Наталья Шеховцова (bonmotistka) wrote,
Наталья Шеховцова
bonmotistka

ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ. Детектив. Глава 21.

Они знакомы друг с другом в реале, но инкогнито собрались на форуме в Интернете. Один из них - убийца. Кто? Это и предстоит определить виртуальным интеллектуалам...
Начало.

Предыдущая глава.
Все главы.

Х Х Х Х Х
Принесли салат. Огромную вазу в форме ладьи из белого фарфора. В ней вперемешку: каракатицы, осьминожки, морские звезды (или что-то похожее на них, Ленка не была уверена, что звезды едят) и… медузы? Девушка присмотрелась повнимательней. Нет, это не медузы, это шляпки грибов. Ну-да, официант же говорил: «Коктейль из морепродуктов с грибами». Причем «Медуз» было немного. Основная часть грибов была нашинкована и соединена с соусом. Точнее, с соусами, потому что гора салата делилась на сектора будто пестрый зонтик, у каждого сегмента свой цвет.
- Что же вас теперь заставило сознаться? Не верю, чтобы исключительно совесть, - спросил Пилот и отправил какого-то гада на вилке в рот.

[Читать дальше...]Сектора коктейля оказались разными не только на цвет, но и на вкус. Один пряный, другой с кислинкой, третий – жгучая горчица… Большинство – перченые до горьковатого привкуса.
- Да и шантажировать теперь некому, - вмешалась Ленка. - Сами себя бы не выдали – никто б не выдал. Объявились бы у дочери и зажили счастливо.
На последнюю реплику Гиалина ничего не ответила, только слегка повела плечами. Продолжила же, глядя в глаза помощнику следователя:
- А у моей «совести» уже лет пять, как виртуальное воплощение появилось.
- То есть?
- Совесть, собака, ящик, ру, - адрес такой, почтовый. Еще хохмит по этому поводу, сволочь! Выполняй, говорит, мои указания в точности, а то сыграешь в ящик. Вот я и ждала случая, чтобы освободиться от «Совести». Замучила совсем. Уж лучше тюрьма. Хелен, вон, отсидела, и ничего, вышла постройневшая, умудренная, а бледность, приобретенная в застенках, ей даже к лицу.
- Указания?
- Да! Например, съездить в город Нарокопинск, заселится в оплаченный на мое имя номер и ждать…
«Это она про случай с Андро,» - подсказал Артур.
Ленке хотелось ему ответить, мол, вот она, дура! Надо было в гостинице списки жильцов проверить! Но по понятным причинам произнести вслух ничего не смогла. Гиалина же продолжала:
- Ела там, по улицам и набережной гуляла. «Командировочные» входили в статью расходов. Деньги пересылались на главный почтамт города. А однажды я вернулась в гостиницу и мне передали «посылку». Контейнер для перевозки животных с котом внутри и сумку с лохмотьями.
- С чем? – изумилась Машка, она прижала шавку к груди, будто тот самый кот из контейнера мог очутиться сейчас в ресторане и откусить ей голову…
- С лохмотьями: рваной, грязной, дурно пахнувшей одеждой – уточнила Мэги, внеочередно, в одиночку, отхлебнув водки. – В сопроводительной записке было сказано, что завтра утром владелец такого-то автомобиля с таким-то номером будет отъезжать от такого-то дома. И поедет в сторону Южного шоссе. Его путь неминуемо проляжет через такие-то перекрестки. При  этом через перекресток Х дважды, ибо он, скорее всего, заедет на свою привычную заправку. Если остановится, подойти к машине и попросить милостыню, во время разговора приоткрыть дверь и, когда водитель отвлечется, просунуть кота. До тех пор кота прятать в котомке, не кормить, в гостинице из переноски не выпускать. Все предусмотрел, гад, Совесть то есть. Предупредил, чтобы не действовала на заправочной станции, там охрана и камеры. И еще он мне бонус пообещал, если смогу достать из машины ноутбук, мол, выкупит его по цене нового.
- А если бы не получилось подойти на перекрестке ни в первый, ни во второй раз? – Пилот шумно втянул в рот особо длинноногого «спрутенка».
- И на этот случай была инструкция. Взять такси и следовать по такому-то маршруту. Но уже за счет собственного гонорара.
- Ничего себе, - помощник следователя не то цокнул языком от возмущения, не то попытался выковырять застрявший меж зубов салат.
- Но этот «минус» все равно оставил бы меня в «плюсе».
- Однако вам повезло, - вмешалась Хелен.
- Да, - подтвердила Мэги.
- Машина остановилась на красный свет, когда указанный господин возвращался с заправки. И ноутбук вы сперли.
- Да, - снова подтвердила Мэги. - Но не сразу. Хотела было уже пожертвовать деньгами на такси и пуститься вдогонку, начала на ходу лохмотья сбрасывать, вонючую нищенку-то кто к себе в салон посадит. А тут смотрю, водила мой вилять начал, на встречку вырулил и… лоб в лоб… Подбежала, да в суматохе, пока народ вокруг роился…
- Поня-я-ятно, - протянула Хелен, она задавала правильные вопросы и помощник следователя был рад, что может пока спокойно поесть. - Вы, конечно же, не думали, что невинное хулиганство, такое, как подбросить кота в машину, может обернуться угрозой для человеческой жизни.
- Конечно, - бесстрастно ответила Мэги.
- Друзья, я не понимаю, это «прикол», что ли такой? Новая игра в придумывание детективных историй? – Машка округлила алый ротик и выпучила глазки, шпиц вжал голову.
- Отнюдь, какие уж тут «приколы»? Ну, а когда ядовитый лед подбрасывали в напиток шурину, тоже ни о чем не догадывались? – снова спросила Лена.
Очередной гад из салата, пронзенный вилкой, завис над тарелкой помощника следователя. Тот перестал жевать и воззрился на Удальцову:
- Игоря? Он ведь ей шурином приходится.
- Игоря отравили? Когда? – удивилась и Мэги.
- Несколько недель назад. А вы не знали? Примерно в то время, когда украденная Шляпа выложила аналогичную «ледяную» историю на форуме.
- И историю я не выкладывала.
- То есть и истории не было! – возмутилась Хелен.
- Нет, история была. Ее «Совесть» выкладывала. Я обновленный пароль ей передала.
- Вот те раз! Так, может он, этот маньяк, эта «совесть» - чужак, и мы зря пытаемся его обнаружить среди присутствующих? – опечалился помощник следователя.
- Очень может быть, - согласилась с его опасениями Мария Гиалина.
- Нет, н-е-ет! Не может быть, - рассуждал вслух Славутин. – Если бы у него просто не было кода доступа, он бы именно его и запросил. А так… Следы заметал. Нужно было улик против Мэги наоставлять. Втянуть ее, так сказать, поглубже… Думаю, «Совесть» все же сидит сейчас за нашим столом.
Все начали озираться друг на друга.
- Надо выпить, - предложил лже-Еж.
Все выпили, без тоста.
Мэги затеребила вырез кофточки.
– Игорь не мог умереть несколько недель назад. Я буквально в прошлую среду с ним разговаривала, по телефону…
- А я вообще позавчера виделся, - добавил Пилот.
«Валя пришла. Боже, как не вовремя. Мне бы сейчас вас посушать… Не пойму, этот клоун, второй, он что, жив? Но… пойду разбираться со шваброй…»
Ленке пропустила слова Артура мимо ушей. Из соседнего грота внезапно вынырнула голова в рыжем парике, на носу – красный шарик на резинке, тот, который она видела в кабинете у Парамонова.
- Нет, я не умер, я живее всех живых! – проверещала голова дурашливым голосом и столь же дурашливо захныкала. – Нам ли растекаться слезною луже-е-ею?
«Швабра не наша…»
За столом стояла тишина. Ни Артуру, ни клоуну никто ничего не ответил.
«Эй, Лен, что у вас там, я отходил, ничего не слышал. Ты поняла? Швабра та самая, из коридора, из вашего с соседкой коридора… Ты на связи, поняла?»
- Да, - отрывисто произнесла Ленка.
«Я пошел дальше с Варварой разбираться. Извини, отключаюсь на время. Если будет нужна помощь, звони на мобильный, я его в карман положу. Просто позвони, не говори ни слова, я тогда тут же вернусь к прослушке…»
Вынырнувший из-за ширмы снял парик и нос, поклонился и представился:
- Ваш покорный слуга, клоун Бонмот, в жизни – Игорь Парамонов, на форуме - Paramount pictures. Прошу любить и жаловать.
Он протянул руку Удальцову:
- Извиняюсь за то, ну… тогда. Я вел себя недостойно с вашей женой, - обернулся к Хелен. - Перед вами, мадам, я уже извинился, в письменном виде.

Елена ничего не понимала. То есть, она поняла все о происходящем вокруг, но совершенно не могла разобраться с тем, что творилось у нее внутри. Там смешались три чувства. Сумей она успокоиться и взглянуть отстраненно, без труда бы поняла, что за эмоции ею овладели.
Во-первых, она была совершенно обескуражена. Убийцы притворяются праведниками, живые - мертвыми. Никому и ничему нельзя верить.
Во-вторых, она была испугана. Тем, что маньяк или его преспешник оказался вхожим в дом, который она считала своим последним надежным убежищем. Возможно, он даже вхож в него часто. Может, это Варвара? А если Артур? Или она сама? Еще пять минут назад ей казалось, что она полностью реабилитирована, что никакой потери памяти не было, и голова у нее – хоть кирпичи лбом разбивай, в переносном, конечно, смысле. Собственно, она и «разбивала», щелкая как орехи крепчайшие интеллектуальные задачки, ценой ошибки в которых могла стать в том числе и человеческая жизнь. Но теперь снова  шевельнулось подозрение насчет «игр разума», раздвоения личности и селективной амнезии.
В-третьих, он ей понравился. Это чувство она пыталась оглушить спускаемыми из мозга весомыми доводами: он знал настоящего убийцу, но позволил упрятать ее за решетку; совершенно не по-джентльменски оставил девушку одну на свидании, на которое сам же ее и пригласил; он инсценировал свою любовь, а потом и смерть!!!  В конце концов, он подслушивал здесь, в «Пучине» их разговор… И, несмотря на весь «букет» абсолютно неэтичных и неприличных действий, она не могла заставить себя думать о нем не то что с неприязнью, но хотя бы отстраненно. Ее испуг и обескураженность только усилились. На смену конструктивному вопросу «Кто же маньяк?» пришли три новых, вертопрашных: «Достаточно ли я хороша собой, чтобы он пожалел о собственных проступках? Достаточно ли серьезны проступки, чтобы я не смогла их простить? И… не слишком ли я поспешу, если прощу его прямо сейчас?»

Как же, скажите на милость, можно было им не заинтересоваться!? С одной стороны, своим появлением он внес окончательную неразбериху в ситуацию, с другой, как только появился, тут же взял развитие событий в свои руки. По-мужски последовательно и основательно стал перебирать факт за фактом, ник за ником, довод за доводом. Начал с себя. Дурашливый тон оставил вместе с париком и носом.
- Да, я инсценировал убийство. А что мне оставалось делать?
На минуту замолк, подошел официант, и он попросил перенести блюда с его бывшего столика на новое место и принести еще одну стопку. Потом продолжил:
- Я не знал, кто желает со мной расквитаться. По логике получалось, что моей смерти могут жаждать два человека: Маша, - он кивнул в сторону Мэги. – Ведь, как правильно было подмечено, в этом случае ее дочь становится богатой наследницей, и она спокойно сможет поселиться в нашей квартире. И Хелен, она ведь сразу заявила, когда появилась на форуме, что полна жажды мести. Доверять нельзя было никому. И, чтобы остаться в живых, я решил опередить маньяка.
- А как вы вообще поняли, что вам что-то угрожает? – спросил Пилот.
- Это уже становится смешным, но… та же «Совесть» подсказала. Мне также стали приходить от нее письма. Вначале - стишок, опубликованный на форуме. Про игру в жмурки. Я его получил чуть позже, чем он был выложен в сети. Из чего заключил, что выложен он был для меня персонально.
- Нет, вмешалась Хелен. – Выкладывала я. Я же переправила его бывшему мужу. На самом деле это сообщение адресовалось ему.
Картинкин кивнул:
- Ну, поскольку я не ваш муж вообще, тем более, не бывший, - он улыбнулся. - Значит, мне отправил четверостишие кто-то еще. Я понял это очень быстро. У вас, милая Хелен, есть одна маленькая особенность. Вы – единственная пользуетесь клавишей «Ё». Все остальные пишут «Е», как и в печатных изданиях, без двух точек вверху. И первое задание, там, где рассказывается про историю убийства в театре – тоже ваших рук дело.
- Да, - подтвердила Удальцова.
- Но, простите, это же практически описание убийства вашей соседки, - напомнил Пилот.
- В том-то и дело. Но соседку я не убивала. Может, Мэги?
- Нет, не я.
- Хи, джентльмены и леди, вы что, пытаетесь в игру «верю - не верю» играть, - расхохотался Михаил. – Будете тыкать пальцем и озвучивать версии, а маньяк, человек, безусловно, высокой степени честности, обязан будет сознаться, как только укажут на него? Так проще опросить всех по кругу. Или нет? Вы тоже вовлечены в «жмурки»? Не желаете простых разоблачений, вам «игры разума» подавай?!
- Не волнуйтесь, милейший. Кто-то сегодня обязательно будет арестован. Возможно не один, - осек его Пилот. - Из кафе никто не выйдет, пока я не разрешу. Мои коллеги дежурят на улице. Если хотите, я назову номера машин. Подойдите к окну и проверьте, - последнюю фразу он адресовал конкретно школьному приятелю Елены. Тот поднял вверх руки, мол, сдаюсь, и больше не спорю. – Так что спешить нам с вами теперь уже некуда. Продолжайте, господин Парамонов. Вы рассказывали, что решили опередить маньяка и инсценировать собственное убийство.
- Да. Однажды я получил письмо с прямой угрозой: «Слепой ничего не видит, глухой ничего не слышит, немой ничего не скажет… Но, если кто высматривает и выспрашивает, означает ли это, что он хочет еще и рассказать?» Тогда спало подозрение и с Мэги. Во-первых, мне намекнули, что дело в каком-то моем интересе, который я проявляю. Во-вторых, моя бывшая невестка в «железках» была чайником, а утром я обнаружил вскрытым свой автомобиль, и не просто вскрытым, кто-то копался под капотом. Бог его знает, не успел он тогда что-то предпринять или просто меня запугивал. Возможно, это было и просто совпадение. Но я решил не рисковать, и не ждать, что случится дальше. Осень – грибная пора, проще всего было объявить об отравлении. Договорился с редакцией газеты «На арене», точнее с редактором ее электронной версии, чтобы вставил несколько строк некролога. Сказал, что хочу кое-кого разыграть. В тираж, конечно, такую «шутку» выпускать было нельзя, все друзья-коллеги бы всполошились, а сайт наши сослуживцы просматривают редко, не компьютерные люди, да и зачем, им издание бесплатно доставляют. Через месяц «некролог» убрали из виртуального номера. То же самое в «Вестнике здоровья». Благо там к сезону и реальная статья про поганки публиковалась, абзац приплюсовали - никто не заметил. Кроме тех, кто мог искать целенаправленно.
- Я искала и нашла, и маньяк, похоже, тоже, - подытожила Хелен. - Быстренько сориентировался. Зачем-то создал копию профиля «Paramount pictures», и выложил сочиненную историю про яд и лед.
- Красивая история. Мне самому понравилась, - Картинкин посмотрел девушке прямо в глаза. – Собственно, про себя у меня все. Маш, извини…
Машка встрепенулась, попыталась заправить пышные волосы за ухо, - не получилось, тогда почесала лобик у шпица:
- Что вы, что вы, - взглянула с обожанием. Видно было, что ее интерес к напившемуся Ежику несколько угас, и она подыскивала себе новый объект для амуровых стрел, острых взглядов и прочих колкостей.
- Хм, да! Извините, Мария. Я обращался к своей родственнице. Чтобы в дальнейшем не было путаницы, предлагаю Мэги называть согласно ее виртуальному прозвищу.
- Не будет никакой путаницы, в жизни меня Нинель зовут, - заявила Машка.
- Как так?
- Когда я выбирала себе ник, имела ввиду не имя, а слово «маска»… Ну, знаете, - и она фальшиво затянула. - «Живу без ла-аски, бо-оль свою зата-а-ая, всегда быть в ма-а-аске – су-у-удьбя ма-а-ая.» В конце концов, наша виртуальная жизнь – сплошной маскарад: иные имена, ненастоящие фотографии, отфильтрованные слова… А потом кто-то, уж не помню кто, обратился ко мне на русский манер, - «Машка». Так и пошло.
- Вот те раз! Тогда путаницы нет, вы – Нинель! Маш, слово за тобой. Извини, что перебил своим появлением. Ты рассказала, что переодевалась нищенкой, подбрасывала кота в машину и крала ноутбук. Эта история была выложена и на форуме, она имеет какое-либо отношение к членам Клуба любителей детективов?
- Не знаю, - ответила Гиалина.
- Имеет, - уверила Хелен. – Незадачливый водитель один из форумчан, - она посмотрела на Ежика-Михаила, тот - на нее. – Но сейчас его с нами нет. Если вы не против, о нем чуть позже.
- Не против, - согласился Игорь Парамонов. – Давайте будем последовательны.
- Ух! Ладно, давайте, - Пилот, наконец, расправился с возложенной на тарелку горой салата. – Признаться, я о случае в Нарокопинске слышу впервые.
- Я против! – по-школярски вскинул руку лже-Ежик. – Предлагаю нарушить порядок допросов, то есть опросов, то есть рассказов, внеочередным тостом.


Следующая глава.

Tags: ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ, детективы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo bonmotistka july 16, 2019 07:00 92
Buy for 100 tokens
14 июня 2019 года. Дед, я только что узнала, как и где ты погиб. До сих пор в нашей семье было известно только то, что ты пропал без вести. Вроде бы кто-то даже видел, что ты был ранен при переправе через реку. Предположили, что не смог выплыть... Каждую Могилу Неизвестному солдату мы считали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments