Антиискусственный интеллект. (bonmotistka) wrote,
Антиискусственный интеллект.
bonmotistka

Category:

Страсти-мордасти. Книга 1. "Крыжовенное варенье". Детектив.

Предисловие.
Начало первой главы.


Москва, 8 марта 2000-го года.

Светлана Артемьевна была несказанно обрадована. Столько гостей у нее давненько не бывало, и уж тем более она не ожидала в своем возрасте такого числа «джентльменов с поздравлениями» в Международный дамский день.
Как ни уговаривала Ольга Лобенко не брать с собой группу захвата («Я со старушкой одна справлюсь, а уж вдвоем с вами тем более»), капитан Отводов был непреклонен («Не могу нарушить инструкцию, да и, вдруг у нее там заседание банды»)…
[Читать дальше...]«Банда» состояла из пяти человек: помимо великовозрастной «предводительницы», мужчина лет тридцати, женщина, еще моложе, да двое годовалых близнецов, - внук с женой и потомством явились поздравить бабушку. Только Светлана Артемьевна поставила пять темно-красных роз сорта "Гран-при" в вазу, опять звонок в дверь. Посмотрела в глазок - Ольга Лобенко. Правда, девушка чуть раньше от приглашения отказалась. Но, видно, планы переменились. Не задумываясь открыла дверь, а с ней - целый наряд в камуфляже, во главе с капитаном, да еще два патлатых хиппующих соседа, Марат и Коля.
Милицейская команда влетела в комнату, утащив за собой бабушку, запутавшуюся в собственной ажурной шали, словно в сети. Камуфляжники распределилась вдоль стен, грозно выставили стволы. Отводов сделал шаг вперед, извлек откуда-то служебное удостоверение и закричал:
- Всем оставаться на своих местах! Сейчас в вашей квартире будет произведен обыск! Вот разрешение, - свободной от удостоверения рукой он порылся во внутреннем кармане, выудил белый, свернутый вчетверо, листок, оба документа сунул Светлане Артемьевне под нос, затем кивнул на Марата и Колю, - Это - понятые.
- Спокойно, капитан, ситуация под контролем! – внук в ответ протянул свою «корочку»…
Отводов заглянул и понял: получить ему от полковника с Петровки еще один нагоняй…
- Ох, дела! Быстро меня «раскусили», похвально! – «предводительница» ничуть не сробела, закинула край шали за плечо, прошла в прихожую, мягко прикрыла входную дверь. Вернулась. Взяла белый листок, развернула, внимательно прочла:
- «Следователь СВАО гэ Москва…» Так-так. Рассмотрев материал по обвинению… И принимая во внимание… Э-хе-хе! Имеется достаточно оснований полагать, что предметы, как-то: позолоченные сережки и кулон с горным хрусталем, латунный браслет со вставками из Чешского стекла, клипсы со стразами… ага, вот, - серебряное колечко с аквамарином, - находятся у Свистуновой Эс А, - зыркнула из-под бровей, - А где же подпись прокурора?
Отводов стоял как школьник у доски. Волосы взлохмачены, пятерню запустить в них сейчас он не решался, и так вид дурацкий. Со скоростью зубрилки протараторил:
- В случаях, не терпящих отлагательства, обыск может быть произведен без санкции прокурора, но с последующим сообщением ему в суточный срок, - инициатор несостоявшегося шмона все это время глядел почему-то не на вопрошавшую бабушку, а на бабушкиного внука.
- Вот я, милок, и говорю, слишком быстро работаете! И о чем теперь будете сообщать прокурору?
- Об ошибочке… - Отводов аж посерел. Но внук его успокоил, пообещал и с прокурором, и с Цветковым лично переговорить и капитана от нагоняя избавить. «В конце концов, сами виноваты, скрывали от местных органов часть важной информации». Ребят: соседей и группу захвата, - попоили чайком с пирогами, те поблагодарили, поздравили присутствующих дам и спешно ретировались. Остались только Лобенко с Отводовым. С ними, конечно, предстоял долгий разговор. Ведь нужно было все по-человечески растолковать…

Х Х Х Х Х
Незадолго до происшествия в Ольгиной квартире были совершены два преступления: кража в Питере, и ограбление в Самаре. При этом пострадал один человек.
На первый взгляд, между преступлениями не было ничего общего: исполняли их совершенно разные люди. В Северной столице сосед потерпевшего выносил мусорное ведро и на лестничной клетке повстречал «мужчину лет сорока, с густыми светлыми бровями, голубоглазого…» Они, хоть и не знали друг друга, но из вежливости поздоровались и разошлись, каждый по своим делам. Из квартиры номер сто пятнадцать, принадлежавшей одинокому пенсионеру Валентину Старкову, голубоглазый мужчина вынес приличную сумму денег и старинную резную деревянную трость с рукояткой в виде головы орла.
Самарец, Николай Городец, доставленный в местную больницу с черепно-мозговой травмой, дал весьма неточные показания. Он, токарь по профессии, возвращался домой после вечерней смены. Недалеко от проходной на него напал неизвестный мужчина, нанес удар по голове. Потерпевший успел оглянуться, но тут же потерял сознание. Когда очнулся, не было ни грабителя, ни бумажника в кармане, ни большого медного креста на шее. Единственное, что может утверждать точно, нападавший был чернобров и старше него лет на двадцать, то есть где-то пятидесяти-пятидесяти пяти лет.

И, тем не менее, именно неточно описанного самарского грабителя удалось поймать почти сразу. Им оказался некий Владимир Федорович Фадеев, безработный.
Фадеев частенько промышлял на улицах. До «крестоносца» напал на нескольких женщин. А после осмелел - стал на сильный пол бросаться. Решил, с одним подфартило, может, и с другими тоже повезет. «Мужики хоть и редко носят драгоценности, зато часто кладут в бумажник крупные суммы денег». Жертву выбирал похлюпче, небольшого росточка, чтобы проще и результативнее было глушить по голове.
Только однажды Владимир Федорович… промахнулся, в буквальном смысле слова. Несостоявшийся пострадавший увернулся из-под удара и, перекрутившись на одной ноге, другой ударил по запястью – дубинка вылетела. В следующее мгновенье «каратист» заломил злодею руки, связал их шарфом, и ну кричать: «Кто-нибудь, выбросите в окно скотч». Потом, уже в «обезьяннике», милиционеры два часа преступника от липкой ленты освобождали, весь был «забинтован».
Городец узнал в Фадееве ночного разбойника. Да тот особо и не отпирался. Все совершенные грабежи перечислил: где, когда, кого и что взял. Рассчитывал помощью следствию приговор смягчить. Одного не учел, крест, снятый с шеи Городца, оказался не простой побрякушкой, а старинной реликвией, упоминаемой аж в монастырских летописях XV века. Все остальные похищенные им у женщин украшения и суммы, экспроприированные из чужих кошельков, не составляли и десятой части оценочной стоимости медного креста.
Фадеев перепугался не на шутку. Нервически теребил манжет рубашки. Лебезил перед следователем, пытался вспомнить мельчайшие подробности:
- Мне теперь кажется, господин следователь, что человек, заказавший для себя крест, следил за мной. Потому как он про мое последнее ограбление, когда я золотую цепочку умыкнул, в смысле, отнял, все подробности знает. Сказал: «Возьмешь требуемую вещицу, а все, что будет в бумажнике, – твое. Если же откажешься – сдам ментам», - ну, в смысле, извините, вам, в милицию. А в кошельке у этого работяги всего стольник болтался. Я, когда явился отдавать крест заказчику, намекнул, мол, выходит, бесплатно на тебя пахал, в смысле, стольник-то - не деньги… Тот не поскупился, выложил три «зелененьких», тоже по сотни, - грабитель ненадолго замолчал, почесал лоб, и добавил. - Только цацка, по-моему, была все же другая, в смысле, не та, которую он хотел заполучить. Почему так думаю? Мужик вначале ее схватил, как голодная собака кость. Стал рассматривать, там самоцветы вкраплены. Особенно долго пялился на крупный зеленый камень, в центре. Поворачивал его к свету, подносил к глазам. Потом скис, в смысле, погрустнел. Я тогда подумал, что он из-за отданных мне трех сотен расстроился, в смысле, решил, не стоит этих денег крест. Отберет, думаю, «баксы». Но заказчик ничего не сказал, достал записную книжонку, развернул на заложенной странице и поставил жирную галочку напротив слова «крест». Он выписывал эту галочку долго, старательно, как бы что-то прикидывая в уме. Я успел разглядеть все, что было рядом: адрес, по которому я поджидал свою жертву. Чуть выше - другой, питерский, адресок. Он шел под пунктом «трость», и рядом с ним тоже стояла жирная галка. В самом же низу – третий - московский адрес и слово «перстень». И еще… строки с «крестом» и «перстнем» были взяты в общую скобку и помечены словом «изумруд» с вопросительным знаком.
Фадеев торопился, рапортовал на повышенных оборотах, словно боялся, что его не выслушают до конца, отправят в камеру:
- Я думаю, этот мужик – он медик. У него на записной книжке тиснение, вроде как две змеи, что-то обвили, чашу, чтоль? – почесал затылок. - Да, он, после того, как подумал, строчку с «крестом» в своей записной книжке вообще замарал, в смысле, вычеркнул. А вот третий, московский адрес и слово «перстень» при нем, обвел в овал, рядышком поставил восклицательный знак. Если хотите, господин следователь, я даже постараюсь все прочие, не самарские, адреса отобразить, в смысле, вспомнить. Только вы в протокол занесите, что я сам их назвал, что вы на меня не давили. Вы ведь на меня не давили? (Следователь кивнул.) Ну вот, так и напишите.
И Владимир Федорович Фадеев вначале назвал точный адрес снимаемой Лобенко жилплощади, а затем жилплощади пенсионера Старкова.

Х Х Х Х Х
22 февраля 2000 года, менее чем за неделю до знакомства Ольги со Светланой Артемьевной, все вышеизложенные сведения по краже и ограблению, оказались в Москве, на Петровке, а именно, на столе полковника Алексея Степановича Цветкова. Изучив их, он поморщился: «Несомненно, действовал фанатик. Не один месяц готовился, составил план, все мелочи предусмотрел, аккуратно внес данные в записную книжку. Значит, совершенно не боялся, что его с этой книжкой поймают. У преступника явно имеется какая-то цель, и к этой цели он шаг за шагом приближается».

Фанатиков Алексей Степанович не терпел с детства. С того самого дня, когда подрался со своим другом Петькой Коршуновым из-за Майи Кристаллинской. Петька млел от ее тягучего «Мы с тобой два берега у одной реки». Прагматик Цветков попытался объяснить школьному товарищу, что любовь – слишком дорогая штука, чтобы дарить ее женщине, пусть и красавице, знакомой тебе только по голосу из радиоприемника, да фотографии в «Огоньке». Тем более, если этой женщине до тебя дела, как американскому президенту до прохудившихся валенок бабы Мани. Объяснения плавно перетекли из области интеллектуальной в физическую. История закончилась для Лешки выбитым зубом, переломом носового хряща и репрессией со стороны родителей.

Но на этот раз полковнику Цветкову попался не простой воздыхатель, а фанатик-интеллектуал, знаток истории, охотник за старинными вещицами. Следствие располагало фотороботом, составленным со слов Фадеева. Впрочем, надежды на него было мало. Память у Фадеева, конечно, уникальная, но слишком условные приметы: усы и борода (скорее всего, приклеенные), густая шевелюра (скорее всего, парик)… Если же все это настоящее, то сбрить не долго, и внешность кардинально поменяется. Нельзя было с уверенностью говорить даже о возрасте подозреваемого.
Алексей Степанович достал документы дела, разложил их перед собой. Покряхтел, покрутил листочки и так, и этак. Затем нажал на кнопку селектора:
- Зиночка, вызовите ко мне Свистунова.

Игорь Свистунов был одноклассником дочери Цветкова, Катеньки, и внуком ее любимой учительницы Светланы Артемьевны. Полковник считал себя должником этого семейства. Когда Катерина засобиралась поступать в МГУ, на исторический, Светлана Артемьевна совершенно бесплатно просидела с девочкой несколько месяцев над учебниками. Конкурс был двадцать человек на место. Преподаватели зверствовали. Половину абитуриентов отсеяли уже на самом первом, профильном, экзамене по истории, поставив «неуд». Основная масса получила «тройки», «четверок» было немногим больше, чем свободных мест на набираемом курсе, а «пятерка» - всего одна, у Катеньки Цветковой. К тому же, поскольку Катенька окончила школу с золотой медалью, эта оценка дала ей право на зачисление, минуя остальные экзамены.
 Если дочка полковника пошла по стопам бабушки своего одноклассника, то сам этот одноклассник увлекся криминалистикой, как и отец Катерины, и вскоре после юридического попал на Петровку. Цветков обиделся, узнав, что Игорь пробился на службу в престижное заведение, минуя его поддержку. Но Игорь объяснил все предельно просто:
- Не хочу, чтобы прошли слухи, будто я блатной…

Зато в дальнейшей службе полковник с майором могли положиться друг на друга. Вот и сейчас Цветков, сам не поймет почему, решил привлечь именно давнишнего знакомого к работе над делом.
Майор Свистунов заглянул в кабинет:
- Разрешите войти, товарищ полковник?
- Входите, майор. Намерен с вами поговорить, точнее, посоветоваться. А, если еще точнее, мне нужен ваш молодой, не засоренный стереотипами мозг.
- Весь к вашим услугам, Алексей Степанович!
- На нашем уголовном горизонте появился некий «охотник за стариной». Для себя я называю его «фанатиком». Сам он, разумеется, руки не марает, нанимает, кого попроще, в основном, мелких воришек. Готовится к делу заблаговременно. Знает, чем исполнителей припугнуть, чем заинтересовать. Если вещь хранится в квартире, - достает дубликат ключей, коли хозяин носит искомый предмет с собой, рассказывает, в какой подворотне и когда его удобнее подстеречь, - Цветков вытащил из ящика стола лист бумаги и нарисовал на нем три кружка. - Таким образом, были украдены резная деревянная трость и медный крест со вставками из самоцветов и гравировкой, - полковник вписал названия предметов в кружки, располагавшиеся на одной линии.
- И все старинные?
- Крест – средневековый, с гравировкой Печерского монастыря, в котором он был выкован. Описание креста сохранилось в списках. Да и трость коллекционная – XVIII век.
Свистунов качнул головой.
- Ну, а в третий кружочек, тот, что нарисован в стороне от первых двух, что вы собираетесь записать, Алексей Степанович?
- «Перстень».
- Тоже украденный?
- Пока нет… Следствие располагает данными о том, что его собираются украсть и даже есть адрес возможного места преступления.
- Наружку выставили?
Полковник поерзал на стуле.
- Экий прыткий! Квартира сдается: за кем наблюдать, за хозяевами или квартиросъемщицей? А если «фанатика» спугнем, он ведь тоже, должно быть, за будущей жертвой следит. Да и наш «осведомитель» мог ошибиться… - Цветков нажал на кнопку селектора. - Зиночка, сделайте нам с Игорем Андреевичем чайку.
- Да, задачка!
- «Охотник за стариной» весьма тщательно готовится ко всем ограблениям. Думаю, у нас в запасе недели три-четыре. Нужно первыми выйти на потенциальную жертву, естественно, предварительно определив, кто она, - полковник вписал в третий кружок мелкими буквами: «жертва» - и поставил напротив знак вопроса, - Да, еще один важный момент. Похищенный средневековый крест и пока не украденный перстень в записной книжке «фанатика» объединяет общая скобка и слово «изумруд», - два соответствующих кружочка были обведены единым овалом.
- А в кресте изумруда не было?
- Нет. Но был большой зеленый нефрит. И «фанатик», когда смог его разглядеть, расстроился.
- Так, может, грабитель ожидал увидеть на месте нефрита именно изумруд?
- Очень может быть, особенно, если учесть, что крест потерпевший Городец всегда носил на теле, значит, «фанатик» не имел возможности хорошенько разглядеть его раньше…
- И не был искушен в ювелирных вопросах. Спец не спутал бы изумруд с нефритом даже с расстояния в десять шагов. Если, конечно, камень не с маковое семечко.
- Ну-ка, - полковник полез в гущу листочков, - Вот: «в центре креста – зеленый нефрит», ни фига себе, «размером, примерно, два на полтора сантиметра» - Цветков покрутил головой, достал кошелек, порылся в кармашке с мелочью. Выудил оттуда рубль. - Типа, как эта монета, только овальный.
- Ну вот, значит точно не спец. Стало быть, и нам нужно искать этот изумруд, точнее, перстень с изумрудом и его обладательницу. Только, по-моему, все-таки лучше это делать аккуратно, без официоза…
Дверь распахнулась. Вошла секретарь Зиночка с подносом. Выставила на стол маленький чайничек, две чашки и сахарницу. Майор вскочил с места:
- У меня ж варенье есть. Знаменитое, бабушкино, «Королевское, крыжовенное». Я бабусе поклялся, что вас им угощу. Сейчас принесу, – и тут же, ошарашенный, сел. – А крыжовенная ягода ведь как раз два на полтора сантиметра размером и будет!

Х Х Х Х Х
Именно об этих двух кражах и о разговоре в кабинете Цветкова майор Свистунов поведал капитану Отводову и Ольге Лобенко на кухне у Светланы Артемьевны в Международный женский день.
 Старушка, в свою очередь, дополнила повествование рассказом о том, как добровольно угодила в гущу событий:
- Конечно, у меня поначалу не было уверенности, что речь идет именно о том изумруде, который некогда был подарен Екатериной моей шесть раз прабабке. Но как усидеть на месте, коли тут можно в настоящем детективе поучаствовать, - бабуля вновь всплеснула руками и расправила дырочки ажурной шали. - И Алексей Степанович мою кандидатуру одобрил. Какой «фанатик» заподозрит, что старуха, на самом деле, занимается слежкой? Я попросила Игоря помочь снять квартиру поближе к твоему, Оленька, дому, и совершенно самостоятельно сочинила сцену знакомства. Даже ось в сумке-тележке специально подпилила, решила: «Пусть колесо вначале отвалится, а уж потом я придумаю, как использовать сей факт в целях упрочения отношений».

 Но «придумывать» ничего не пришлось, Ольга безукоризненно «вписалась в сюжет». Единственная оплошность, организаторы и участники наблюдения за Лобенко не предполагали, что «фанатик» так скоро перейдет к активным действиям. Еще хорошо, что Ольга не пострадала, да изумруд не был найден, а то упустили бы преступника – служивые словили бы по «выговорешнику», а старушка задохнулась бы в тисках собственной совести.
- Ребята, я не знаю ни о каком изумруде. Это чистая правда, - взмолилась Ольга. Светлана Артемьевна с ней согласилась:
- Я так и поняла. Но вот перстень с аквамарином, вернее его оправа, судя по твоему описанию, Оленька, была та самая, Екатерининская. Кто и когда подменил в ней камень? Ох, дела! К сожалению, загадок в нашем деле не убавляется, а прибывает.
 - Нужно узнать, какое отношение ко всему этому имеет резная деревянная трость, - проявил сообразительность капитан Отводов.
- И почему «фанатик» решил, что изумруд помещен в средневековый крест? – спросила жена Свистунова Люба и густо покраснела: муж не любил, когда она вмешивалась в его криминальные разбирательства. Но, на сей раз, Игорь мог сердиться только на самого себя, ведь чуть дело не провалил:
- Ребята, по правилам, надо бы дополнительно опросить всех потерпевших. Но командировки - это слишком долго. Боюсь, опять что-нибудь упустим… Да и недомолвок в этих разговорах будет больше, чем откровений. Я вот что надумал. А если собрать всех вместе: Старкова, Городца, нас? И пусть каждый выкладывает все, что думает, все, что может припомнить: как реликвии попали в семью, кто ими ранее интересовался… И, главное, не слышали ли они что-либо про изумруд размером полтора на два сантиметра. Неприметное слово, маленькая деталь, а сведущий человек за нее уцепится, и клубок загадок будет размотан.
Идея понравилась всем присутствующим. Оставалось только одобрить ее у Цветкова.

Продолжение.
Tags: Крыжовенное варенье, детективы
Subscribe

promo bonmotistka july 16, 2019 07:00 92
Buy for 100 tokens
14 июня 2019 года. Дед, я только что узнала, как и где ты погиб. До сих пор в нашей семье было известно только то, что ты пропал без вести. Вроде бы кто-то даже видел, что ты был ранен при переправе через реку. Предположили, что не смог выплыть... Каждую Могилу Неизвестному солдату мы считали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments