Наталья Шеховцова (bonmotistka) wrote,
Наталья Шеховцова
bonmotistka

Зачем сердиться друг на друга?



Действительно, зачем? Должна же быть от этого хоть какая-то польза?

Tags: вопрос дня
Subscribe
promo neferjournal 11:00, вчера 25
Buy for 50 tokens
Маросейка, дом 4. Долгое время проводился капитальный ремонт здания, на днях сняли строительные леса, а за ним вот такой веселенький фасад. Дальше в соцсетях началась истерика... "Извините, но я просто охренел!!! На Маросейке реально из дома 19 века сделали ЭТО! Вас удивляют фото, но,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments
Ото всего на свете есть какая-то польза. И вред тоже. Не существует ни абсолютного зла, ни абсолютного добра.
Так что пользы сердиться друг на друга? Хороший вопрос!
А что есть вообще такое - сердиться? Известно, что всё сущее обладает какими-то недостатками. Ибо совершенства не существует.
Некоторые из эти недостатков нам, как говорят ныне, не доставляют, потому мы о них либо вообще не догадываемся, либо плюём на них, считая несущественными.
Вот, например, недостаток, на который плюют, те, кому он доставляет не слишком сильно: людям крупного телосложения (вроде меня: 185 рост 110 кг вес) трудно умещаться на сиденьях общественного транспорта и на койках в ЖД вагонах, но это несущественно пока нету всяких ревматизмов и с нервами всё в порядке. Ведь ты едешь сидя/лёжа, а что тесновато, то и хрен с ним.
Ещё пример недостатка, который вообще не доставляет никак (не всем, как обычно): в отопительный сезон воздух в жилых помещениях становится очень сух. Чем больше разница в температурах снаружи и внутри, тем суше воздух в помещениях. Может доходить до того, что влажность будет всего процентов десять и даже меньше (почему - долго рассказывать, это свойства водяного пара). Это не есть хорошо, ибо нормальная влажность - около 60 процентов, но всем, у кого нет астмы это по барабану.

А теперь берём те же примеры недостатков, но представляем себе того же человека крупного телосложения на вагонной койке в неудобной позе (ибо удобно не разляжешся), но теперь у этого бедолаги какой-нибудь радикулит. Что он будет делать? Правильно, он будет сердиться. Проклинать эти клятые узкие-короткие шконки в ЖД вагонах и, главное, размышлять о том что в них не так. А там, глядишь и придумает как устроиться поудобнее или станет ездить в более высоком классе, где удобнее. То есть подвергнет свой образ жизни апгрейду.
А если мы возьмём человека крупного сложения, теснящегося в общественном транспорте среди таких-же бедолаг, но у нашего бедолаги с нервами не всё в порядке и он начнёт раздражаться на тесноту и на своих соседей. То есть, опять сердиться. Что пользы можно извлечь из этого? Опять-таки можно купить себе тачку. Или придумать как ездить удобнее. Или подумать о несовершенстве транспорта и о том, как его сделать лучше. Опять получается что мы включаем мысль и делаем апгрейд нашего образа жизни.
И в последнем примере. При влажности в 10 процентов обитает в квартире бедняга астматик. Что он будет делать? Он будет свистеть лёгкими и сердиться на адскую сушь. Но что пользы извлечёт он из этого? А во-первых подумает и поймёт, что ЖКХ в законах физики не виновато, а надо к реальности приспосабливаться. Он будет чаще проветривать свою конуру и купит себе увлажнитель воздуха. В результате опять получается включение интеллекта и апгрейд образа жизни.

Итак, в случае, когда недостатки чего-то нам либо вообще параллельны, либо доставляют недостаточно, чтобы сердиться, находится какое-то количество бедолаг, которым они доставляют достаточно чтобы сердиться. У таких "счастливчиков" их раздражение включает интеллект и приводит к апгрейду образа жизни.

А теперт о недостатках, которые доставляют достаточно, чтобы на них сердиться, но мы готовы закрывать на них глаза и не придавать значения. До поры до времени, когда мы закрывать глаза на беды уже не можем.
Поначалу мы сознательно не придаём значения какой-то гадости если у сущности есть положительные качества, которые для нас существеннее недостатков. И польза здесь очевидна - получение удовольствия от положительных сторон явления. Но есть опасность пропустить момент когда вред перевесит пользу и мы таким образом можем пропустить для себя опасность. Иногда даже смертельную (как, например, в случае с удовольствием от алкоголя). И здесь способность сердиться это сигнал о нарушении баланса призывающий нас к обороне. Вот, например, наши дети, которые способны на нехорошие поступки. Мы способны не придавать этому значения ибо удовольствия от любови к детям перевешивает раздражение от их выходок. Но здесь мы в опасности ибо можем позволить им распуститься и тогда из наших деток вырастут мерзавцы. Тут наша способность рассердиться защищает нас от этой опасности.