АнтИИскусственный интеллект. (bonmotistka) wrote,
АнтИИскусственный интеллект.
bonmotistka

Categories:

ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ. Детектив. Глава 20.

Они знакомы друг с другом в реале, но инкогнито собрались на форуме в Интернете. Один из них - убийца. Кто? Это и предстоит определить виртуальным интеллектуалам...
Начало.

Предыдущая глава.
Все главы.

Х Х Х Х Х
Ее взгляд оторвался от вновь прибывшего, переполз на покачивающуюся в углу (видимо, сквозило) черную колючку. Колючка больше напоминала новогоднее украшение, нежели морского обитателя. В школе Ленка с Мишей делали такие, соединяя вместе свернутые из бумаги тонкие и длинные конусы.
«Ежик? При чем здесь Ежик?» И тут она поняла. Мужичок в красном джемпере утверждает, что писал сообщения под Мишкиным Ником. Она посмотрела на друга детства. Взгляд Михаила блеснул. Лена ждала с его стороны возмущения, но тот лишь сжал под столом ее ладошку и шепнул на ухо:
- Фатум! Перст судьбы! Не разоблачай! Подождем, что станет делать дальше этот псевдо-я.

[Читать дальше...]Михаил шептал в правое ухо, а в левом объявился Артур:
«Я правильно расслышал? У вас там сразу два Ежика?»
- Угу! – промычала Удальцова двум приятелям сразу. – Елена, - представилась и она. – А это, это…
- А я – Андро, - пришел на выручку Мишка. – Впрочем, мы все здесь уже вполне реальные люди, поэтому проще будет, если вы станете называть меня Михаилом.
- Почему Андро? – процедила, склонившись к плечу друга, Лена.
- А захотелось. Он не объявлялся, не сообщил, будет или нет, значит, скорее всего, не придет, - также едва слышно ответил приятель.
- А если придет?
- Пусть выкручивается, - мне же пришлось. Интересно будет посмотреть…
- Что это вы шепчетесь? Где больше двух… а нас уже больше… - пыталась оригинальничать Машка.
«Так, внимание, Леночка, игра начинается, - комментировал Артур. - Помни все, что мы с тобой проговорили накануне! Ну и, само собой, пристальное внимание на человека в махеровом. Маньяк так открыто выступать не стал бы. Скорее всего, это мент. И закажи коньяк! Тебе нужен допинг!»
Коньяк она брать не стала. У подошедшего с меню официанта заказали, легко сговорившись, «для разгона» графин водки  на всю компанию и минералку без газа, от жажды и для тех, кто был за рулем.
- А меня? – спросил притихший до сих пор и потому оставленный без внимания мужчина в костюме. Верхняя пуговица его пиджака отходила от петли сантиметров на двадцать, в то время как нижняя была застегнута, не смотря на то, что он сидел. Видимо, под одеждой скрывались накачанные плечи и торс. – Меня попробуйте угадать!
- Что ж? Намекните, или сочините на ходу загадку про свой ник, - Удальцова попыталась спровоцировать человека в пиджаке на демонстрацию интеллекта. У маньяка, судя по его сообщениям, IQ должен быть высоченный.
- М-м-м… Я – человек в форме.
- Пилот!
«Ничего сложного или оригинального». Пилота она считала вторым по значимости (после Машки) заочно подозреваемым. Теперь это подозрение растворилось в воздухе, словно след реактивного самолета. «Хотя… Часто бывает, на словах люди скованы, а на письме - развязны и оригинальны, именно такие чаще всего и виснут в сетях паутины. Итак, предполагаемые лидеры из кандидатов на роль маниакальной Шляпы утратили свой статус с первых же минут знакомства. Зато появился новенький – Ежик-2».
Официант принес воду, водку и высокий детский стульчик:
- Мадам, вы можете посадить сюда своего песика. У-тю, какая прелесть! – он протянул руку к мохнатой морде.
- Тяв, - ответила псина и попыталась схватить официанта за палец. Тот отдернул руку.
- Это сученька, - уточнила хозяйка медовым голоском. – Майечкой зовут. Спасибо за сиденьице, но лучше я подержу свою крошку на руках.
Наполнили стопарики. Машка и Мишка, приехавшие на машинах, чтобы не выделяться, налили в штофы минералки. Все оторвались от меню и ждали, кто первым возьмет на себя смелость произнести тост.
Взяла Лена:
- Я еще не успела представиться… Хелен. Прошу любить и жаловать, - и тут же словила ответный блеск в глазах. - Я знаю, всех вас интересует главный вопрос: действительно ли я сидела за решеткой? Обязательно на него отвечу. Но пока… позвольте поинтриговать вас еще чуть-чуть. И… я предлагаю первый тост именно за интригу. Она нас сплотила, привела сюда, ей мы обязаны своим виртуальным существованием и реальной встречей.
- За интригу! – все начали чокаться друг с другом. Из-под потолка за процессом молча наблюдали застывшие морские гады и рыбы.
- Э-э-э! Так не пойдет! – остановила процесс Ленка. – Там, откуда я, меня учили чокаться, глядя прямо в глаза друг другу.
- Вы из Германии? – спросила Maшкa, хотя все понимали, на какое место пребывания намекает Ленка. – Немцы считают, что, если не смотреть друг другу в глаза, когда чокаешься, то семь лет секса не будет.
- Чур-чур, нас от такой напасти! – подыграла Удальцова. А про себя подумала: «Сколько же у меня его, секса, не было?» В ухе раздались возгласы Артура:
- Молодчина! Умничка! Не успела «загрузиться», а соображаешь как мультипроцессор! Глаза в глаза – что может быть честнее и обличительнее?!
Все принялись бить стопариками о стопарик, не забывая при этом сверлить друг друга взглядом.
Машкин взгляд - абсолютно пустой, то есть нейтральный, видно, Ленка интересовала ее меньше всего. У мужчины в джемпере из махера – слегка ханжеский. Пилот смотрел прямо и с хитрецой. Михаил-Ежик лучился. Выпили.
- А еще говорят: «сообрази на троих – появится пища для размышлений», - все решили, что Лена просто умничает, но на самом деле она пыталась достойно ответить на неслышимую для остальных остроту Артура насчет «загрузиться». Так сказать, «разминалась перед боем».
- Ну, нас здесь аж пятеро, и то пока. Так что, будет о чем поговорить… - добавил Пилот.
- Да, молчать не будем, - это и ежу понятно, - мужчина в красном свитере, кажется, даже не понял, почему все рассмеялись над его репликой.
- Кстати, о пище. Не пора ли ее заказать? Меню просмотрели? – рулил процессом Пилот.
Люди оживились, словно бы всем дали установку на выход из гипнотического сна. Оживились и рыбы, их всколыхнули поднимающиеся вверх от суетящихся посетителей потоки.
- Рекомендую форель. Она здесь живая, так сказать с пылу, с жару… должно быть, неплохо, - Машка влезала со своими советами и замечаниями, куда надо и не надо. «Интересно, во время поглощения пищи она хотя бы сможет помолчать!» Персона номер один теперь уже окончательно перестала интересовать Лену. На маньяка с интеллектом она не тянула.
- Хочу мяса, мраморного, с кровью, - мужчина  в мохнатом джемпере хищнически потирал руки.
- Увы, здесь только рыбное меню, - напомнил стоявший на изготовке с блокнотом и карандашом в руках официант.
- Ну, тогда свежезарезанную форель.
Официант сделал пометку.
- Кхм! Привет! Я – Гога! – никто не заметил, как он подошел.
Появление Удальцова оказалось для Ленки полнейшим сюрпризом. Девушка полагала, что ее экс-муженек увлечен новой для него ролью отца, и за происходящим на форуме не следит. Алексей пожал руку Михаилу, при этом многозначительно повел плечами. Мол, не думал тебя здесь увидеть.
Остальные также сделали заказ. Плюс попросили принести огромную тарелку, на всех, фирменного блюда: коктейля из морепродуктов и грибов, - рекомендация официанта.
В ожидании холодных закусок и горячего снова «распалились»: выпили по рюмашке, потом еще по одной, вместе с проштрафившейся и подошедшей самой последней Мэги. У Мэги золотистые кругляшки-локоны. Обрамляют лицо, будто кто-то только что вытачивал черты стамеской, и завитки стружки не успели облететь. Вспоминается наивный Буратино.
Кажется, больше «гостей» ждать не приходилось.
«Дай  мне знать, кто теперь у тебя под подозрением? – не унимался Артур, – попроси что-нибудь передать.»
- Э-э-э… Ежик, будьте добры, салфетку.
Ну, конечно, а кто еще мог казаться здесь самым «нечестным», самым странным.
- И… салфетницу поставьте ровно, нас и так уже собралось больше, чем ожидалось.
«Эх! Проболталась! Ведь мог бы еще прийти Paromound… Ну-ка, вспомнит ли кто про него?»
Никто не вспомнил.
- Предлагаю выпить на брудершафт! Сколько можно «выкать», - мужичок в махере уже изрядно захмелел, быстрая реакция на алкоголь выдавала в нем человека пристрастного к сему занятию.
- Она не Катя, она – Лена…
Омонимичную шутку Михаила оценили немногие. Поэтому он пояснил:
- Господин Ежик сказал «Вы, Кать»… Но прелестную нашу соседку зовут Леной, значит, обращаться к ней нужно «Вы, Лен…»
Но и это разъяснение поняли не все. Машка, например, решила, что он намекает на то, чтобы называть всех настоящими, а не виртуальными именами.
- Поддерживаю! Давайте все представимся по новой. Так будет честнее. К тому же, например, называть Ежика Ежиком мне как-то неловко, - она подобострастно посмотрела на самозванца.
- Ага! А ксиву предъявить не надо?! - возмутился Ежик. - Нет уж, если и вводить уравниловку, то обратного толка, обращаться друг к другу по кликухам, ну, по прозвищам.
- Что за обязаловка?! Кому как удобнее, тот так и представился, и называть друг друга стоит тоже кому как удобнее, или проще запомнилось, - примирил всех Михаил.
 - Верно, не надо обязаловки! За свободу! – вытянул вперед руку с рюмкой Ежик, вытянул уже совсем не бодро и добавил, - … За свободу слова!
Его тост никто не поддержал. Становилось понятно, что благовидное сборище интеллектуалов может перерасти в банальную пьянку.
- Я не очень сильно расстрою Вас, Хелен…
- Тебя, - поправила девушка Пилота.
- Да. Верно, тебя… Мы же договорились общаться на «ты».
- Как это договорились? Как это договорились!!! На бруденштафт-то не пили! – но на реплики захмелевшего лже-Ежика никто внимания не обратил. Пилот продолжал, будто никакого замечания не прозвучало:
- Ты, Хелен, конечно, нам интересна. И твое прошлое тоже. Но больше всего собравшихся гложет вопрос: кто приватизировал Шляпу?
«Не хочет, чтобы исчезла интрига вокруг моей персоны? Или действительно искренне верит, что один из нас сознается, в захвате принадлежащего всем образа? Это он еще про преступления не знает! Ведь объявить себя Шляпой, значит, объявить себя убийцей!»
- Я приватизировала! – сказала Мэги. Просто и спокойно. И, поскольку никто ничего не высказал в ответ, ибо присутствующие сдерживали внутри подступающую к горлу и стремящуюся вырваться наружу ярость, продолжила:
- Более того, я могу ответить за Хелен, отбывала ли она срок. Отвечаю – отбывала. За то, что восемь лет назад в этом самом кафе убила клоуна Ивана Парамонова.
Все продолжали молчать. Даже Артур не осмелился вмешиваться, хотя его ужасно мучил вопрос, кто сделал столь скандальное заявление.
- Я – его жена, бывшая жена, мы состояли в разводе, - вопросов больше не было. Точнее, были, но уже не требующие ответов, даже не вопросы, - догадки.
- Мария Гиалина? Эм-Ги, Мэги? Да-да… это же очевидно! – проговорила Ленка. – Но тогда вам единственной здесь и на всем белом свете известно что Ивана, на самом деле, убила не я.
- Конечно. Его я убила!
На лице у Мэги не отобразилось ни одной эмоции. «Вот так «Буратино» с золотистыми локонами! Бородавчатый циклихт над ее головой и то менее спокоен.»
- Могу сделать официальное заявление. Собираетесь затевать пересмотр процесса? – это она спросила у Хелен, и, через паузу, - Не будете, полагаю. Вы не мстительны по натуре. Хотя на форуме и заявляли об обратном. Но то была просто бабская обида.
«Она буквально вторит словам Артура!»
- Есть смысл пересмотреть процесс, - встрял Пилот. – Я представляю следственные органы. Елена Васильевна, вы меня не узнали, я тот самый помощник, что ходил проверять окна в вашей квартире в день убийства соседки, - Славутин, Александр Прокофьевич. У вас там компьютер был включен, так я про сайт и узнал.
- Так вот кто у нас «оборотень в погонах»! – несколько натянуто пошутила Мэги.
- Я вижу, здесь все свои! Ха-ха-ха! – Машка все еще пребывала в беспечном расположении духа. – Однако, жаль, что вы не истребитель, - на последнее слово она сделал особое ударение, произнесла его подчеркнуто восторженно.
От волнения все снова перешли на «вы».
- Истребитель, милейшая, истребитель… Юридическое – мое второе образование, в органы пошел после расформирования полка…
- Вот как?! – Машка посмотрела на мужчину уже с гораздо большим уважением. А Пилот почтительно посмотрел на Helen:
- Елене Васильевне полагается не только моральная, но и материальная компенсация за незаслуженное содержание под стражей.
Это произошло так быстро, и прозвучало так просто, - ее реабилитация. По-сути, анти-приговор, точнее, его аннулирование.
«Поздравляю!» - сказал Артур.
- Хм! – заерзал на стуле Мишка-Ежик.
- Да у нее ж наследство! Зачем ей деньги?! Впрочем, вы правы, процесс стоит возобновить, и инициатором выступлю я. Что? Что вы на меня так смотрите? Думаете, если бывшего муженька прикокнула, то уже и совести нет?! Может, она, совесть, меня все эти годы грызла. А насчет мужа… Ну, скажите честно, кому из вас никогда не хотелось прихлопнуть свою вторую половинку? Тем более, бывшую, а-а-а? Вы, мадам, не в счет, - не дала она высказаться Машке, - Вас, думаю, во вторые половины никто никогда не брал. Не обижайтесь! Нет, ну, правда! Вот мы развелись. Он – король: «ошибку юности» оплачивал ежемесячно и регулярно. Я – нигде не работала, только на его алименты с ребенком и жили, начала пить… Налицо упадок личности. Ай-ай, как нехорошо! Можно подумать, мне, или кому бы то ни было, такая жизнь нравилась. Я бы тоже хотела: популярность, гастроли, гонорары, и, с барского плеча… на, деточка тебе на конфетки да булавочки, золотые, с брильянтовой головкой…
- Популярность и деньги никому не даются легко.
- Ой! Хто это сказал? Ментик наш, в ряды честных людей затесавшийся? А ты сам-то что-нибудь из этих двух категорий, либо популярность, либо деньги, видывал? На зуб пробовал? Не важно, получилось бы, или нет… Мне ж даже попробовать не дали. Беременность, декрет… А там: поставь дочь на ноги, потом о себе думай. Я и не думала о себе. Вспомнила, когда к карьере возвращаться уже поздно. А что я еще умею – ничего! Вот я – бяка, меня совесть гложет, - посмотрела на недоверчивые лица окружающих, - Гложет-гложет, куда деваться! Только и он, муженек, хоть и король, а голый! Любая рожавшая баба меня поймет: первые года два – это деньгами не измеришь. Это все равно, что Кремлевскую стену пытаться заменить высокотехнологичным забором. Неоценимо, невосполнимо. Он меня стесняться стал. Ведь можно было по-людски, друзьями… Подачки не лично, а в конверте с цирковым шофером переправляет. «С дочкой, говорит, хочу видеться!» Я ему: вначале злобу свою оставь. Не люби, не симпатизируй, просто – уважай! Уважение – оно основа всего, любых отношений. Даже начальника-изверга по-своему можно уважать. А то ты ко мне как к таракану – помоев не жалко, но прихлопнуть все равно стоит. Разве я могу к тебе дочь со спокойным сердцем отпускать?  На День рождения, сюда, в «Юдоль» не позвал… Всех позвал. Школьных товарищей и врагов, а меня – нет. Пришла, и, как Золушка, протаяв дырку в замерзшем окне подсматривала. А тут, как специально. Вышли на улицу, разбираться. Она вон, - махнула в сторону Удальцовой, - на Игоря бросилась, Иван ее оттолкнул, она упала. И нож из руки выскочил…
«М-да, теперь понятно, почему Игорь не сообщил правду следствию. Такую только шантажом и можно было заставить ребенка из своих «материнских тисков» выпустить,» - сделал вывод слышавший все Артур.


Следующая глава.

Tags: ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ, детективы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo bonmotistka july 16, 2019 07:00 92
Buy for 100 tokens
14 июня 2019 года. Дед, я только что узнала, как и где ты погиб. До сих пор в нашей семье было известно только то, что ты пропал без вести. Вроде бы кто-то даже видел, что ты был ранен при переправе через реку. Предположили, что не смог выплыть... Каждую Могилу Неизвестному солдату мы считали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments