Наталья Шеховцова (bonmotistka) wrote,
Наталья Шеховцова
bonmotistka

О чем вздыхает покойник?



Чтобы работа спорилась, Нина Андреевна Ковалева разговаривает со своими "клиентами" ласково, как с детьми:
"Сейчас мы подкрасим губки, нужно добавить немного румян - все будет очень красиво"...

В начале Нина Андреевна мечтала стать певицей. В конце концов послушалась совета бывшей учительницы - поступила в медицинское училище... Вот уже четырнадцать лет она работает бальзамировщиком в ритуальной службе. За это время она сделала "заморозку", одела и загримировала более девяти тысяч умерших.

- Нина Андреевна, поначалу было страшно?
- Неприятно. Потом привыкла.
- Вам никогда не казалось, что покойник пошевелился?
- Нет. Они только "вздыхают".
- ?..
- Когда человек умирает, в легких остается воздух. Я переворачиваю труп на бок, грудная клетка сжимается, и воздух под давлением выходит.
- Как вы выбрали специальность?
- Встретила подругу по училищу. Та сказала, что у них не хватает людей, а зарплата хорошая. Месяц меня учили вводить препарат, общаться с родственниками покойных.
- Ваши друзья знают, кем вы работаете?
- Половина - да, половина - нет. У многих неправильное представление о нашей профессии: если они узнают, станут настороженно ко мне относиться. Скажем, приду я к соседке, а она будет следить, к чему я прикоснулась, какой ложкой ела. Зачем мне это?
- А сын?
- Сын узнал, кем я работаю, только в восьмом классе. Удивился, посочувствовал: "Мам, это, наверное, очень тяжело, да?" До этого я ему говорила, что работаю медсестрой.

Сегодня к услугам посмертных гримеров предлагаются резиновые костюмы для поддержания формы тела, различные протезы, заменители глаз, волос (смерть редко приходит красиво). Стала выпускаться и специальная косметика, в ней акцент делается на придании эффекта натуральности, прочности (чтобы не оставляла следов при прикосновении) и даже дезинфекции.

- Где вы обычно обедаете и бывает ли аппетит во время такой работы?
- Ем в ближайшей к дому заказчика столовой. Что касается аппетита, у меня на этот счет никаких комплексов: руки помыла - и за стол.
- Сейчас практически всех умерших забирают в морг. Раньше, если лечащий врач давал заключение о смерти, люди часто отказывались от вывоза, вплоть до похорон. При выезде на дом, вы оставляете кого-нибудь из родственников умершего в комнате, когда его бальзамируете?
- Нет. Родственники сами не остаются. За всю мою практику только однажды мужчина, имеющий медицинское образование, предложил свою помощь.
- Сколько времени уходит на обслуживание одного заказа?
- Примерно полчаса. Но это чистое время. Бальзамировщик становится близким для членов семьи умершего человеком, причастным к их горю, и те стремятся излить ему свою душу, рассказывают, чем болел покойный, как умирал, иной раз даже совета спрашивают, как жить дальше. От этих разговоров не уйдешь и не хлопнешь перед заплаканным лицом дверью. Поэтому время, проведенное по одному адресу, растягивается иногда до полутора-двух часов.
- Есть ли заказ, который вспоминается особо?
- Однажды довелось увидеть мужские слезы. Настоящие слезы, не по пьянке. Ужасное зрелище. Я даже не предполагала, что это меня так потрясет. Видно было, что мужчина очень любил покойную жену.
- Приходилось ли давать родственникам какие-нибудь советы?
- Профессиональные: не открывать форточку, вынести из комнаты цветы... Когда много кислорода, процесс разложения проходит быстрее.
- Ваш самый молодой и самый пожилой клиенты?
- Самая молодая - девушка, восемнадцать лет, саркома ноги. Самая пожилая - бабушка в 101 год, соседка рассказывала, что та еще бодренькая была и умирать не хотела, за неделю до смерти слегла и все твердила: еще бы лет пять пожить.

- Приходилось ли обслуживать кого-нибудь из известных людей?
- Актрису Зубову, сына Анастасии Цветаевой (он умер за полгода до матери). Мне довелось поговорить тогда с Анастасией Ивановной. В свои почти сто лет она была необыкновенно красивой женщиной и все прекрасно помнила. Я не спрашивала, она сама стала рассказывать о сестре, о своей молодости...
- Чем занимаются ваши сын и муж?
- Сын учится в Литературном институте, а муж - художник.
- Нина Андреевна, ваши рабочие проблемы в семье обсуждаются?
- Никогда.
- Муж не ревнует, ведь вам приходится, как ни цинично это звучит, почти каждый день иметь дело с обнаженными мужчинами?
- Мне кажется, он над этим не задумывается.

- Вы боитесь смерти?
- После того как стала работать в сфере ритуальных услуг, о смерти даже не думаю. Иногда могу посмеяться на работе, мол, смотри, Вера, сделай меня красивой, когда умру.
- В загробную жизнь верите?
- Да. Может быть, еще и поэтому так искренне разговариваю с покойными, знаю, душа их где-то поблизости летает и все видит.

* * *
Из этических соображений имя героини материала изменено.

(Материал из журналистского архива автора блога. Был опубликован здесь.)


_жж
BlueButton111.3.png

Tags: заметки, из журналистского архива, общество
Subscribe

Posts from This Journal “из журналистского архива” Tag

  • Тайна писателя И. Грековой.

    Вы помните, как появилась на наших экранах Светлана Ходченкова? Чуть пухленькая, простоватая, с длинной тугой косой. Юная актриса, которую открыл…

  • Олег Табаков: "Цена живого". Памяти артиста...

    Умер Олег Павлович Табаков. Он сыграл столько ролей, что не сосчитать. Был режиссером, руководителем театров... И все же каждый, кто его…

  • Москва: город и человек...

    Первое время почтальоны удивлялись, что за странная надпись на конверте: "Куда: Москва. Кому: Москве". Но потом выяснили, фамилия у…

promo neferjournal 11:00, вчера 25
Buy for 50 tokens
Маросейка, дом 4. Долгое время проводился капитальный ремонт здания, на днях сняли строительные леса, а за ним вот такой веселенький фасад. Дальше в соцсетях началась истерика... "Извините, но я просто охренел!!! На Маросейке реально из дома 19 века сделали ЭТО! Вас удивляют фото, но,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments