»?
- Нет, я гораздо старше, - Петька слился по цвету со своим мохнатым свитером.
- Про «Большого-то брата» откуда узнали?
- А! Это перец мой, человек тот, что в компьютер лазил, так сказал… Говорит, «все видит, все про всех знает», типа тюремного надзирателя… А помнишь, Лен, у нас дама была, баскетболистка, дубинка у нее в руках – что спичка… Мы ее «Большой сестрой» звали…
Ленка промолчала.
- Понятно! - подытожил Мишка.
- Так вот, я и подначил его, мол, давай проверим! На имя и фамилию ничего не было. Друган сказал, надо что-то, что только этого человека касается, фразу или дату. Я из фраз ничего не знаю, мы ж не разговаривали, только переписывались. А из дат, когда освободились, - взглянул на Машку, поправился. – Освободилась. И нашел. Ты упоминала, на форуме. Потом почитал про встречу. Запомнил место и время. И еще Ежика запомнил, это ж он тебя про день выхода спрашивал. Решил им и назваться.
Обескураженная и растерянная Машка грызла креветки, словно щелкала семечки. А потом и вовсе пододвинула тарелку себе под нос:
- Кто-нибудь претендует? Могу поделиться членистоногими, так сказать, с членами… виртуального клуба, - разочарование в новых друзьях, наконец, позволило ей больше не важничать, быть самой собой. На предложение никто не откликнулся, и дама, зажав шпица под мышкой, принялась лузгать креветок.
- Если не секрет, Петр, за что вы сидели, у меня, как понимаете, профессиональный интерес, - спросил Пилот.
- Ради Бога! - он растянул губы в улыбке и поднял пальцы вверх. – По совокупности. Четыре года – за хулиганство, это я побил одного чувака, восемь – за грабеж.
- Это когда чувака ограбили? – брезгливо уточнил Алексей-Гога.
- Ага, подтвердил лже-Ежик-Петька. - Только уже другого чувака. Арифметика у нашего суда, вам, господин сыщик, должно быть известно, - кривая: четыре плюс восемь, получилось десять, га-га-га, - он раскатисто залился.
Да! Хелен огляделась по сторонам. Впервые за сегодняшнюю встречу. Не потому, чтобы события, происходящие за столиком, перестали ее интересовать. Как раз наоборот, обилие новостей, невероятностей и внезапностей оказалось слишком концентрированным, требовалось переключить внимание хоть на минуту, чтобы все осознать.
Странно, но она только сейчас впервые вспомнила о событиях восьмилетней давности. Не в том смысле, что она о них забывала. Просто нынешняя обстановка, новый дизайн кафе никак не напоминали о прошлом. Она попыталась вспомнить, где находился их столик, где гуляли клоуны с компанией… Единственный ориентир – выход. И то ей кажется, что, сменив витрину, новые хозяева сместили и местоположение двери. И все-таки…
- Леш, ты можешь представить, где был наш столик? – Михаил в это время куда-то вышел, Ленка подвинулась на его место и наклонилась через стол.
- Хм! – Удальцов пожал плечами, покрутил стриженой головой. – Кажется вот там, он воздел палец параллельно распростертой в воздухе рыбе-пиле. - На месте той вот скалы.
- Точно! – подтвердил слышавший все Картинкин. – А мы гуляли возле той вот стенки…
На стенку смотрел лупоглазый циклихт. А Хелен стала рассматривать других посетителей. Папа с мамой вывели в свет юную леди. Девочке лет пятнадцать. Ей бы сейчас в ослепительно-мерцающий зал ночного клуба, а не в дремотное подводное царство «Пучины». Обе, дама и юная леди в вечерних нарядах. У первой – блестящий синий атлас и бархатное «болеро» с высоким присборенным воротником, напоминающим цветочный лепесток. У второй – черный гипюр, положенный на основу телесного цвета, по фигуре и с декольте. На столе – цветы. Наверное, день рождения в тесном семейном кругу или годовщина свадьбы.
А вдруг эта идиллия также лишь внешняя? Ведь и их криминально-детективную компанию можно принять за долгожданную встречу друзей. По сути, так оно и должно было быть. Может, мама за тем столиком – совсем не мама, а, например, мачеха. Отец женился на другой и решил познакомить женщину с падчерицей? Чем не повод вырядиться друг перед другом?
А вот еще интересный тип. Мужчина в очках, статный, наполовину седой. Один, сидит сразу за дамами. Глаз с их столика не спускает. То спрячется за букетом, то вынырнет. Или… смотрит сквозь букет… Прямо на нее, на Ленку. «Ох! Это же…»
- Я на минутку и не далеко, - бросила сотрапезникам и удалилась. Через несколько секунд вернулась, волоча за собой упирающегося того самого очкарика. – Вот, прошу любить и жаловать – Андро, в быту Андрей Петрович Бражнов, ученый из Нарокопинска. Тот самый, к которому в машину наша Мэги кота подбрасывала.
- Да какой я ученый, я – пенсионер, - заскромничал Бражнов.
- Как Андро? Тогда это кто? – воззрилась Машка на вернувшегося Михаила.
- Это – настоящий Ежик!
- Опаньки! Товарищ Ежик, поясните! – потребовал помощник следователя.
- А что тут пояснять, - забубнил Мишка. – Когда этот, - он кивнул в сторону Петьки-марьяжника. – Назвался моим Ник-неймом, мне пришлось выкручиваться. Разоблачать его не стал, решил посмотреть, что будет дальше. А Андро не предупреждал, что придет на встречу. Вот я и решил…
- Приедет, - уточнила Ленка.
- Что? – не понял приятель.
- Не «придет», а «приедет», он же из Нарокопинска. Это действительно большой сюрприз.
Бражнову принесли рюмку и приборы. Тут же выпили за его внезапное появление. Пересказали вкратце реальную подноготную виртуального общения.
-  А я, как увидел, что здесь та журналисточка… Нет, думаю, дело не чисто, присмотрюсь-ка. Тут и Мэги подошла. Долго вспоминал, кого она мне напоминает. Но память – профессиональная, фотографическая. Мне в университете формулы трудно давались, и я развивал в себе способность запоминать их различными способами, в том числе и чисто зрительно. Ну я и засел втихую. Удачное местечко подыскалось, дамочки нарядные на себя внимание отвлекают, да и за букетом, если что, спрятаться можно.
- Ну-с, подведем итоги, - продолжал командовать Парамонов-Картинкин. – Больше, даже если захотеть, даже если волшебство подключить, никто к нам не присоединится, ни воскресать, ни прибывать издалека некому. Все здесь. И всех, как я понял, можно подозревать. Хм! Поэтому поиски преступника предлагаю приостановить.
- Почему это? Интересно! – возразила Машка-Нинель.
- Правильно! Выпить надо! - согласился с Парамоновым Петька-марьяжник.
- Ой, мы сейчас тут все опьянеем, и контроль над собой потеряем, - дама сказала это почему-то своему шпицу.
- Ха! Потерять контроль – перспектива устрашающая, если учесть, что среди нас убийца и, похоже, не один, - подметил Удальцов.
- Рюмочки все ж поднимем, - Игорь пополнил штофики дамам, себе, уже не прячась, налил минералки.- Но приостановить поиски виновного, не означает «заспиртоваться» на данном этапе. Гога правильно подметил, среди нас преступники. Один уже сознался, пардон, мадам. Другого надо вычислить. По сути, каждого из нас можно подозревать. Нужно найти что-то, что поможет выйти на верный след. И это «что-то» на языке детективов называется «мотив». Я прав, господин следователь?
- Правы, – отозвался тот. – Вам бы, господа «любители» не в Интернете болтать, а делом заняться, точнее, делами.
- То есть, не в Глобальной паутине трепаться-трепыхаться, а в реальной жизни создать свою маленькую сыскную агентскую сеть… А еще лучше с круговой порукой. Замкнутый цикл: одни разбойничают, другие их ловят, а клиенты за все это платят.
Идея вызвала всеобщий восторг. Грех было не выпить. Снова чокнулись, снова глядя друг другу в глаза. При этом Петька-марьяжник поднялся со своего места и торжественно объявил:
- Лучше встать и чокнуться, чем чокнуться и сесть!
Алкоголь наконец ударил в голову, или просто организм устал пребывать в напряжении, но атмосфера как-то быстро раскрепостилась. Народ стал переглядываться, шушукать друг с другом. Мэги-Мария попросила Машку-Нинель подержать ее шпица. И та согласилась, прекрасно осознавая, что отдает любимую питомицу в руки убийцы. Мишка что-то шептал на ухо Удальцову и они вместе позыркивали на Картинкина.
- Итак, о мотивах… - вернул всех к делу Игорь Парамонов.
- Э-э-э… Какой мотив? - начала Удальцова. - Он же  аспид, садист… Ему ж все эти зверства удовольствие доставляют. Какой тут может быть мотив?
- Нет-нет. Психи действуют иначе. Позвольте уж я вам как помощник следователя скажу, то есть как человек, совсем еще недавно штудировавший в институте учебники, в том числе и по психологии. Настоящими шизиками, ими же подсознание движет. И хотя его, подсознание, принято в противоположность рассудку считать иррациональным, оно, на самом деле, всегда выбирает самый короткий и легкий путь. Поэтому мономан всегда выберет жертву слабую, неспособную оказать сопротивление. Наш же «маньяк», словно бы «на зуб» противников пробует. Задачки подбрасывает, на интеллектуальные поединки вызывает. По болезни душевной такого не наворотишь.
- Хорош болтать! Вечер уже, вы по домам расходиться собираетесь? У меня лично еще кое-какие планы, - Михаил налил из графинчика горячительного и выпил, не произнося тоста, не приглашая присоединиться.
Хелен вспомнила, что он отменил встречу со своей новой зазнобой. Тогда какие планы? Не с ней ли, с Ленкой, собирается продолжить встречу «тет-а-тет»?
- Отлично! – поддержал Парамонов. - Предлагаю устроить «блиц». Вот тут, на листочке, куда я все записывал, осталась абсолютно чистая тыльная сторона. Вы называете мотив, любой, какой приходит в голову, я фиксирую. Потом обсуждаем каждый, наиболее вероятные прорабатываем. Идет?
- Идет! – сказал Михаил, пилот с Удальцовой кивнули, остальные, кажется, пребывали в хмельной заторможенности. Впрочем…
-  Любовь и ревность, - вымученно вздохнула дама со шпицем.
Бедняжка! Машка начала понимать свою промашку. В виртуальном пространстве Амур весьма щедро выпускает стрелы и все они, как тебе кажется, точной наводкой летят в твою сторону. В реальности же оказывается, что рука у Купидона дрожит. И вообще, этот субъект, представившийся в образе пузатого малыша с крылышками, в жизни скорее походит на дикаря, мечущего гарпун в мутную воду. Поймает ли он при этом рыбу? Даже ему, Богу, доподлинно не известно…


Следующая глава.