Антиискусственный интеллект. (bonmotistka) wrote,
Антиискусственный интеллект.
bonmotistka

ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ. Детектив. Глава 18.

Они знакомы друг с другом в реале, но инкогнито собрались на форуме в Интернете. Один из них - убийца. Кто? Это и предстоит определить виртуальным интеллектуалам...
Начало.

Предыдущая глава.
Все главы.


Х Х Х Х Х
Лена уже неделю жила у Артура. Скрывалась от милиции. Ее существование было весьма специфичным. Артуру подобное соседство нравилось. Он начал усиленно наряжаться, - в кои-то веки рядом с ним женщина. Ежеутренне смачивал свою непокорную челку и пытался уложить на косой пробор. Челка, разумеется, протестовала.
Ленке же можно было ходить хоть нагишом. Но ей все равно было неловко, и зрячей сиделки Варвары она стеснялась меньше.

[Читать дальше...]Хозяин квартиры выделил гостье целую комнату. Сам испытывал в связи с этим неудобства. Потому что, получается, добровольно заточил себя в спальне, где кроме кровати и шкафа ничего-то и не было.
А у нее, в гостиной, и книги, и компьютер, и телевизор. Артур, правда, заметил, что телевизор ей больше нужен. Зато компьютером она практически не пользовалась. (Свой ноутбук вообще убрала подальше, чтобы не было соблазна.)
В клубе Helen заявила о краткосрочном отдыхе с сопутствующим отсутствием Интернета, пообещала, что явится в назначенное время в кафе. Потерявшая соперника Шляпа также на время вышла из игры.
На форум, однако, она заходила, хотя и крайне редко, не авторизуясь, гостем. Девушка никак не могла привыкнуть, что на компьютере приятеля все, что она читает, синтезатор проговаривает вслух:
Мышк:
- К-м-зын-др-др?
Пилт:
- П-кы-прд-пр-пирв-нстл-сылфц-рэкм-и-кырт-мнь-нпст-и-чтл-щ.
Колокольня в уксусе, сапоги всмятку, да и только! Тарабарщина, чем-то напоминающая лепет зеленых человечков из фантастического фильма. Но Артур разбирал абсолютно все:
- Это просто очень быстро проговариваемый текст. Первая фраза – вопрос: «Как мы узнаем друг друга?» Его задала Машка. Вторая – ответ Пилота: «Пусть, кто придет первым, перевернет на столе салфетницу, рекламу или краткое меню на подставке, или что-либо еще.» Все как у вас, зрячих! Ведь читающий тоже не отображает в своей голове буквы по отдельности, он проглатывает слова, фразы, а иногда и вовсе страницы. Так и здесь. Только речь идет не о визуальной подаче информации, а о звуковой.
Юноша пытался объяснить что-то про Катерину и Николая. Ленка думала - про императоров, но, оказалось, про разные программы озвучки, именуемые отнюдь не в честь коронованных особ и даже не в честь разработчиков, а по именам дикторов. Была еще какая-то «говорящая мышь»… Все они на несведущий и зрячий глаз Удальцовой похожи. Артур же утверждал, что нисколечки, и  что Катерина ему нравится больше. Гостья этому предпочтению находила психоаналитическое объяснение:
- Разница полов – великая вещь. Мужчине женщина всегда будет более интересна.
- Может, и так. Я тоже считаю, что мир был вначале был поделен по гендерному типу, а уж потом на виды, подвиды, характеры и темпераменты. Как только сознание живых существ достигло рубежа корненожки, половой интерес стал основным мотивом бихевиоризма.
- Бихе… чего?
- Бихевиоризма – поведенческой психологии.
- Ясно!

Скорость произношения в компьютере регулировалась, но Лена предпочла ее не замедлять. Так легче забыться и не думать, что каждая просмотренная страничка, каждое прочитанное слово становятся достоянием присутствующих. Точнее, одного присутствующего. Она его стеснялась не потому, что имела что скрывать. Просто должно же быть у человека некое личное пространство. Абсолютное затворничество – пагубная штука, но жизнь на виду, словно бы за стеклянной витриной, не менее вредна для психики. Тюрьма, кстати, сочетает в себе обе эти крайности.
Книги девушке пригодились, но не все, потому что были на Брайле, некоторые, к счастью, в двойном варианте, также и с обычным шрифтом. Стояли на полках еще и диски с аудиозаписями произведений классики. Их Лена брала, если выходила из дома.
Она уже привыкла к тому, что маленький голубой дельфинчик на присоске в ванной смотрит ей в глаза во время купания и сообщает температуру воды всякий раз, когда та меняется хотя бы на градус. Перестала вздрагивать в ответ на бой часов, а били они в том числе и по ночам. Напротив, по числу «бомов» оказалось проще ориентироваться, особенно сейчас, глубокой осенью, когда темнеет рано, а рассветает поздно.
Только теперь она разглядела расставленные на полочках пустые рамочки с фотографиями. Небольшие, потому и неприметные. Вместо снимков в них были вставлена цветная бумага.
- Что это такое? – спросила она у Артура.
- Звуковые «фото».
- Здесь же нет картинок.
- А они мне и не нужны. Я их все равно не вижу. А то, что гости станут разглядывать черты дорогих мне людей, уж извини, даже некоторая зависть берет.
- Но ты сказал «фото».
- Звуковые! – он нажал на кнопочку.
«Есть такая совершенно абсурдная фраза «убить время». Что за чушь! Его можно потратить бездарно, впустую. Но «убить» – значит прекратить его земное существование. А время бессмертно! Твой конкретный отрезок в этой бескрайности, конечно, конечен, но и его нельзя проскочить досрочно. Время нельзя потратить впрок. Поэтому, что бы ты до сей поры не делал, как бы бездарно ни жил, у тебя всегда есть завтрашний день, а он – как белый лист: хочешь - напиши письмо любимому человеку, хочешь – нарисуй солнышко, хочешь – набросай бизнес-план…»
- Это отец, - пояснил Артур. – Единственная его запись. Он тоже умер. Сердце. Красный цвет… ну… бумажка вместо снимка… любовь и боль. А вот тот – голубой, там Артем, брат, издевается над моей девушкой… Не смущайся так! Да, у меня была девушка, близкая подруга. А что?! Разве я не парень хоть куда?!
- Куда? Девушку-то, говорю, куда подевал?
- Как-то не заладилось… Прошу не забывать – я все ж живой человек, мне тоже может что-то надоесть, что-то не понравиться…
- Почему голубой?
- Цвет в рамке?
- Ага!
- Потому что хорошее настроение тогда было и на душе легко…
Он включил запись:
«Слушай, у меня, как бизнесмена, коммерческое предложение! Зачем тебе на одежду, прическу, косметику и косметологов тратиться? Давай работать в паре. Я буду расписывать Артуру, как ты хорошеешь день ото дня, а ты мне за это небольшую плату. И тебе существенная экономия, и мне на бутерброд с семгой. Идет?»
- Смекалистый он у тебя, своего не упустит.
- Одно слово – «бизнесмен».
- Ну, хорошо, фотографии ты заменил голосами. А картина зачем на стене висит?
- Картина – совсем другое дело. Снимки насыщаются энергетикой за счет воспоминаний. А если ты не видишь – ты не вспоминаешь и ничего не чувствуешь. Картина заряжена эмоциями сама по себе. Я и в картинные галереи время от времени хожу… К тому же, эту, – он махнул чубом в сторону стены, - подарил мне опять-таки любимый братец. Кстати, не подлинник. Подлинник висит в Неаполе в национальной галерее. Репродукция оттуда же. Просто очень качественная репродукция, ручной работы, правда, уменьшенная в размерах. Оригинальный-то холст почти метр на полтора. Называется «Притча о слепых». Но есть и другое название: «Слепой ведёт незрячего». Питер Брейгель 1568-ой год.
Ленка присмотрелась внимательней. Люди, которых она до сих пор принимала за бурлаков, на самом деле действительно тащили друг друга, а не бичеву с баржей. Их шестеро. Первый оступился и падает в яму, второй – на него… Остальных, видимо, ждет та же участь.  Невзрачная одежда, куцые, обтягивающие череп чепцы. Пусты не только глаза, но и лица. Ни грамма жалости, даже некоторое отвращение.
- И какие чувства у тебя вызывает эта репродукция? – спросила девушка. Она недоумевала, зачем брат подарил столь унылую картину?
-  Понимаешь, - Артур пригладил ладонью волосы надо лбом. – Это библейский сюжет: «Если слепой ведёт слепого, то оба они упадут в яму». Здесь не чувства, здесь философский настрой, если хочешь, даже предостережение.

Всего несколько дней назад ей казалось, что она знает об Артуре все, - так много и часто они прежде общались. Но теперь поняла, что это ощущение ошибочно. Например, выяснилось, что юноша написал диссертацию по древнерусской литературе. И еще у него есть практичная и востребованная профессия, которой он владеет виртуозно, и мог бы зарабатывать неплохие деньги, «если бы не брат, «закарлушивший» меня окончательно, си речь, разбаловавший», - так объяснил свое тунеядство сам Артур.
Что за профессия? Массажист. Можете ли вы себе представить, как способен намять ваше тело человек, привыкший жить «на ощупь»?! Ленка удостоверилась лично. И оценила по достоинству. Правда, от регулярных сеансов отказалась из смущения. Сделала только один, пробный, на шейном загривке. А вот сиделка, как выяснилось, излишней конфузливостью не отличалась и была постоянной клиенткой своего подопечного.

Елене не разрешалось делать по дому ничего.
- У нас есть оплачиваемый персонал, - намекал приятель на присутствие временно отсутствующей Варвары. Потому что при  сиделке он вел себя корректно и, разумеется, прислугой ее не называл, ни  прямо, ни косвенно.
- А ты? Ты же сам готовишь?
- Я – другое дело. Я – хозяин, а ты – гостья.
Лена бурчала в ответ, что при таком отношении гостья скоро сбежит. Но Артур лишь улыбался:
- Никуда ты не сбежишь, ты заплутала, потерялась, застряла и в своей виртуальной паутине, и в реальности. Тебе нужен поводырь.
- Ты, что ли, поводырь?
- Я! А что? Библейская притча на новый лад: «Слепой ведет зрячего»… Или в тебе еще живы предрассудки, будто мы хуже ориентируемся в пространстве и времени?
Все это время Ленка сидела за столиком на кухне и наблюдала, как ее незрячий друг готовит спагетти. Воду в кастрюли или чайник он всегда наливал лишь до середины. Уровень проверял рукой. Мог и более гигиеничным способом, например, в арсенале чудо-приспособлений молодого мужчины имелся электронный индикатор, вешавшийся на край посуды и начинавший пищать при соприкосновении с жидкостью. Недостаток такого индикатора – короткая ручка-держатель, предполагающая наполнение почти до краев.  Для измерения также вполне подходила палочка, обмотанная ниткой, ее часть, погруженная в жидкость, становилась на ощупь мокрой и отличалась по температуре. Но обмотку приходилось часто менять.
Получалось – проще всего рукой (и Удальцова попросила друга не усложнять себе жизнь в ее присутствии). Парень приноровился отмерять нужное расстояние двумя пальцами. Большой кладет на кромку, указательный опускает вниз: если кончик коснулся поверхности – воды в самый раз, если погрузился – многовато (станет снимать – расплещет), остался сухим – требуется долить.
- Ты уже давно мой поводырь.
- Вот видишь! Впрочем, за смирение тебе полагается поощрительный приз. Я положу в кипящую воду спагетти, а ты подпихнешь их вниз, когда нижняя часть размягчится. Увы, этот трюк я так и не сумел освоить.
- Как же ты варишь спагетти один? Или без Вари никогда?
- Варю без Вари! Ха-ха! Красиво звучит. Пожалуй, эта фраза теперь станет девизом моих кулинарных экспериментов. В одиночку я их, спагетти, ломаю.
Лена смотрела на приятеля и удивлялась. Почему в его жизни все так четко, так слажено? Порядок в квартире, порядок в голове…
Вот он режет лук. Крупно. Бросает на сковородку.
- Может, я порублю мельче?
- Ни  к чему. Это же на соус. Все равно потом перемалывать в блендере.
Все его движения четкие, уверенные. Ничего не видит, а точно знает, что и как резать. Лена вот зрячая, а кто кого зарезал тогда, в «Юдоли», не углядела.
В жизни Артура нет ничего случайного. Может, и она, Лена, не случайна. Абсолютно точно не случайна! Зачем-то ведь он с ней связался.
- Зачем я тебе?
- То есть? – он открыл морозильную камеру холодильника, достал пакетик с грибами.
- Ты не допускаешь в свою жизнь случайных людей. Почему допустил меня?
- Ты не просто «случайная», ты – находка! Одна на тысячи, а то и миллионы. Зачем заставляешь меня повторяться? Я же уже отпускал тебе комплименты и по поводу твоей искренности, и по поводу уникальности, - к грибам и луку были добавлены помидоры. - Про спагетти не забудь!
- Ой! – девушка бросилась к плите, длинные макаронины, погружаясь в кипяток, на глазах превращались из крепких прутьев в податливые веревки. – Вот и опять. Ты оказался организованнее меня. Я увлеклась разговором и позабыла о твоем поручении.
- Это потому, что работа руками не требует от зрячего человека сосредоточенности. Точнее не всякая требует.
- Так просто?
- Да. Знаешь, это только для книги Гиннеса хорошо одновременно писать диктант и повторять вслух таблицу умножения.
- Разве там есть такой рекорд?
- Не знаю, но мог бы быть. Самая большая беда наших с тобой современников - постоянная спешка. Мы пытаемся обмануть время. Но время обмануть невозможно. Нет ничего на свете мудрее времени. И у человека, который сосредоточен на моменте под названием «сейчас», его будет гораздо больше, нежели у человека, пытающегося забежать вперед. Помнишь мультик? Девочка пошла в лес. Стала собирать ягоды. «Одну ягодку беру, на вторую смотрю, третью примечаю…» И заблудилась.
Содержимое сковородки перекочевало в глубокую миску, больше напоминающую собой вазу. Артур с первого раза угодил вилкой от блэндера в розетку. Кстати, еще одна особенность: все розетки в квартире были расположены не в укромных местах, как обычно, а на самом виду, чтобы и дотянуться легко, и шнур ни за что не зацепился.
- Да, но очень трудно сосредотачиваться на том, что делаешь автоматически.
- Вам, зрячим трудно. Для меня же всякий автоматизм, либо счет до определенной цифры, либо строго поэтапное выполнение… Тут не отвлечешься.
- Но нам-то как быть?
- Сосредотачивайтесь не на самом действии, а, так сказать, на «контексте». Вот варишь спагетти - рассмотри кастрюльку, какие у нее ручки, какой она формы, цвета? На кого или что похожа? Так и голову займешь и творческие способности будут развиваться.
Все-таки он был немного занудным, этот Артур.
- Или наушники в уши и книгу слушай, язык учи!
- Чем же книга лучше собственных мыслей, при условии, что ты – человек не глупый?
- Тем, что в мыслях ты сама себя переносишь в соответствующие места и ситуации, и не всегда для тебя приятные. Да, даже, если приятные - не всегда реалистичные. А потом – бац! Правдой по темечку.
Гостья почему-то вспомнила газету «Правда», представила, как ею, свернутой в трубочку невидимая рука судьбы бьет по мозгам, словно прибивает назойливую муху.
Юноша тем временем измельчил помидоры, лук и грибы в однородную массу, опустил в миску палец. Вытащил его, багряный, словно окровавленный, и облизнул.
- Я похож на вампира?
- Дай, тоже попробую!
Ленка дернулась к миске, задела рукой за край и перевернула. Одна «кровавая» лужа растеклась по столешнице, другая – по полу. Из первой во вторую шлепались густые алые капли.
- Извини! – сказал Артур. – Я забыл, как нервно ты реагируешь на любое упоминание о крови.
- Это ты извини! Весь твой труд насмарку!
- Что, в миске совсем ничего не осталось?
- Совсем чуть-чуть, на донышке. Ну, и ладно! Добавим туда кетчупа, и сделаем вид, что вкус грибов и лука все же остался.
- Угу! Только я уберу последствия, - она взяла возле раковины губку и вымыла стол, потом направилась к двери, но остановилась на пороге. - Хм, неделю у тебя живу и даже не знаю, где лежит тряпка для пола.
- Там же, где и швабра. Во встроенном шкафчике в ванной. Справа от стиральной машинки увидишь ручку, за которую нужно потянуть.
Если бы Лена умела зрительно подмечать детали, как подмечает их на слух Артур, она бы заметила этот шкафчик и раньше: ручка, две петли, по периметру двери зазор между кафельными плитами глубже и шире, чем в остальных местах…
Тряпка висела на теплой трубе. Она схватилась было за швабру, но задумалась, брать ее или не брать? Вдруг от рукоятки словно током шибануло. Это была та самая половая щетка, что стояла в их с Алевтиной Павловной общем коридорчике, и исчезла после убийства соседки. «Та самая или точно такая?» Уже в который раз за последние полчаса она пожалела об отсутствии у себя наблюдательности.
По возрасту идентична. Потертость на дощечке, в которую входит щетина, кажется, той же кляксовидной формы. С другой стороны, любое пятно можно назвать кляксой. Вот если бы оно было на что-то похоже. О! Бирка! На той швабре сохранилась часть бирки. И на этой есть: «Росбыттех…», потом гост, потом серийный номер, потом наклейка обрывалась.
- Никак не найдешь? – Артур решил, что она что-то не поняла, или перепутала, явился на помощь.
Лукавить не было смысла, - все равно поймет.
- Откуда у тебя эта швабра?
- М-м-м… А что? Какая-нибудь интересная? Тебе понравилась?
- Прежде ответь. Потом разъясню.
- Ну, - он оперся о косяк, потер лоб. – Не помню, чтобы мы ее меняли последние года три. По крайней  мере, я не в курсе. Вот, черт!
- Что?
- Я думал раньше, что, по крайней мере, в своем доме досконально знаю каждую вещь. Получается, ошибался. Понимаешь, я не пользуюсь шваброй. Ты же знаешь, у меня Варвара этим занимается. Кухню я у нее время от времени отбираю, но уборка – полностью ее.
«Правду говорит, или лукавит? Ну, убить Алевтину Павловну, подтащить тело к двери, а швабру принести к себе домой он никак не мог. Тогда, получается, Варвара? Или все же швабра не та?»
- А сиделку ты надолго отпустил?
- Ты же знаешь, я ей отпуск дал, пока мы здесь вдвоем. Она на экскурсии по золотому кольцу… Да что тебя так всполошило?
- Мне кажется, именно эта щетка стояла у нас возле двери на лестничную клетку, и именно она исчезла, когда соседку прирезали.
- Вот те раз! Ты уверена?
- Нет.
- Думаю, это тебе только кажется. Завтра встреча, ты волнуешься, думаешь о ней. А тут еще я с дурацкой шуткой про окровавленный палец. Вот и причудилось… Нет, мы, конечно, можем ей позвонить, Варваре. Но не думаю, что это что-то даст…
- Конечно, не даст, только спугнет, если она и есть маньячка.
- Ле-э-на-а!!! - он обхватил ее за плечи и потряс. – Варя не может быть Машей, да и убийцей, - я живу с ней в одной квартире уже больше десяти лет!!!
- Да, конечно…
- Но звонок нам действительно ничем не поможет, потому что по описанию понять, подменили нам швабру или нет, нельзя.
- Это, если они хотя бы похожи. А если разные?
- Звонить Варваре?
Ленка задумалась. Однако уже через несколько секунд приняла решение:
- Звони!
- Но разговаривать будешь ты, я ведь не смогу сравнить описание с действительностью, потому что не вижу.
- Ой, нет, Артурчик, что я ей скажу? А у тебя мотив – хочешь знать, как выглядит швабра, которой убирают в твоей квартире. Ты мне потом все-все изложишь. Я знаю, память у тебя хорошая.
Разговаривал Артур. Сиделка почти с абсолютной точностью описала интересовавший их предмет. Единственное, утверждала, что деревянные части вишневого цвета. В то время как Удальцовой они показались темно-коричневыми. Возможно, от старости потускнели? Почему они не покупают новую? Впрочем, Варвара опять-таки утверждает, что швабра вполне еще функциональная, а главное, удобная.
 «Ладно, в любом случае уже завтра все должно выясниться.»
 Елена очень рассчитывала на эту встречу. Материализация в пространстве ее виртуальных знакомых, друзей и недругов, должна была не только восполнить недостающие звенья в цепочке происходящих событий, но и вернуть на место ее собственную «крышу». Ленка снова начала сомневаться в личной адекватности. Ведь, если посмотреть со стороны, швабру в квартиру приятеля удобнее всего было притащить именно ей, Лене…


Следующая   глава.

Tags: ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ, детективы
Subscribe

promo bonmotistka july 16, 2019 07:00 92
Buy for 100 tokens
14 июня 2019 года. Дед, я только что узнала, как и где ты погиб. До сих пор в нашей семье было известно только то, что ты пропал без вести. Вроде бы кто-то даже видел, что ты был ранен при переправе через реку. Предположили, что не смог выплыть... Каждую Могилу Неизвестному солдату мы считали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments