Наталья Шеховцова (bonmotistka) wrote,
Наталья Шеховцова
bonmotistka

Categories:

ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ. Детектив. Глава 2.

Они знакомы друг с другом в реале, но инкогнито собрались на форуме в Интернете. Один из них - убийца. Кто? Это и предстоит определить виртуальным интеллектуалам...
Предыдущая глава.
Все главы.


Х Х Х Х Х
Ей повезло, по возвращении не нужно было заботиться о хлебе насущном. После смерти бабушки осталось наследство. Та мудро поступила, что часть наличности передала на хранение школьному приятелю Михаилу. Иначе, сколько пришлось бы ждать, пока будут оформлены все бумаги?
Конечно, оставался вариант одолжить финансы на первое время у того же друга детства. Но неловко как-то… злоупотреблять…
Мишка был в Ленку давно влюблен. Со школы пытался за ней ухаживать. Все пять институтских лет традиционно снимался с последней пары на своем университетском филфаке и мчался к МГИМО, перехватывать ее у ворот. Чтобы у девушки сложилась хоть какая-то личная жизнь, приходилось хитрить, убегать с черного хода, уговорив завхоза открыть дверь.

[Читать дальше...]Ленка не могла ответить бывшему школьному приятелю взаимностью, однако всегда дорожила питаемым к ней чувством, посему старалась хорошим отношением не злоупотреблять. Обращалась за помощью только в случае крайней необходимости. Он и так помог ей снять эту квартиру, затарил холодильник, предусмотрительно повесил кое-какие вещи в шкаф. И даже купил подарок – ноутбук, в коробке лежала записка: «С ним ты сможешь все!»
Приятель собирался встретить девушку возле колонии, но та попросила не встречать. Прекрасно осознавала, что после восьми лет камерной жизни, на фоне людей вольных, да яркого солнечного света будет выглядеть бледновато.

В первые пять дней она из дома вообще не выходила. Иной раз ей мнилось, что воздух в комнате становится более удушливым, чем в тюрьме. И, казалось бы, засовов нет, стражи тоже, кто держит?
Держал страх. Страх перед безграничной свободой. Это как страдающего от жажды бросить в океан. Воды – залейся, захлебнись, а пить невозможно - горькая.
Свобода – та же неизвестность. Нет ничего страшнее неизвестности. Любой ужас имеет предметные очертания, а неизвестность – необозрима в своей кошмарности.

Лена частенько сидела у окошка с открытой форточкой. Осваивала новое пространство. Шажок за шажком. В мыслях, конечно. Окошко старенькое, щербатое от множества слоев положенной на него краски. К шпингалету на форточке веревочка приделана, тянется к скобообразной ручке. «Свобода» с дистанционным управлением. Дернешь за веревочку и дышать станет легче.
По утрам стекла на окне запотевали. И силуэты по ту сторону размывались. Не силуэты – фантомы. Весь мир казался девушке одним огромным театром теней.
К моменту, когда солнце восходило к зениту, влага просыхала, размытые очертания приобретали вполне четкий вид. Деревья не громоздились сплошной чащей, - как оказалось, их было всего восемь, - жалкий прореженный зеленый заборчик, «живая изгородь», - как принято говорить.  И люди брели по улице уже не бесплотными штрихами, они шествовали, вышагивали, семенили, бежали вприпрыжку, и у них были совершенно разные выражения лиц: бравурные, мечтательные, отчужденные, сосредоточенные, озабоченные…
С каждым днем и часом девушка все более и более привыкала к мысли, что через некоторое время ей все же придется спуститься вниз и нос к носу столкнуться с этой свободой на действия, мысли и настроение.
Но, опять-таки, не сегодня. Сегодня ей предстоит снова уставиться в окно, в компьютерное. Собственно, оно уже есть, и даже, при включении, выдержанно горит голубым светом, словно небо на экваторе: ни облачка, ни перламутрового размыва - только ровная лазурь.
Но буквально через пару-тройку часов этот идиллический покой будет нарушен, - ей проведут Интернет. Она знает, что это такое, и до отсидки уже не раз этой штуковиной пользовалась. Когда писала диплом…
Говорят, виртуальный мир за эти годы сильно изменился. Теперь там можно найти: информацию, товар, совет и даже любовь.
В заочную любовь Ленка не верила. И использовать агрегат с его «связями» собиралась преимущественно для поиска друзей. Не старых знакомых, а новых. Про старых, конечно, тоже хотелось узнать, навести справки, посмотреть фотографии. Но общаться с ними - увольте. Первый же вопрос: чем все эти годы занималась. И что ей ответить? «Коротала время на нарах»? Хм! Весьма авантажно!
Компьютер Михаил выбрал изящный, ноутбук размером с ученическую тетрадь. Таким и дома можно пользоваться, и в дорогу с собой прихватить.

Алекс – наладчик и монтажник в одном лице обещал подвести и подключить коммуникативное чудо совершенно бесплатно (плата взималась лишь за расходные материалы и первый месяц пользования). Он был похож на пианиста: отрешенные лицо и взгляд, шамкающие губы. Длинные пальцы мельтешат по клавишам… Вполне сошел бы за пианиста, если бы не нарочито небрежный прикид.
В квартире сидел не долго. Ушел работать на лестничную клетку. Сказал, что еще вернется.

- Семь пут, одна мерзавка! – снова Алевтина Павловна. Лена выпрыгнула в коридор. Соседка стояла в центре проводной неразберихи. Как смогла так сильно увязнуть? Если, конечно, провода не были обмотаны вокруг ее ног специально. Алекс в этот момент как раз ползал на четвереньках и по-собачьи взирал на Алевтину Павловну снизу вверх. Та, в свою очередь, одетая в кофту с поперечными полосками на манер тельняшки, походила на огромного кота. Под носом вздыбились изрядно прореженные пинцетом, но все еще неистребленные усищи. Завитки коротких волос на макушке топорщились словно ушки.
- Что за раскардаш-тарарам, понимаешь, здесь устроили?
- Я же вас предупреждала, – Лена уже научилась сохранять спокойствие в присутствии вышеозначенной гранд-леди. – Лучше бы порадовались и спасибо сказали, Алекс обещал убрать кабель в короба, заодно спрятав туда и ваши электросети.
Провода соседки болтались под потолком словно мармотки. Куда столько? Будто питание розеток в соседнюю квартиру шло сразу от нескольких источников. Или то был хитрый маневр, позволявший обмануть счетчик?
- Вы бы, кстати, о технике безопасности позаботились. Я схватился за ваш провод рукой, и меня как шандарахнуло, - Алекс был простецким парнем.
- А-а-а-а-а-не-е-е-е-на-а-адо за-ма-аи-про-овода-а-а-хва-ата-а-аться!!!
Тут она сама потянулась к нижнему, болтающемуся почти над головой кабелю. Вряд ли ее шибануло током, потому что тогда бы она вскрикнула, а так – просто рухнула на пол, потащив за собой все висячее электро-богатство.
Она лежала на боку и полоски на кофточке теперь шли вертикально, переплетались с сетями, старыми и новыми и образовывали клетку, местами даже почти ровную. Лена с Алексом метнулись ее вызволять.
Удальцова весьма скептически относилась к заверениям некоторых индивидов, будто бы после удара (дубиной по голове, молнией, тяжелейшего морального потрясения…) у них чудесным образом изменялось сознание. Но тут пришлось самой подивиться. Алевтина Павловна  поднялась, отряхнулась и заговорила спокойно, ровно и четко:
- Вам это дорого обойдется…
- Нет, собственно, фирма не дорогая, - к общению с подобревшей соседкой Ленка оказалась менее готова.
- Я помогу.
- Нет-нет, спасибо… Подключение вообще бесплатно…
- Пома-а-агу! – гранд-леди снова перешла на протяжный истеричный вой. – Уж я позабо-о-очусь, чтобы вам, то есть тебе лично, мое нынешнее падение обошлось ой-е-ей как дорого!
И все-таки чуда не произошло!

После «контакта» с Алевтиной Павловной Алекс стал более разговорчив. И Ленке даже удалось втянуть его в философскую дискуссию на тему «Роль Интренета в современном обществе».
- Паутина поделит мир пополам, на две касты, - говорил он. И, надо признаться, говорил весьма грамотно, без всякого там юзерного сленга. Возможно, на фирме его учили общению с начинающими пользователями на понятном им языке?
- Вот, раньше были бедные и богатые. Сегодня деньги тоже значат многое, если не все. Но материальные блага могут исчезнуть  в один момент. Дефолт, кража, наезд, серьезная болезнь, тьфу-тьфу… А с сетью… тут по-иному. Если ты в нее попал – ты - «высший» человек, как бы аристократия, - почти титул, пожизненный. Даже если у тебя технику отнимут, ты всегда найдешь способ выйти «в эфир». Бил Гейтс первым сказал, «кто будет владеть информацией – будет владеть миром». А Интернет – это же бездонный справочник, это все энциклопедии мира и словари вместе взятые.
Алекс говорил, но дело делал, на экране уже появились какие-то значки. Красный конус, то ли охваченный пламенем, то ли объятый рыжей лисой земной шар, черный паук на зеленом щите…
 - Вот, например, пенсионеры, - продолжал паренек. - Трудно им, понимаю, копейки считают, на всем экономят. Ходят в магазины, где подешевле. Десятку выручили – уже праздник. Ваша соседка, кажется, из таких… Она б лучше не бузила, а выгоду свою в моей работе углядела. С вами бы подружилась, да покупки попросила бы вас через тот же Интернет оформлять. Не десятки бы – сотни сэкономила.  И ходить никуда не надо, на дом все притащат.
В словах молодого человека была своя правда. Только он не учитывал, что поход по магазинам для дамы преклонного возраста – целый ритуал. Одеться, причесаться, надушиться… Пройти вдоль подъездов, пощупать самолично все на полках. Но – главное – пообщаться, глаза в глаза. Повздорить с кассиршей, заподозрив ее в обсчете. А, если повезет, можно отыскать просроченный товар, - так и вообще скандал закатить, с велеречивыми обвинениями: «Ишь, что натворили, чуть народ не потравили!» - как раз в духе мисс-фурии.

Алекс настроил Лене еще и видео-портал, помог зарегистрировать почтовый ящик, попил чаю… За чаем дал пару-тройку ценных указаний. И ушел.



Следующая глава.

Tags: ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ, детективы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo bonmotistka july 16, 2019 07:00 92
Buy for 100 tokens
14 июня 2019 года. Дед, я только что узнала, как и где ты погиб. До сих пор в нашей семье было известно только то, что ты пропал без вести. Вроде бы кто-то даже видел, что ты был ранен при переправе через реку. Предположили, что не смог выплыть... Каждую Могилу Неизвестному солдату мы считали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments