Наталья Шеховцова (bonmotistka) wrote,
Наталья Шеховцова
bonmotistka

Categories:

ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ. Детектив. Глава 23.

Они знакомы друг с другом в реале, но инкогнито собрались на форуме в Интернете. Один из них - убийца. Кто? Это и предстоит определить виртуальным интеллектуалам...
Начало.
Предыдущая глава.
Все главы.

Х Х Х Х Х
«Ах, вот это зря! Это же могло быть нашим козырем!» - завопил в ухо Артур. Пилот неровно задышал и заерзал на стуле, Картинкин поднял брови, наморщив лоб.
Но Ленка шла в нагляк.
- В квартиру, кроме меня и приятеля, вхожа его сиделка. Она утверждает, что недавно приходил слесарь, похоже, липовый. Но как он мог протащить незаметно швабру? Ведь в карман ее не положишь!!!
«Да запросто! Оставил на лестнице. Варя увлеклась каким-нибудь делом. Нас с тобой дома не было, думаю, он это тоже отследил… прошмыгнул, пронес, - вот и все. Она говорит, что он просил половую тряпку, так что, где все находится, знал.»
- Кроме сиделки, я так понимаю, в квартире никого не было… Тогда – запросто. Оставил за дверью, улучил момент и пронес! – Ленка даже заглянула Пилоту в ухо, нет ли и у него там мини-микрофона? Может, ребята, что сидят в машине, перехватывают речь Артура?


[Читать дальше...]Кто приборами, кто руками, но присутствующие расправились с карпом, угрем, сомом, семгой, щукой и осетром. Опустел и графинчик, когда успели – никто не заметил. Даже от омара остались лишь части расколотого панциря.
Графинчик восполнили. На смену царственному раку принесли суетных креветок. Заказали еще и устриц.
Устриц растащили первыми и довольно быстро.
Гога-Удальцов был немногословен. Подтвердил сказанное Хелен и все. Машка заявила, что ей также скрывать нечего.
- Ну, разве что состояла в личной переписке с некоторыми членами, - и выразительно посмотрела на Ежика, который на самом деле Ежиком не был.
И тут раскрылась последняя для Хелен тайна.
- Раз пошла такая пьянка, - заплетающемся языком, похихикивая, заявил последний из «неисповедовавшихся». – Как на духу… Не Ежик я!
- Как? – отшатнулась Машка.
- Тяв! – возмутилась ее собачонка.
- Оч-чень просто. Лена, вы меня совсем-совсем не узнаете?
- Нет, не узнаю.
- Как же, мы же с вами всякий раз смотрели друг на друга на прогулках…
«Петька-марьяжник! Го-о-осподи! Да разве его узнаешь? Волосы отрастил, побрился чисто, джемпер яркий напялил. Она ж его все больше в сером, неприметном, прежде видела.
- Вы, Петр, изменились, - сказала сухо.
- Конечно, вы – тоже, - с улыбочкой.
- Как вы меня нашли?
- Я-то сам с Интернетом, что называется, не на «ты»…
- Да вы и друг с другом на «вы» разговаривать начали, - злобно подметила Машка.
- Попросил одного человека, у которого компьютер дома стоит, посмотреть. Он говорил, что в Интернете теперь кого угодно найти можно. Интернет – прямо-таки «Большой брат».
- Оу! Читали Оруэлла? – не без издевки спросил Михаил.
- Не понял…
- «Тысяча девятьсот восемьдесят четыре»?
- Нет, я гораздо старше, - Петька слился по цвету со своим мохнатым свитером.
- Про «Большого-то брата» откуда узнали?
- А! Это перец мой, человек тот, что в компьютер лазил, так сказал… Говорит, «все видит, все про всех знает», типа тюремного надзирателя… А помнишь, Лен, у нас дама была, баскетболистка, дубинка у нее в руках – что спичка… Мы ее «Большой сестрой» звали…
Ленка промолчала.
- Понятно! - подытожил Мишка.
- Так вот, я и подначил его, мол, давай проверим! На имя и фамилию ничего не было. Друган сказал, надо что-то, что только этого человека касается, фразу или дату. Я из фраз ничего не знаю, мы ж не разговаривали, только переписывались. А из дат, когда освободились, - взглянул на Машку, поправился. – Освободилась. И нашел. Ты упоминала, на форуме. Потом почитал про встречу. Запомнил место и время. И еще Ежика запомнил, это ж он тебя про день выхода спрашивал. Решил им и назваться.
Обескураженная и растерянная Машка грызла креветки, словно щелкала семечки. А потом и вовсе пододвинула тарелку себе под нос:
- Кто-нибудь претендует? Могу поделиться членистоногими, так сказать, с членами… виртуального клуба, - разочарование в новых друзьях, наконец, позволило ей больше не важничать, быть самой собой. На предложение никто не откликнулся, и дама, зажав шпица под мышкой, принялась лузгать креветок.
- Если не секрет, Петр, за что вы сидели, у меня, как понимаете, профессиональный интерес, - спросил Пилот.
- Ради Бога! - он растянул губы в улыбке и поднял пальцы вверх. – По совокупности. Четыре года – за хулиганство, это я побил одного чувака, восемь – за грабеж.
- Это когда чувака ограбили? – брезгливо уточнил Алексей-Гога.
- Ага, подтвердил лже-Ежик-Петька. - Только уже другого чувака. Арифметика у нашего суда, вам, господин сыщик, должно быть известно, - кривая: четыре плюс восемь, получилось десять, га-га-га, - он раскатисто залился.
Да! Хелен огляделась по сторонам. Впервые за сегодняшнюю встречу. Не потому, чтобы события, происходящие за столиком, перестали ее интересовать. Как раз наоборот, обилие новостей, невероятностей и внезапностей оказалось слишком концентрированным, требовалось переключить внимание хоть на минуту, чтобы все осознать.
Странно, но она только сейчас впервые вспомнила о событиях восьмилетней давности. Не в том смысле, что она о них забывала. Просто нынешняя обстановка, новый дизайн кафе никак не напоминали о прошлом. Она попыталась вспомнить, где находился их столик, где гуляли клоуны с компанией… Единственный ориентир – выход. И то ей кажется, что, сменив витрину, новые хозяева сместили и местоположение двери. И все-таки…
- Леш, ты можешь представить, где был наш столик? – Михаил в это время куда-то вышел, Ленка подвинулась на его место и наклонилась через стол.
- Хм! – Удальцов пожал плечами, покрутил стриженой головой. – Кажется вот там, он воздел палец параллельно распростертой в воздухе рыбе-пиле. - На месте той вот скалы.
- Точно! – подтвердил слышавший все Картинкин. – А мы гуляли возле той вот стенки…
На стенку смотрел лупоглазый циклихт. А Хелен стала рассматривать других посетителей. Папа с мамой вывели в свет юную леди. Девочке лет пятнадцать. Ей бы сейчас в ослепительно-мерцающий зал ночного клуба, а не в дремотное подводное царство «Пучины». Обе, дама и юная леди в вечерних нарядах. У первой – блестящий синий атлас и бархатное «болеро» с высоким присборенным воротником, напоминающим цветочный лепесток. У второй – черный гипюр, положенный на основу телесного цвета, по фигуре и с декольте. На столе – цветы. Наверное, день рождения в тесном семейном кругу или годовщина свадьбы.
А вдруг эта идиллия также лишь внешняя? Ведь и их криминально-детективную компанию можно принять за долгожданную встречу друзей. По сути, так оно и должно было быть. Может, мама за тем столиком – совсем не мама, а, например, мачеха. Отец женился на другой и решил познакомить женщину с падчерицей? Чем не повод вырядиться друг перед другом?
А вот еще интересный тип. Мужчина в очках, статный, наполовину седой. Один, сидит сразу за дамами. Глаз с их столика не спускает. То спрячется за букетом, то вынырнет. Или… смотрит сквозь букет… Прямо на нее, на Ленку. «Ох! Это же…»
- Я на минутку и не далеко, - бросила сотрапезникам и удалилась. Через несколько секунд вернулась, волоча за собой упирающегося того самого очкарика. – Вот, прошу любить и жаловать – Андро, в быту Андрей Петрович Бражнов, ученый из Нарокопинска. Тот самый, к которому в машину наша Мэги кота подбрасывала.
- Да какой я ученый, я – пенсионер, - заскромничал Бражнов.
- Как Андро? Тогда это кто? – воззрилась Машка на вернувшегося Михаила.
- Это – настоящий Ежик!
- Опаньки! Товарищ Ежик, поясните! – потребовал помощник следователя.
- А что тут пояснять, - забубнил Мишка. – Когда этот, - он кивнул в сторону Петьки-марьяжника. – Назвался моим Ник-неймом, мне пришлось выкручиваться. Разоблачать его не стал, решил посмотреть, что будет дальше. А Андро не предупреждал, что придет на встречу. Вот я и решил…
- Приедет, - уточнила Ленка.
- Что? – не понял приятель.
- Не «придет», а «приедет», он же из Нарокопинска. Это действительно большой сюрприз.
Бражнову принесли рюмку и приборы. Тут же выпили за его внезапное появление. Пересказали вкратце реальную подноготную виртуального общения.
-  А я, как увидел, что здесь та журналисточка… Нет, думаю, дело не чисто, присмотрюсь-ка. Тут и Мэги подошла. Долго вспоминал, кого она мне напоминает. Но память – профессиональная, фотографическая. Мне в университете формулы трудно давались, и я развивал в себе способность запоминать их различными способами, в том числе и чисто зрительно. Ну я и засел втихую. Удачное местечко подыскалось, дамочки нарядные на себя внимание отвлекают, да и за букетом, если что, спрятаться можно.
- Ну-с, подведем итоги, - продолжал командовать Парамонов-Картинкин. – Больше, даже если захотеть, даже если волшебство подключить, никто к нам не присоединится, ни воскресать, ни прибывать издалека некому. Все здесь. И всех, как я понял, можно подозревать. Хм! Поэтому поиски преступника предлагаю приостановить.
- Почему это? Интересно! – возразила Машка-Нинель.
- Правильно! Выпить надо! - согласился с Парамоновым Петька-марьяжник.
- Ой, мы сейчас тут все опьянеем, и контроль над собой потеряем, - дама сказала это почему-то своему шпицу.
- Ха! Потерять контроль – перспектива устрашающая, если учесть, что среди нас убийца и, похоже, не один, - подметил Удальцов.
- Рюмочки все ж поднимем, - Игорь пополнил штофики дамам, себе, уже не прячась, налил минералки.- Но приостановить поиски виновного, не означает «заспиртоваться» на данном этапе. Гога правильно подметил, среди нас преступники. Один уже сознался, пардон, мадам. Другого надо вычислить. По сути, каждого из нас можно подозревать. Нужно найти что-то, что поможет выйти на верный след. И это «что-то» на языке детективов называется «мотив». Я прав, господин следователь?
- Правы, – отозвался тот. – Вам бы, господа «любители» не в Интернете болтать, а делом заняться, точнее, делами.
- То есть, не в Глобальной паутине трепаться-трепыхаться, а в реальной жизни создать свою маленькую сыскную агентскую сеть… А еще лучше с круговой порукой. Замкнутый цикл: одни разбойничают, другие их ловят, а клиенты за все это платят.
Идея вызвала всеобщий восторг. Грех было не выпить. Снова чокнулись, снова глядя друг другу в глаза. При этом Петька-марьяжник поднялся со своего места и торжественно объявил:
- Лучше встать и чокнуться, чем чокнуться и сесть!
Алкоголь наконец ударил в голову, или просто организм устал пребывать в напряжении, но атмосфера как-то быстро раскрепостилась. Народ стал переглядываться, шушукать друг с другом. Мэги-Мария попросила Машку-Нинель подержать ее шпица. И та согласилась, прекрасно осознавая, что отдает любимую питомицу в руки убийцы. Мишка что-то шептал на ухо Удальцову и они вместе позыркивали на Картинкина.
- Итак, о мотивах… - вернул всех к делу Игорь Парамонов.
- Э-э-э… Какой мотив? - начала Удальцова. - Он же  аспид, садист… Ему ж все эти зверства удовольствие доставляют. Какой тут может быть мотив?
- Нет-нет. Психи действуют иначе. Позвольте уж я вам как помощник следователя скажу, то есть как человек, совсем еще недавно штудировавший в институте учебники, в том числе и по психологии. Настоящими шизиками, ими же подсознание движет. И хотя его, подсознание, принято в противоположность рассудку считать иррациональным, оно, на самом деле, всегда выбирает самый короткий и легкий путь. Поэтому мономан всегда выберет жертву слабую, неспособную оказать сопротивление. Наш же «маньяк», словно бы «на зуб» противников пробует. Задачки подбрасывает, на интеллектуальные поединки вызывает. По болезни душевной такого не наворотишь.
- Хорош болтать! Вечер уже, вы по домам расходиться собираетесь? У меня лично еще кое-какие планы, - Михаил налил из графинчика горячительного и выпил, не произнося тоста, не приглашая присоединиться.
Хелен вспомнила, что он отменил встречу со своей новой зазнобой. Тогда какие планы? Не с ней ли, с Ленкой, собирается продолжить встречу «тет-а-тет»?
- Отлично! – поддержал Парамонов. - Предлагаю устроить «блиц». Вот тут, на листочке, куда я все записывал, осталась абсолютно чистая тыльная сторона. Вы называете мотив, любой, какой приходит в голову, я фиксирую. Потом обсуждаем каждый, наиболее вероятные прорабатываем. Идет?
- Идет! – сказал Михаил, пилот с Удальцовой кивнули, остальные, кажется, пребывали в хмельной заторможенности. Впрочем…
-  Любовь и ревность, - вымученно вздохнула дама со шпицем.
Бедняжка! Машка начала понимать свою промашку. В виртуальном пространстве Амур весьма щедро выпускает стрелы и все они, как тебе кажется, точной наводкой летят в твою сторону. В реальности же оказывается, что рука у Купидона дрожит. И вообще, этот субъект, представившийся в образе пузатого малыша с крылышками, в жизни скорее походит на дикаря, мечущего гарпун в мутную воду. Поймает ли он при этом рыбу? Даже ему, Богу, доподлинно не известно…


Следующая глава.

Tags: ТУКОВАНИЕ В ПАУТИНЕ, детективы
Subscribe

  • Итак, главная обновилась... Можно выдохнуть!

    И не только главная. Что изменилось? 1. Все идет одной "лентой". В начале "рекомендации редакции" (5 штук плюс…

  • О критике и критиках...

    Вот, учились же все в одном вузе, может быть даже на одном курсе. Но один стал творцом, а другой - критиком. Как вы считаете, имеет ли человек…

  • Этот горький алкоголь...

    Выпил. И хочется еще. Я не о пьянстве, не о запоях, конечно. Но вот, например, "Рижский бальзам" или "Кампари" - два…

promo bonmotistka july 16, 2019 07:00 93
Buy for 100 tokens
14 июня 2019 года. Дед, я только что узнала, как и где ты погиб. До сих пор в нашей семье было известно только то, что ты пропал без вести. Вроде бы кто-то даже видел, что ты был ранен при переправе через реку. Предположили, что не смог выплыть... Каждую Могилу Неизвестному солдату мы считали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments