Антиискусственный интеллект. (bonmotistka) wrote,
Антиискусственный интеллект.
bonmotistka

Categories:

МОСКВА-КОВАРНАЯ.

- Злые, злые все вокруг! Какие же все злые!!! И куда от этого деться?

- Сейчас я тебе расскажу…

Варвара Степановна называла себя женщиной с язвой и языком. Обе эти присущности заполучила еще в студенчестве. Ради дополнительного диплома переводчика бегала на факультатив, жертвуя полноценным обедом, перебивалась с бутеров на газировку - итог явился в срок.

Первый звоночек тренькнул на пятом курсе. Она возвращалась домой электричкой. На вокзале с поездом отправила маме посылку с обогревателем-рефлектором, предметом крайне необходимым и абсолютно недоступным в той местности, где мама обитала. Даже в Москве караулила его больше месяца. Едва успела, как ей сказали, остался один, последний, кто-то отложил и не пришел.

Продавец, глаза и халат василькового цвета, мямлил и менжурился. Провел в подсобку, торопил, извинился, что без чека. Подозрительно как-то. Может, снахратить хотел? Девушка огляделась – от пола до потолка блекло-бурый картон. Если завалить на коробки, будет как в кино, в дубле с каскадерами. Каскадеры со всех высот на пустые коробки падают, чтоб смягчить удар. Сцена рисовалась будоражащая и дикая. Иных вариантов в хрустальном Варином рассудке не всплыло, ибо выросла девушка в чистом краю, где пустовало и на прилавках, и под ними.

Таки не снахратил! Отпустил с миром и рефлектором...

Двадцать одна тысяча, пятьсот. Дорого. Цены изумляют, как черный ящик дядюшки Кио. Рассчитывала, что останется на китайский пуховик, но осталось лишь на отечественную стеганку.

Душе благостно, телу зябко. Видимо, от этого противоречия засосало под ложечкой… Состав тормознул. Внутри что-то ухнуло, давешний обед провалился на ярус ниже. Захотелось есть. Бросилась к выходу, но не успела.

- Осторожно. Двери закрываются. Следующая станция «Москва-Коварная»…

Даже не сразу поняла, что неверно расслышала. Только когда через пару-тройку минут шагнула на перрон и уперлась в огромную, дутую, похожую на натянутую палатку, букву «Т», осознала действительность. Внизу, прямо вдоль железнодорожного полотна, шла оправдывающая название стихийная торговля.

Купила чебурек, жевала и разглядывала ассортимент: мохеровые капоры, кожаные «косухи», зонтики «Три слона» и… блестящая тарелка с рыльцем, увитым спиралью. Обогреватель, точно такой, как отправила маме.

- Сколько?

- Двадцать.

Под поясом резануло.

- Как двадцать?

- А ты че хотела, не ради ж освежевания на морозе топчусь!

В силу профессии Варя трепетно относилась к слову, поэтому не удержалась, сделала замечание:

- Освежевать – шкуру содрать и выпотрошить…

- Че! Это я-то шкуру сдираю, я чужие кошельки потрошу?! Иди отсюда, дочка, подобру-поздорову…

И Варя пошла, правда, со здоровьем было все-таки неважно. Помимо живота еще и голова загудела: в магазине она оставила на полторы тысячи больше, чем запрашивала безграмотная старуха. Без ожиданий, беготни, ближе к дому и вокзалу могла купить то же самое и дешевле!!! Где ж справедливость?

Нутро взбунтовалось окончательно. Пришлось обратиться к врачу. Пи-аш-метрия и бакпосев биоптата, реакция Грегерсена и эзофагогастродуоденоскопия, - умом попятиться... В ипохондрических очередях Варвара высиживала план мести.



 - Здравствуйте! Вас беспокоят из газеты «Культура»!

Она действительно там стажировалась, в иностранном отделе. Через распахнутый железный занавес в Россию хлынули заморские творцы, кто-то же должен обрабатывать препроводительную информацию. У нее даже были соответствующие визитные карточки и удостоверение – красная корочка с золотым тиснением: с одной стороны – «Пресса», с другой – «Культура».

- Мы собираем информацию о готовности столичного региона к зимнему периоду, - а вот тут Варвара врала. – М-м-м, как давно к вам поступали обогреватели, какой марки и по какой цене, э-э-э, хочется знать, мог ли обычный пенсионер позволить себе подобную покупку?

Это были времена, когда газетчикам верили на слово. Завмаг Ангелина Петровна, горделиво подчеркнув, что у нее вся документация в полном порядке, продиктовала три заветных числа: когда, сколько и почем. Назвала и марку.

Чеканная поступь, истый взгляд, вопрос в лоб:

- Когда вернете деньги?

- Какие? – зрачок сузился, радужка распустилась васильком.

- Те, что я переплатила за обогреватель.

- Ы-ы-ы…

- Я помогу сосчитать. Двадцать одна пятьсот минус семь сто пятьдесят - четырнадцать триста пятьдесят.

- Ха! С какой стати?

- Чтобы лишний раз не беспокоить Ангелину Петровну.

Лицо потускнело, но васильки размохрились еще пуще.

- Что ж вы сразу так пугаетесь?! Я с ней говорила, но не про вас. Пока… Ах, да, простите, не представилась, - на прозрачный верх прилавка легла визитка с красным росчерком логотипа издания. – Так вот, ваша заведующая – милейший человек, сказала: если будут еще вопросы…

Пауза была спланированной и гарантированной. Сразу после он швырнул купюры, округлив в Варину пользу. Девушка сочла эту прибавку как набежавшие проценты за ее личный вклад в борьбу со злом.



  Новый пуховик вишневого цвета с огненным отливом шел ей чрезвычайно. И в моменты, когда Ulcus gastrica давала о себе знать, спасительно клал на лицо жизнеподобный отблеск. Обновка пришлась кстати, зимой ее пригласили поработать с группой иностранцев, разъезжавших по российским деревням в поисках фольклора да народного промысла. Натуральные продукты, бодрящая лють и перспективные горизонты благодатно сказались на Варином состоянии.

Временная работа превратилась в постоянную, а дополнительная профессия – в основную. Вынужденные командировки по фастфудовым державам, конечно, дискомфортны, зато стали величать по отчеству, и в первый же кризис получилось купить квартиру.

После второго экономического коллапса осела в этой квартире окончательно. Тексты через Интернет, деньги – на карточку. Валяешься на диване, роешься в лексемах, извлекая уникальную, встающую так, чтобы разум с душой не протестовали. Потом идешь к холодильнику и подбираешь нечто, отчего и утроба не оппонирует… Общение – в чате, продукты – с курьером, одежда – гибрид пижамы и брючного костюма. Все хорошо, только скучно!

Время от времени раздавался телефонный звонок. Она мчалась к стационарной трубке, злясь, что ее отвлекли от дела и втайне надеясь, что не пожалеет об этом отвлечении. Может, старые знакомые? Кто-то, кому она еще давала домашний без мобильного? Но, раз за разом, то была всего лишь реклама. Ей пытались втюхать картинку в цифре, путевку агентства «Малыш и Карлсон», «Жлобинские колбасы" и белье от «Мосхлоппрома». Тарабанили свою завлекаловку, даже не силясь разглядеть, точнее, расслышать в Вареньке личность. Будто она – рефлективная особь, реагирующая слюнотечением на любое зазывное декламирование. Позвонив вчера, звонили и сегодня, она знала, позвонят и завтра - берут на измор.

Варвара Степановна не сдавалась! Попранное право на личную жизнь и личное пространство, в которые подобные звонки вклинивались шкурническим перебором, требовало компенсации. Вначале наша героиня увещевала к совести говорящих, чего-то требовала, чем-то грозила. Но на другом конце провода сидели тупые хладнокровные «коловастики»… От английского: «call» - звонить. Хотя вели они себя так, будто работали не в «call», а в «cool»-центре - невозмутимые, наглые, крутые…

- Вычеркнуть из списка? Нет возможности! Начальство позвать? Запрещено!

- Тогда дайте номер вашего телефона!

- Зачем?

- Требование ответной вежливости!

- Хи! Я ведь представился! Александр, из компании…

Им платили за время, они его тянули. Хамовато и безыскусно.

- Может, я спала, или занималась любовью, или укладывала ребенка!!!

И становилось еще отвратнее, ибо ни любимого, ни ребенка у нее не было, и потому она прекрасно успевала отоспаться ночью.

Тогда Варя лезла в пиратскую базу данных. Прежде всего, выискивала редкую фамилию в списке руководства вышеупомянутой фирмы, потом, уже с другого диска, списывала номер домашнего телефона и адрес. Предполагалось бонтонно пригрозить мстительными звонками и даже визитами, если ее, Варвару Степановну, не оставят в покое. Кроме того, теплилась надежда, что у людей, добившихся высокого положения, с интеллектом тоже будет получше… Но трубку снимала домработница, чье жалованье при полном довольствии и бытовании в глянцевых апартаментах превышало оплату Вариного суетного строчкогонства. Хозяев дома хронически не бывало…

Полная зряшность!

Старое редакционное удостоверение, в котором она неоднократно собственноручно ретушировала дату продления, все еще валялось в ящике. Но доставать его приходилось уже по мелкоте. Бросит так небрежно на видное место буковками «Пресса» кверху («Культуры-то» давно не стало) – произведет впечатление на установщика окон или сантехника. Получит порцию бальзамического пиетета…

Х Х Х Х Х

Мир зарастал колючками, соприкасаться с ним с каждым днем становилось все болезненней. Столица – вообще сплошной лопушник! Москалят на каждом шагу: правильный путь спрашивают барсеточники, диплом о высшем образовании получают в подземке… Не станешь крепколоктевой пронырой – так и в метро не попадешь, в электричку не влезешь, а если и влезешь, то не сможешь сойти на нужной остановке. Здесь каждая станция – «Москва-Коварная»!

Всякий раз, выбираясь из дома, Варвара почти физически ощущала, как к ней липнут, как цепляют ее сорные споры. Крючковатые шипы витают в атмосфере, невозможно сделать вдох, чтобы не наглотаться.

Казалось бы, в этот раз у нее все шло довольно гладко, даже несколько потешно. Новый работодатель выманил на личную встречу, заставил подписать контракт с пунктом о «неразглашении». Следовало перевести на английский инструкцию, переведенную, в свою очередь, с китайского, причем, роботом. Перевести, сохранив все ошибки и ляпы. Инструкция в офсете, эксклюзивным экземпляр быть не мог. Какие тут тайны!?

Когда заглянула в текст, вовсе схватилась за живот, и Ulcus gastrica тут была ни при чем: «Продукция, дареная для нового века. Вид спроектирован замечательным проектировщиком Итальянским. Скажет времени и температуры по ровным часам. Даже будильник…»

До дома оставалось всего ничего: перебраться на другую сторону дороги, обойти церковь да пересечь площадку торгового центра. На «зебре» оказалась рядом со слепым мужчиной. Такая жара, а он в строгом костюме, выдвинул вперед трость и долдонит заостренным концом по асфальту. Машины остановились, пропускают. Варвара шагнула, а он остался, сробел. Вернулась, левой рукой подхватила под локоток, повела. На разделительной полосе замедлила шаг, чтобы перенять дух. И тут кто-то налетел, толкнул, сбил с ног. Опомнилась – нет сумки.

К чему держать зло в себе? Кому от того польза? Весь гнев Варя обрушила на несчастного инвалида. Мол, и не инвалид вовсе, а пособник грабителя, внимание отвлекал. Но тот, в костюме, стоит на своем: «ничего не видел!»

Прикинула – даже в милицию заявлять бестолку. Она лица налетчика не разглядела… Если только зрение у этого якобы калеки проверить? А-а-а!!! Чихнула на все. Без пудреницы с расческой выживет… Денег там почти не было, телефон и паспорт - в кармане. «Секретное» задание? Решила поискать часы-термометр в продаже, инструкция-то приметная!

И действительно, косноязычный текст знали почти в каждом магазине электроники. Хотя сам будильник описывали по-разному. Одни говорили, что это гуманоид в серебристом скафандре, другие – круглый телек на ножках, третьи – «лошарик» без головы… Но вот незадача, товар, как и сопроводительный документ к нему, показать не могли – распродан. Прикольное руководство по эксплуатации послужило детонатором спроса. Люди возвращались снова и снова – брали в подарок, по три, по пять штук: и вещица полезная, и готовая хохма для застольной беседы приложена…

Оставила себе на дальнейшие поиски три дня. Потом – сеппуку через звонок. Ведь чего-то ж там они пеклись о неразглашении… Прободись язва - неспроста!


Продолжение.

Tags: рассказы, что рекомендовала бы
Subscribe
promo bonmotistka november 3, 2012 12:20 26
Buy for 100 tokens
- Злые, злые все вокруг! Какие же все злые!!! И куда от этого деться? - Сейчас я тебе расскажу… Варвара Степановна называла себя женщиной с язвой и языком. Обе эти присущности заполучила еще в студенчестве. Ради дополнительного диплома переводчика бегала на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →