Наталья Шеховцова (bonmotistka) wrote,
Наталья Шеховцова
bonmotistka

Categories:

ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ. Детектив. Глава 5.

Они знакомы друг с другом в реале, но инкогнито собрались на форуме в Интернете. Один из них - убийца. Кто? Это и предстоит определить виртуальным интеллектуалам...
Предыдущая глава.
Все главы.

Х Х Х Х Х
Ей уже даже не нужно было набирать: «www.detektivclub.ru». Достаточно ткнуть в первую букву, под окошком адресной строки высвечивались варианты самых посещаемых ею сайтов. Этот шел первым. Она навела курсор и активизировала.
На темном фоне экрана - пистолет, чьи-то наманикюренные пальчики с кровавым лаком на ногтях жмут на курок. В правом верхнем углу надпись: «Регистрация». Она рассматривала это слово, как рассматривают бюллетень, не решаясь опустить его в урну. Сегодня, наконец, осмелела. Нажала.
«Введите имя, под которым вы будете появляться на форуме.»

[Читать дальше...]«Helen,» - вписала Удальцова не задумываясь. Так, на иностранный манер, звал ее школьный приятель Мишка. В МГИМО прозвание закрепилось. Даже в тюрьму за ней перекочевало.
Ленка решила, что ее лицо в сети будет настоящим:
 - Привет, люд честной! Не могу похвастаться тем же, то есть, сказать, что прожила отведённые мне годы честь по чести. Прибыла к вам из мест не столь отдалённых. Хотя обывателю они, наверное, кажутся весьма и весьма неблизкими, не по расстоянию, по возможности там оказаться. Я тоже не чаяла, до поры, до времени. И сволочью себя не считала. Да разве кто и считает? Но… в минуту внутренней злобы не сдержалась… Увольте от подробностей, сама толком не пойму, как так получилось… Хотите - гоните меня взашей, хотите - принимайте в свои ряды. Выбор за вами.
Ленка не стала подробно описывать само преступление. Ей не хотелось, чтобы завсегдатаи сайта, некогда проявившие интерес к делу об убийстве известного клоуна, ее опознали. Но хотелось остаться узнаваемой для бывшего мужа, если тот вдруг заглянет на форум. Впрочем, можно будет и «подтолкнуть» его к этому «визиту».
Результат превзошел ожидания. Завсегдатаи не только не опознали «злую героиню» некогда сплотившей их истории, но решили, что она вообще врет. Потому что уголовница не может писать так грамотно. Не в том смысле, что без ошибок. Ошибки сегодня проверяет компьютерная программа, главное, не поленись исправить. Но красиво, литературно.
Удальцова и сама подивилась, как быстро позабыла «блатную музыку». Отдельные словечки еще иногда всплывали в памяти, но употреблять их не хотелось. Как-то не вязались они с повседневной обыденной жизнью.
Форумчане же заподозрили, что под маской Helen скрывается автор детективов, будто он затесался в ряды своих почитателей, чтобы:
а) узнать их интересы;
б) присмотреть новые типажи для будущих книжек…
Диалог с ней вели с соответствующим почтением.
Paraмmount pictures (загадочный тип, зарегистрирован на форуме давно, но то месяцами пропадает, то начинает писать ежедневно):
- Милая Helen, простите, но это банально: «в минуту внутренней злобы»! Уже практически ни один покетбук не обходится без подогрева образа некой злодейки в «плюсовую» сторону. Типа, ах, бедняжка, не по злому умыслу, но по чистой случайности. Придумайте что-нибудь посвежее.
Ежик:
- Раз уж настаиваете на своей версии, давно ли к нам?
- 16 июня, - отписала Helen не медля, это было очень кстати. Наверняка оповещение о дате освобождения пришло и в ее прежний дом. Теперь бывший муж ее точно узнает. - Скажите, Paraмmount pictures, а не «случайность», но, возможно, «подстава», вам понравились бы больше?
Paraмmount pictures:
- Ага! И жажда мести! Фи, мадам!
Мэги:
- А кто, если не секрет, подставил, кому мстить собираетесь?
Helen:
- Кто – точно не скажу, но мстить собираюсь бывшему мужу. За то, что дал показания против меня, за то, что через полгода после ареста потребовал развода и женился на другой.
«Теперь точно узнает! И пусть готовится, пусть боится!»
Maska:
- Вот вы и прокололись! Не были вы за решеткой! Не морочьте, как вы пишите, «честному люду» головы. Сочинительством занимаетесь, а собственной фантазии не хватает. Разве, первое, о чем думает человек, вернувшись на свободу, как отомстить? Ему нужно работу найти, средства к существованию…
Helen:
- Пока я срок отбывала, умерла бабушка, так что кое-какое наследство получила. И квартира будет, как только до конца оформлю документы. А пока – на съемной обитаю.
Mэги:
- Эй, метелка, что за мифические «бабки» от бабки? Совсем уж тривиально для сюжета…
Maska:
- Мщение – это не гуманно. «Принцип око за око сделает весь мир слепым». Махатма Ганди.
В верхней части экрана замигала надпись: «Вам сообщение.» Частное. Лена открыла:
«Охотно вам верю! Добро пожаловать, милая Хелен, в наш свободный виртуальный мир! И ничего не бойтесь! У вас теперь есть друг – я. Понадобится – растопырю иголки на шкурке и встану на защиту,» - писал Ежик.
Как на это отвечают? Ага, вот кнопочка.
«Милый Ежик, надеюсь вам не понадобится подставлять свою прелестную шкурку. Народ, как вижу, язвит, но в целом доброжелателен. Впрочем, за внимание и поддержку – спасибо!»

Х Х Х Х Х
Теперь каждый новый день начинался для нее с нажатия на кнопку компьютера и нажатием же заканчивался. Она бродила по «разветвлениям» Интернета. Просто так, из чистого любопытства. Цеплялась за первую попавшуюся информацию, а потом от ссылки к ссылке перепрыгивала со страницы на страницу. В итоге оказывалась непонятно где, и уже обратной дороги к исходной точке не находила. И не помнила, с чего все началось.
Она обнаружила спутниковую карту и с высоты птичьего полета разглядывала на ней дома на Самотеке, на Тверской, дом, где жила теперь, дом Артура, свою бывшую школу… Потом отыскала самые популярные курорты мира… Там можно было просмотреть фотографии, сделанные уже на земле, словно бы спуститься с небес…
Вдруг она вспомнила про добытый некогда адрес конторы экс-мужа.
«Завтра же туда съезжу. А пока – спать», - сказала она сама себе. Но еще битых полтора часа проторчала на форуме, пока не засаднило в глазах.

Вход со двора. Здание со свежеокрашенным анфасом, выходящим на главную улицу столицы, с тыльной стороны представляло собой жалкое зрелище: залатанные трещины, облетевшая штукатурка, обнажившиеся куски кирпичей, будто кто-то выгрызал строительную кладку словно хлебный мякиш. В подъезде, правда, приличненько. И, поскольку имелись и домофон, и консьерж, бомжиками не обезображено.

«Я-то думала… Престижность! Шикарное место! А тут, как бы посетителям не пришлось каски выдавать, а то ненароком на голову что обвалится», - подумала Лена про себя. А вслух спросила, у мужичка-секьюрити при входе:
- Старый дом-то?
- Угу, - тот воззрился на нее поверх очков. – А вы к кому?
- Офис ищу.
Лена немного засмущалась. Не думала она, что придется представиться потенциальным арендующим, иначе оделась бы иначе, не по-пацански. Джинсы, кепка на глаза (а то, мало ли, столкнется с бывшим), рубашка поверх майки, завязана на пузе.
- Вы, наверное, насчет сто пятнадцатой?
- Да.
Консьерж откинулся на спинку стула, свернул читаемую им газету.
- Так арендуют уже!
- О как! Не повезло! И давно?
- Месяца два. А вы к ним как раз зайдите. Они помещениями торгуют. Может, и про найм что подскажут.
- Не-е-е! Спасибо! У меня еще адресок в запасе есть. Вначале его проверю. Так старинное, говорите, зданье-то?
- Зданьице? Еще в осьмнадцатом веке строено. Да-а-а. Для супруги статс-секретаря Елены Алексеевны госпожи Козицкой.
- Стена, что во дворе, должно быть, с тех времен и не ремонтировалась. Ужас!
Мужичок развеселился. Поправил жилетку.
- Разве ж то ужас?! Вы б в подвал заглянули!
- А что, - Лена попыталась сделать лицо серьезным и даже изобразить на нем некий испуг. – Привидения там?
- Да привидений и наверху полно. А там.., - он втянул голову в плечи и завертел глазами. - Там трупы находят.
- Убийство?
- То-то и оно, что нет. Трубу прорвало, аккурат на спальное место бродяжного человека, он и сварился. Пьян, должно, был сильно, раз не проснулся.
Мимо прошла дамочка с пудельком на поводке.
- Здравствуйте, Антонина Александровна, - отозвался консьерж. А когда та удалилась, полушепотом прибавил:
- Вот эта утверждает, что одно привидение у нее в квартире живет.
- Мнительная слишком?
- А кто знает? Я ж с ней не ночую. Вызывала каких-то спецов по тонким мирам. Чадили, песнопения голосили, аж сюда доносилось. А привидение так и не изгнали. Ну, по крайней мере, сама Антонина Александровна так говорит, что не изгнали, что живет еще.
- Как же выглядит этот призрак?
- Бесплотен. Да. Удаляющиеся шаги и все. И холодок, - он провел рукой параллельно полу, чуть пониже стола, – по ногам холодок, даже в жару.
- Так, может, действительно шаги и ветерок?
- Может. Но привидения здесь замечаются с давних времен. Еще в середине XIX-го столетия в доме обитала старая княгиня, родственница Волконских. По одной из версий Пушкин писал свою «Пиковую даму» именно с нее. Княгиня вела престранный образ жизни. Парадная всегда была заперта. Она не принимала посетителей, да и сама покидала покои только один раз в неделю, по воскресеньям, дабы съездить в церковь. Так бы и померла старушенция в этих хоромах, ежели б однажды ночью ей не явилось белое привидение.  Что-то оно ей там нашептало ужасное, и суеверная бабулька поспешила сменить обиталище. А после ее смерти видали, говорят, уже дамский силуэт, весь в белом… Так-то.
Лена попрощалась со словоохотливым дядечкой и поскакала по ступенькам вниз. Ухватилась за ручку массивной вишневого цвета двери. Но дверь вдруг сама подалась навстречу. В прямоугольном, отороченном наличниками, проеме, словно в раме, стоял Удальцов.
Солнечный свет бил ему в спину и создавал некий почти божественный ореол. В подъезде было темно, и девушка понимала, глаза не успеют так быстро привыкнуть к мраку, он ее не разглядит. Но все равно, на всякий случай, надвинула козырек кепки еще ниже на лоб.
Зато она его хорошенько разглядела, обернувшись, когда они уже разминулись и Алексей вступил в полосу света. Он не очень изменился. Поприветствовал консьержа. Все такой же улыбчивый. Только… повзрослел, выполз над ремнем животик («здоровым образом жизни, стало быть, не увлекается…»), ссутулились лопатки («валяется на диване, на высоких подушках»). Трехсантиметровую стрижку на косой пробор заменил сантиметровой, топорщащейся. «Уж не лысеет ли?»
Холодок пробежал по ногам. Ну, точно, как при встрече с привидением. А, собственно, кто для нее теперь был Алексей? Он и был фантом, призрак из ее далекой и какой-то, как ей теперь казалось, фальшивой, ненастоящей жизни.

Х Х Х Х Х
Она купила и перепробовала все неизвестные ей по 1998-ому году продукты. Всякие там блинчики, пирожки… Кучу всевозможных пирожных и даже «диетические» тортики.
«Как это, тортики «диетические»? – удивлялась она. - Раньше такого не было. А теперь все следят за фигурой, считают калории, ходят в фитнесклубы. Вместо крема – взбитые йогурты, вместо варенья – свежие фрукты.
Изменились не только прилавки магазинов. Изменились улицы. Изменились и сами люди, они бродят меж стеллажей в супермаркете, гуляют по дорожкам скверов, спешат к станциям метро, - и у всех одно и  тоже выражение лица – монументальное одиночество.
Секс перестал быть вожделенным благом. Найти себе партнера для воплощения плотских желаний – не проблема. Проблема, чтобы не только «перепихнуться», но проникнуть друг в друга. Проникнуть не частью тела, а всем своим существом, словом, и даже окружающим пространством. Ведь как бывает? Протягиваешь руку и чувствуешь Его. За километры чувствуешь. Бывает? Должно быть!
Лена силилась вспомнить, чувствовала ли она «поле» Удальцова? Наверное, чувствовала. А что теперь? Теперь пустота. И даже память подводит, как зависший компьютер, - ждешь картинку, а она не грузится.
Она ощущала, что у всех, кого она встречала в этом огромном городе, случайно или нарочно, на душе творится то же самое. Пустота и одиночество… Будто их тоже предали. А, может, так и есть? Остался ли в этом мире хотя бы один индивид, не разочаровавшийся в друге или близком человеке?
Люди одиноки на работе, в компании друзей, и даже в собственных семьях… Они ищут комфорт и находят его только наедине с самим собой, а еще точнее, со своими мыслями и иллюзиями.

С Артуром Лена перезванивалась и переписывалась практически ежедневно. Этот слепой парень всегда давал весьма дельные советы. Например, по выбору компании и тарифного плана на мобильный телефон. Да что там телефон, он ей даже посоветовал, где лучше покупать косметику. Лена так и не поняла, откуда у него подобные познания. Но он совершенно четко пояснил, что ее любимого «Диора» она не найдет в филиалах известной торговой фирмы «Покровка-тон», зато отыщет у конкурентов, - в «Белль». Лена проверила, - все было, как он говорил.
- Ты ведь не из провинции… Так? – спросил он однажды во время очередного звонка.
Лена молчала.
- Не хочешь отвечать, - не отвечай. Меня не волнуют события твоего прошлого. Оно явно какое-то смутное, ты о нем не только не говоришь, но даже с каким-то плющеньем внутри вспоминаешь.
Удальцова подивилась выверенной формулировке приятеля: «внутреннее плющенье», - она в точности соответствовала и ощущениям Лены, вот только столь безошибочно подобрать фразу она не смогла бы. А тот продолжал:
- Ты мне нравишься настоящая. Я не хочу напрягать свою очаровательную собеседницу. Боюсь однажды переступить черту твоего терпения и потерять такого замечательного друга. Поэтому давай ответы на неловкие вопросы оставим опять-таки за скобками…
- Ты телепат?
- Нет. Но я ощущаю повисшую в воздухе паузу, когда спрашиваю тебя о прошлом. Это как после соло на скрипке, - дрожание струны прекратилось, вибрация звука сошла на нет, но в воздухе что-то зависло, какое-то сияние, потому и зал медлит с аплодисментами… Это «сияние» - волнение тронутой души.

К офису она стала приходить часто. Сидела во дворе, в кусточках на детских качелях. Пахло грибами. Странно, центр Москвы, а запах глубокого леса. Чтобы не скучно было брала с собой ноутбук. Прикупила к нему флеш-модем для выхода в Интернет. Впрочем, скучно и не было.
Она вычислила окна его конторы, смотрела, кто в них появляется. Потом узнавала этих людей, когда они выходили из подъезда. За несколько дней «дежурства» успела изучить всех сотрудников в лицо. Знала, кто обыкновенно опаздывает по утрам, кто любит вечерком засидеться попозже, а кто во время обеденного перерыва сбегает в «Макдоналдс» на Пушкинской.
Зачем ей были нужны все эти сведения? Она и сама не понимала. Скорее всего, незачем. Просто так. Она «созерцала», наблюдала за происходящим вокруг интересующего ее человека. И ждала, пока накопленные впечатления во что-нибудь выльются.
Хотя, нет, опять не совсем верно. Удальцов ее не интересовал. Ее интересовало будущее торжество, с которым она одержит над ним победу. В чем должна заключаться эта победа? А в чем она обычно заключается?
В осознании противоположной стороной своей неправоты? Ну, на это рассчитывать не приходится. Если за восемь-то лет «осознание» не пришло, совесть не пробудилась, значит, и теперь будет дремать.
В унижении? Доставит ли ей удовольствие видеть некогда любимого человека поруганным? Сейчас кажется, что да. Но, дойдет до дела…
Может быть, мне его соблазнить? Вскружить голову и бросить, словно щенка вышвырнуть на пустырь жизни. Пускай потом ластится, выпрашивает обглоданную косточку, или шастает по помойкам в поисках протухших объедков…
Нет, слишком примитивно, скучно. Да и, если честно, бравурности в этом намерении больше, чем уверенности. С чего она решила, что он поведется?
Тогда, может быть, достаточно нагнать на него страх? Точно! Нет ничего разрушительнее страха.
Месть… Мистика… Похожие слова. Из головы никак не выходил рассказ консьержа о привидениях, якобы обитающих в подъезде…

В окне появилась кудрявая рыжеватая головка. Лена ее сразу признала: та, что косит под феминистку, одевается всегда стильно. Удальцова ее так и прозвала: «стиляга». Стиляга ни разу не уходила с работы позже шести, впрочем, по-утрам опаздывала также редко.
Рядом с рыжей головкой возникла тонкая рука, державшая лейку. Носик лейки наклонился, видимо, поливая цветок. Цветка видно не было.
Он набрал в свою фирму одних девиц. Юбочник!
Хотя, нет, какие ж сейчас юбки? Сейчас брючки, да в обтяжечку, да так, чтобы полоска от стрингов проступала… «Дудочки» называются… «Дудочник!» Хи! «Свистун!»

Она откинула черную крышку компьютера, зашла на сайт. Там уже которую неделю обсуждадась тема мести. Даже «ветку» под нее отдельную завели «Око за око, и аз воздам». Начала писать.
 Helen:
- Да ладно вам! Чем журить меня за банальность поведения и мышления, лучше бы подсказали какой-нибудь неординарный способ мщения…
Мэги:
- Ты, деточка, в магазин пойди, ближайший к его дому, посмотри, какой он сок берет. И вколи туда яд. Шприцем вколи. Ведь это только кажется, что покупатель хватает первый попавшийся пакет. У каждого, на самом деле, имеются свои: рост, поворот туловища, угол подъема руки… и, соответственно, «любимая» полка… Вот разузнай все это и останется вариантов – штук пять, - чтобы не промахнуться. Потом пакеты с отравой, которые благоверный твой не купит, сама возьмешь, да выбросишь, чтобы иных, безвинных, людей не сгубить…
Прежде Лены на предложение Мэги откликнулся Андро:
- Вы это серьезно? С ума сойти! У меня начинает складываться впечатление, что наша, кажущаяся интеллигентной, кампания состоит сплошь из маньяков…
Helen:
- Мэги, я вас спрашивала всего лишь о способе мести…
Мэги:
- А почему бы вам его не убить? Из мести…
Андро:
- Мэги!!!
Мэги:
- А что такого? Вы ведь все равно не думаете, что она та, за кого себя выдает. Наша фантазерка Helen, очевидно, пишет очередной роман. А там - чем больше трупов, тем лучше.
Андро:
- Хорошо, где в таком случае ее героиня раздобудет яд?
- Поганок можно в лесу набрать, - ответила Helen, видимо, грибной запах так на нее подействовал.
Мэги:
- Крысиный пусть купит! В столице он сейчас под запретом. Но… километров сто в глубину матушки-Рассеи отъехать, практически в любом хозмаге найдется. А то не сложно сговориться и с могильщиками на кладбище. Может, они ей кадаверинчику откопают. А грибочки – средство ненадежное, в них разбираться нужно, иначе - с унитазом поговорит и все.
Maska (только что появилась):
- «Кадаверинчик»? Это лекарство, что ли? Передоз предлагаете? А в аптеке его не достать, почему на кладбище?
Мэги:
- Лекарство? Отрава! Трупный яд, если по-простому. Достаточно могилку вскрыть в сыром месте, в низинке где-нибудь, не самую старую. Они, могильщики, знают! И шприцем откачать – чего откачается. Там уже без разбору, все – сплошной кадаверин. Только одна особенность: не в курсе я, травит этот яд через желудок, или ему непременно в кровь попасть нужно.
Maska:
- Трупный яд… Интересненькая мыслишка. Но… коли для романа… Вот, если бы этот «кадаверинчик» мстительница сама «вырастила». В какой-нибудь трехлитровой банке, как раньше чайный гриб ставили, марличкой прикрыв…
Ежик (тоже пришел):
- Ага! Точно! Прокралась ночью в морг, - отрезала там кусок мяса от трупа – и в банку.
 Paraмmount pictures:
- Нет! Лучше пусть она мстит мужу за убиенного любовника, и кусок отчекрыживает именно от его трупа, так сказать, на память, - палец там, или какой иной дорогой сердцу орган… А могильщики за добычу кадаверина не возьмутся. Потому как побоятся опасную могилу вскрывать. Ведь достаточно небольшой трещинки на пальце, или царапины, чтобы через несколько минут копыта отбросить.
Тут у нее запульсировало указание на пришедшее приватное сообщение. Открыла. Письмо от того же Paramount pictures. Видимо, за неимением иного повода начать общение, он прицепился к ее аватару, картинке, создающей в виртуальной сети образ собеседника. Аватар обычно бывает у всех участников форумов, он сопровождает каждую реплику. Иногда люди вывешивают свое собственное фото, иногда – чужое, мультяшного персонажа или даже некую абстракцию, - здесь важна не документальная точность, а отображение внутренней сущности. Хелен установила себе аватар буквально день назад.
«Любезная леди, я сражен вами наповал. Какие мысли! Сколь оригинально вы их излагаете! Предполагаю, что фотография на аватаре не ваша, а так хотелось бы увидеть истинный портрет, еще лучше встретиться воочию с обладательницей столь умной головки. Жажду личного знакомства.»
 «С разбега и прямо в кусты!» - она сама не поняла, почему пришла на ум именно эта филистерская фраза, но ее дуальному прочтению повеселилась. Сидела-то Лена именно в кустах.
Какие «мысли»? Какая «головка»? Ничего особо рассудительного Лена пока не выказывала. Уж, слава Богу, самооценка у нее довольно трезвая.
«Вот прохвост! Пытается завязать знакомство, как с несмышленой девчонкой! Восьмиклассницы, и те требуют к себе более осознанного подхода. А ведь я вроде бы придерживаюсь имиджа серьезный леди. Значит, разглядел во мне полусумасшедшую фанатку, сублимировавшую сексуальную неудовлетворенность в любовь к детективным историям…»
На пике ажитации, вызванной столь нахальной «швартовкой», она начала отчаянно долбить по клавишам:
«На аватаре - Коко Шанель, - законодательница вневременной моды, человек с совершенным чувством стиля и родоначальник маленького черного коктейльного платья. А вы, должно быть, много весите, холодны и слишком высокого о себе мнения, коль выбрали вид заснеженной горы в ореоле звёзд…»
Пока набирала, пришло еще одно приватное послание, от Ежика. «Ого! Да я пользуюсь успехом!» Это письмо было коротким:
«Милая, милая Хелен! Солнышко в нашем мрачном детективном царстве! Искренне желая вам помочь, шлю ссылку на материал о самых популярных ныне ядах.» (Далее шла сама ссылка.)
Ленка даже смотреть не стала. Ответила также коротко и сухо:
«Спасибо! J Если все получится, обязательно поделюсь впечатлениями…»
Paramount Pictures также не заставил себя ждать с ответом:
«Ну, не притворяйтесь, проказница, вы ведь, конечно же, знаете, что это эмблема киностудии «Рaramount pictures»… И наверняка в курсе перевода известного брэнда на русский язык: «Верховные (высшие, главные) картинки (кино)», так что принимается лишь последняя претензия, насчет высокого самомнения. Почему взял себе такой ник? Он отдаленно схож с моей реальной фамилией. А какова связь между любительницей детективов Helen и кутюрье Коко? Ну, помимо строго язычка, разумеется.»
Лене очень хотелось уточнить его фамилию. Вдруг окажется редкой. Тогда можно было бы сделать на нее запрос в поисковом сервере и, если повезет, раздобыть дополнительную информацию. Чем-то ее зацепил этот ловелас.
Однако спрашивать, на всякий случай, не стала. Побоялась спугнуть. Все-таки главное преимущество общения в Интернете – это возможность сохранять инкогнито. Для себя же с этого момента стала называть его «Верховным картинкиным».
Ответила следующее:
«Образ – потому и образ, чтобы его не расшифровывать буквально, а домысливать, фантазировать, как кому угодно.»
Paramount Pictures:
«Вот вы сами и пояснили: «домысливайте», «фантазируйте»… Ваша же любимица Коко сказала: «Чтобы быть незаменимой, нужно все время меняться.» Вы следуете этому утверждению? Интернет дает возможность меняться ежедневно, а то и по несколько раз в день, причем без всяких денежных и прочих затрат.
Кстати, интересная тема для обсуждения. Реальные люди и их виртуальные «клоны». Кто есть кто? Может, обсудим? Вы любите кофе?»
Опять за свое! Эк не терпится вытащить меня на свиданку. Ну, сейчас я ему:
«Очень люблю кофе! Пойду на кухню и приготовлю. А вы пока выкладывайте соображения про «клонов»…
Paramount Pictures:
«Глумительница! Понимаете ведь, я не только о кофе, но и о кафе… В ваших текстах я разглядел вашу душу, а теперь желаю видеть еще и ваши глаза!»
Helen:
«А вы не боитесь, что я страшная, и что могу оказаться лет на двадцать вас старше? А глаза, в которые вы заглянете, будут маленькими, красными и заплывшими жиром? Будете ли вы комфортно чувствовать себя с такой соседкой? Вы же обо мне ничего не знаете, кроме имени. Кстати, а как вас зовут?»
Paramount Pictures:
«Игорь. Мне не важна ваша внешность, коль успел разглядеть внутреннюю сущность… Ладно, мне пора убегать. Желаю удачи! Ваш Человек-гора.»
Однако, зашухерился… Это ему-то пора убегать? Видел бы он, как я тут, в кустах, скрючившись, приладив ноутбук на коленки, веду с ним переписку. Ноги заледенели. Похолодало, а я и не заметила.
Лена вздернула руку с часами (все никак не могла привыкнуть, что на экране компьютера время тоже есть), - девятнадцать тридцать. В окнах Удальцовского офиса свет не горит, - значит, все ушли. Вот заболталась-то!!!


Следующая глава.

Tags: ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ, детективы
Subscribe

promo bonmotistka july 16, 2019 07:00 92
Buy for 100 tokens
14 июня 2019 года. Дед, я только что узнала, как и где ты погиб. До сих пор в нашей семье было известно только то, что ты пропал без вести. Вроде бы кто-то даже видел, что ты был ранен при переправе через реку. Предположили, что не смог выплыть... Каждую Могилу Неизвестному солдату мы считали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments