Наталья Шеховцова (bonmotistka) wrote,
Наталья Шеховцова
bonmotistka

Categories:

МОСКВА-КОВАРНАЯ (рассказ, финал)

Начало.

           Х Х Х Х Х

Уронив свое достоинство, сделай вид, что оно не твое и равнодушно пройди мимо. Дабы забыть о случившемся, она стала ежедневно гулять возле его дома. Через неделю прописанные в «рецепте» целебные свойства «микса» подействовали. Варвара Степановна почти полностью вернулась к обычной жизни, а именно, во время ставшего привычным променада вмощенные при ее содействии тактильные плиты перестали врезаться в подошву, удлиненные перила возле крыльца - цеплять. А она сама перестала сверлить встречных трепетным упреждением: «Вдруг он?»

Единственное, что по-прежнему выдавалось из привычного русла – ее диалоги с «коловастиками». В каждом звонке чудился розыгрыш Ивана. Подозрительность замедляла речь, переключала тон с язвительности на пытливость. Однажды она даже договорилась о приезде курьера с набором тефлоновых сковородок под названием «Вырви глаз». «Ну, конечно, «тефло-тифло» - явный намек на слепоту. Но незнакомый паренек действительно привез посуду. И, запихивая в рот испеченные хозяйкой «на всякий случай» расстегаи с семгой, шамкал что-то про уникальное кислотоустойчивое покрытие с пожизненной гарантией.

- А жизнь чья? – поинтересовалась Варя.

- То есть?

- Вы говорите, что гарантия пожизненная… Если подразумевается срок службы сковородок – то, уж извините, это абсурд. Получается, все ваши ручательства за качество закончатся именно в тот момент, когда покрытие придет в негодность…

- Э-э-э… - он схватил еще и конфетку.

- Если же речь идет о бытие покупателя… То это и вовсе мрачно. Тогда фирма заинтересована, чтобы клиент быстрее умер. А то, глядишь, годам к восьмидесяти, возможно, придется многожды проплатить по счетам. А вдруг в целом по стране продолжительность жизни увеличится? Ваша фирма разорится!

Курьер ничего не понимал, лупал глазками, жевал конфету. Удовлетворенная возрождением имманентной язвительности Варвара Степановна подлила себе кипяточку и тоже повлеклась за расстегаем.

- Позвольте, я соединю Вас с шефом, - это было не по правилам. Обычно руководство скрывали. А молодой человек сам вызвался, быстренько ткнул в кнопку мобильника. Протянул.

- Вот. Его Иваном зовут.

Кольнуло. То ли язва, то ли рыбья кость. Не робей, воробей, а поймаешь вора – бей! В конце концов, Иван – не самое редкое имя…

- Здравствуйте, Иван!

- Здравствуйте! Простите, а как ваше имя, отчество? - он говорил явно глуше по-старчески медленно и с придыханием.

- Варвара Степановна… – и она повторила свои умозаключения.

- Варвара Степановна! Вы умная женщина, вы абсолютно правы. И за это мы дарим вам набор сковородок «Вырви глаз» с сохранением гарантии на все ваши долгие годы!

- Но…

- Но с условием, вы заключите с нами договор о страховании жизни.

- Так вот в чем подвох! Сковородки – только прикрытие! Таким образом, вы выманиваете деньги у доверчивых граждан на страховку! Да как вы смеете! – щеки и ноздри раздулись. Курьер икнул и отретировался.

- Смеем, Варвара Степановна, смеем. И не боимся вылететь в трубу, заметьте! - с насмешками его речь стала более мягкой и моложавой.

Она нажала «отбой» и тотчас сообразила, что мобильник позабыт курьером. Да и сковородки тоже. Все взять не получилось, схватила ту, что побольше, хотела догнать, но задумалась. Что ж выходит? Если она будет жить долго – компании придется менять ей наборы посуды один за другим, а, не дай бог, что случится - компания сэкономит на утвари, но потеряет на страховых выплатах. Это же фирменный суицид без альтернативы!

Тут в дверь позвонили. Варенька была уверена, что курьер вернулся за имуществом. Но на лестничной площадке на коленях стоял Иван Михайлов. В зубах – роза.

- Доверь мне свою жизнь - и в выигрыше полюбовно!

- Что?

- Я говорю, если доверишь мне свою жизнь, то останешься в выигрыше по-любому… - зажатый меж челюстями стебель коверкал речь, усложнял дикцию. Когда-то в институте подобным образом Варя совершенствовала произношение.

- Пирожки с лохами остались?

Опять ослышалась? Нет, он пояснил:

- Лох – самец семги в брачный период. Курьер сказал, ты чудно готовишь… Кстати, тебе идет вот так, с типичным женским орудием… - это про сковородку.

Стоило бы как минимум замахнуться, но Варвара лишь хмыкнула, вынесла и выложила пред Ивановы васильковые очи приволоченное в дом обманным путем добро.

Через час приоткрыла дверь. Добро исчезло, на коврике лежала роза с изгрызенным стеблем.

Х Х Х Х Х

Дальнейшие ссоры между ними были невозможны. Ну, сколько раз допускается прощать друг друга?! Это уже неприлично! Чтобы не доводить дело до конфликта, она старалась поменьше его пилить, он – рубить с плеча. Пена у рта словесный жар не гасит – проверено! Выяснилось также, что перепалки, как ни странно, стихают после подброшенного внутрь горяченького, а еще лучше – горячительного. Кто бы мог подумать, что спиртосодержащий напиток окажется прекрасным огнетушителем в устной среде?!

Варя продолжила оправдывать свое имя и регулярно готовила что-либо вкусненькое. Иван принес похожую на мускулистый торс бутыль коньяка. Парочка усаживалась за круглый, без острых углов, стол. Когда с плотским было покончено, принимались за духовное, а именно, гадали по книгам. Завязывали глаза. Стаскивали с полки подвернувшийся под руку томик. Один открывал страницу, другой тыкал в строчку. Все шло гладко, пока они не взялись за Уголовный кодекс, и не попали пальцем в статью номер 159 «О мошенничестве».

А там явно указывалось, что под преступную категорию попадает любой обманщик, ложное утверждение которого способствует чьей-либо выгоде.

- Обман возможен и в отношении личности мошенника, его должности либо общественного положения… Использование подложных документов является одной из форм обмана, и дополнительной квалификации эти действия не требуют, - прочла в заключение Варвара и замерла. Ибо, в соответствии с вышеизложенным, получалось, что, с точки зрения закона, ничем она, злокарательница и воззидатель справедливости, от спекулянта и фальсификатора Михайлова не отличается – мошенники оба!

- В обществе, где наивность почитается за добродетель, трудно удержаться от соблазна провернуть какую-либо аферу, – Иван пытался ее утешить.

Этим вечером решили больше не гадать. А то, ненароком и на Достоевского нарвешься. У Вари этого мрачно-мудрствующего душезнатца почти собрание: «Бедные люди», «Бесы», «Записки из мертвого дома», «Двойник», «Идиот» и, наконец, «Преступление и наказание»…

Бутылка коньяка, начатая неделю назад, все еще не была допита. Он засобирался уходить. Сказал, что исчезнет на пару дней. Но пропал надолго.

Варя звонила, он не брал трубку. После каждого такого звонка она выплескивала из мускулистого торса по пятьдесят грамм. Торс опустел. Достала старую записную книжку с заблекнувшими страницами…

Ее помнили практически все сокашники, в разные времена отколовшиеся от данности, в которой она существовала, и уплывшие к каким-то иным, неведомым ей, граням. Были рады – это неподдельно. Даже соглашались на встречу, но откладывали. А Варвара чувствовала – далеки, не доберутся.

У кого-то под ногами ползал младшенький в памперсе. Орал, заглушая диалог, а заодно и кризис середины. А старшая уже в институте, машину разбила, возится со страховкой. Хорошо еще «каско». А без нее, без «каско» – такой удар не снести! Один бампер 500 у.е. Кошмар!!! Но Варина жизнь без дополнительных защит и оберегов, с одной только гипертрофированной гражданской ответственностью оказалась на безопасном расстоянии от всяческих аварий, бамперов и памперсов...

Кто-то один дома, но это редкий случай, обычно - тусуется. На тусовки Варю не приглашали, там свой круг и, по речевым виражам понятно, она в него не вписывается.

Девушка уже не так шарахалась от звонков. Но на фразу:

- Здравствуйте, вас из ФСБ беспокоят! – все ж пуганулась и задумалась. Может, и не Иван вовсе? Для него шутка плосковата…

Звонивший сам спросил про Михайлова, мол, знакома ли с ним.

- Знакома.

- Тогда вам нужно подъехать к нам. Есть разговор.

Х Х Х Х Х

Когда-то, во времена, последующие первому возникновению в ее жизни Ивана и язвы, она переводила американским любителям русского фольклора сказку об афере с недвижимостью:

«Жили-были лиса да заяц. У лисы была избенка ледяная, у зайца - лубяная…»

Пришлось кое-что объяснять про строительный материал. Конечно, у селян нашелся наглядный пример. После кручения в руках липовой лубянки (корзины очень похожей на ту, в которой Михайлов присылал зелень) возникло недоумение: как же это посчитали надежным? Выяснилось - так говорят еще и о бревнах, от коры и лубочной подкорки очищенных.

Соименное жилищу косого здание в центре Москвы - самое прочное из всех возможных. Никакого отношения к древесине оно не имеет и названо так исключительно по местоположению. За его каменющими стенами в кабинете с портретом Путина над головой нашу героиню поджидал «коньяк в пиджаке», - так она сама охарактеризовала «чекушника» по первому впечатлению и в память об опустошенной бутыли. Тот тоже начал разговор с фольклора:

- Варвара Степановна, знаете ли вы английскую пословицу: «Вор вора ловит»?

- «Set a thief to catch a thief,» - довольство произношением прибавило общей уверенности. Воодушевился и фээсбэшник:

- Вижу профессионала! У этой пословицы, кстати, есть продолжение, в бенгальском варианте: «…также колючку колючкой вытаскивают».

Варе понравилось сравнение. Но, к чему он клонит? Уж не собрался ли использовать ее как наживку? Хотя, какая тут наживка - «рыбак рыбака»… Может, стало известно о бравурном троллинге в районной управе? Сейчас начнет угрожать и склонять к сотрудничеству?

- Варвара Степановна, нам нужна ваша помощь!

Так и есть!

- Я друзей не сдаю! – брякнула с металлом в голосе.

«Чекушник» расхохотался:

- Да кому нужен этот «джентльмен удачи»? Ну, вывез из страны пару современных натюрмортов. Ну, были они написаны так, чтобы угадывалась рука старинного мастера… Его и поймали-то случайно. Запутался с полосами в левостороннем Лондоне. Остановили. Что-то заподозрили, попросили открыть багажник… Понимаете… Есть мнение, что заказчик подделок - известный беглец, наш соотечественник.

- А я тут при чем?

- При том, Варвара Степановна, что ваш друг Михайлов поставил нам условие: либо мы договариваемся, чтобы вы были переводчиком на процессе, либо картины он собирался толкнуть на рынке Портобелло в Ноттинг Хилл. Ну, так как, поможете Родине?

Последнюю фразу он произнес не без сарказма. И Варе даже показалось, что Путин за спиной подмигнул, словно на картинке варио.

Ей дали несколько дней на размышление. Она спустилась вниз. Задержалась возле зеркала. Вот он – сверхточный полиграф (за отражающим стеклом непременно должна быть камера)! Разве можно лгать, глядя самому себе в глаза, за пару метров до выхода из главной в стране генераторной страха? Зряотпущенный озарится бахвальством, перемолчавший изобразит келейность… На Варином лице надносными складочками заморщился скепсис. Складочки усугубились, ротик скривился – не прошло и минуты, как к скепсису присоединилась морготная Ulcus gastrica.

Х Х Х Х Х

Свет бьет в лицо, прожигает до затылка. Мышцы не слушаются, даже веки не поднять - зачугунели. Так возвращают к жизни в пыточных и реанимациях. Когда же удалось чуть расклеить ресницы, уловила нечто круглое, блестящее, с жарящим пятном посередине.

- Рефлектор? – выдавила из себя, почти не двигая губами.

Над Варей склонилась дама в белом халате с защитной повязкой на пол-лица.

- Тсс. Вам нельзя говорить. И глаза открывать нельзя. Да, рефлектор, от английского «рифлект» - отражать. Может, слышали?

Хотелось сказать, что, мол, не только слышала, но и произнести могу без этого примитивного щельно-зубного «и». Но свободы слова она была всячески лишена.

- Новейшая разработка японских технологов, - продолжала в белом халате. – Процесс старения замедляется в пять раз, кориум расслабляется, кутис наливается упругостью.

Насколько помнила Варвара Степановна, кутис и кориум – одно и то же, как и дерма. А дама тут же добавила:

- Проникая в дерму, инфракрасное излучение в союзе с эксклюзивной разработкой нашего головного института, маской, позволяют добиться максимального лифтинг-эффекта, сравнимого разве что с ретидэктомией. Какой косметикой вы пользуетесь?

- Ы-ы-ы…

- Правильно, не отвечайте! Вам нельзя, да и не важно. Вам обязательно нужно купить крем и очищающий лосьон от «Даиры».

Ей снова что-то впиаривали. Только, на сей раз, она была абсолютно беззащитна: оголенная по пояс, прикрытая лишь полупрозрачной простынкой. Лоб, щеки, подбородок и шея в схватывающей как цемент кашице, веки прижаты влажными кругляшками, - все это подогревают рефлектором и вешают лапшу на уши…

Приступ язвы, случившийся с ней пару часов назад, был недолгим. Как только боль отступила, девушка вспомнила, что узрела в зеркале кое-что помимо скепсиса. А именно, некоторую пастозность. Такой на суде в Англии предстать нельзя! В защите значимы не только язык, но и его обрамление.

Переводы, как женщины, в приукрашенном варианте эффектнее. Варвара Степановна направилась в косметический салон. Нет-нет, просто так, миловидность ведь и в коварной Москве никто не запрещал. На самом деле, она еще не решила, станет ли помогать Родине и мошеннику Михайлову…



Tags: рассказы, что рекомендовала бы
Subscribe

promo bonmotistka july 16, 2019 07:00 92
Buy for 100 tokens
14 июня 2019 года. Дед, я только что узнала, как и где ты погиб. До сих пор в нашей семье было известно только то, что ты пропал без вести. Вроде бы кто-то даже видел, что ты был ранен при переправе через реку. Предположили, что не смог выплыть... Каждую Могилу Неизвестному солдату мы считали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →