Наталья Шеховцова (bonmotistka) wrote,
Наталья Шеховцова
bonmotistka

Почему так плохо в наших больницах? Взгляд изнутри...



Да, лежать там жуть-жуть. Я не помню случая, чтобы угодила на больничную койку и ушла с нее не под расписку (раньше, чем выпишут врачи). Просто внутримышечные уколы мы в семье можем делать друг другу сами, таблетки принимать по расписанию - тем более. Анализы сдать без госпитализации - не проблема, получить консультацию - тоже. Как только все проясняется с состоянием, и я убеждаюсь, что нет ничего критичного - зачем лежать?
Иная ситуация, если болеет ребенок. Редкий родитель возьмет на себя ответственность за здоровье малыша, особенно маленького, такого, который сам объяснить, что с ним происходит, не может...

Каждый из нас хотя бы примерно представляет, что это такое - больница. И любой с легкостью назовет причины, по которым относится к этим учреждениям с предубеждением. Но вот мнение противоположной стороны - медика...

Детский хирург рассказывает, почему в наших больницах все так плохо:
"Почему в стационарах наших детских больниц такие ужасные условия? Потому что в России бесплатное здравоохранение, и оно выглядит вот так. Бесполезно высказывать претензии по поводу отсутствия комфорта в больнице врачам. Подобные вопросы решает администрация. Я всегда искренне соглашаюсь с возмущениями родителей и предлагаю им жаловаться главврачу, замглавврача, да хоть в Минздрав.
Родители не понимают, что из-за тесных палат, духоты, отсутствия в больнице нормальной еды страдают не только дети, но и медицинский персонал. Причем ребенок попал в больницу на несколько дней, а врач в таких условиях работает годами. Думаете, ему это нравится?
Каждый из нас хочет находиться в большом стеклянном здании с просторными палатами и вкусной едой. Если вас не устраивают те условия, в которые вы попадаете, покупайте полис ДМС и лечитесь в более комфортных клиниках.
Родителям в первую очередь нужно для самих себя решить, для чего они обращаются в больницу: чтобы получить помощь или – услугу и комфорт.
Если – помощь, пусть получают помощь, а если – услугу и комфорт, то пусть организуют их себе самостоятельно.
Какие ошибки в лечении детей родители допускают чаще всего? Они или паникуют из-за каждой царапины, или слишком долго ждут, чтобы разобраться с какой-то проблемой.
Однажды к нам в приемное отделение в пять утра приехали молодые родители 3-месячного ребенка с жалобой на то, что малыш проглотил волос. Оказалось, что это случилось... неделю назад. Мама все это время изучала стул младенца, но волос так и не нашла. В четыре утра она позвонила знакомому, который сказал, что малыш в опасности. Очень хотелось сделать клизму не ребенку, а маме и папе. Мы нашли волос, и родители были очень счастливы.
Еще удивительно, когда родители привозят тяжелого ребенка на операцию и первым делом спрашивают, есть ли платные палаты. Их не волнует, кто будет оперировать, какие могут быть осложнения. Только комфорт. Они будто в отель приехали.
Почему врачи часто не объясняют, что происходит с ребенком? На это есть несколько причин.
Во-первых, потому что им некогда. У врачей в приоритете всегда лечение, а после – разговоры.
Когда я бегу на операцию, я не могу провести с мамой лишние 15 минут. Если она готова ждать несколько часов, чтобы пообщаться со мной, я уделю ей время, когда освобожусь. Так большинство врачей и делают.
Во-вторых, на это влияют личные установки врача. Я знаю много возрастных докторов, которые не считают необходимым все разжевывать родителями: они выросли в другом мире. Раньше, когда врач заходил в палату, все, кто мог, вставали. Профессия была статусной.
Сейчас принято считать, что врачи просто оказывают услугу, которая еще и низко оплачивается. Выходит, у врача нет ни статуса, ни денег. С чего ему быть ласковым? Но лично я согласен с родителями в том, что такая манера общения неприемлема.
Третья причина – быстрое профессиональное выгорание молодых врачей. Посудите сами: медицинское образование – это 6 лет, постдипломное (а без него ты только в поликлинике можешь работать) – от 2 до 7 лет. Это значит, что до 25-30 лет ты получаешь стипендию (в Москве – около 7 000 рублей), но при этом работаешь полный день и не имеешь права на вторую полноценную ставку по профессии. Такое положение очень быстро начинает душить любого.
Четвертая причина – отсутствие этики общения как дисциплины в образовательной программе наших медвузов. В редких университетах России начали появляться короткие курсы. А вообще-то этому нужно учить обстоятельно. Иначе откуда врачу знать, что – корректно, а что – неуместно? Остается только учиться на своих ошибках.
Почему приходится долго ждать медицинской помощи? Потому что зачастую клиники перегружены. Например, в нашей больнице (а это – центр Москвы) был период, когда среднее ожидание для пациента скорой составляло 3,5 часа. Все это время приехавший на скорой ребенок лежал в машине и просто ждал, пока его проведут в приемное отделение. В инфекционное отделение стояла очередь из 25 машин.
Так происходило не потому, что врачи попивали чай, а потому, что соседняя больница закрылась на мойку. И весь груз работы лег на нашу клинику.
«Скорая» же в общем работает по простому принципу: сотрудники нацелены на максимальную госпитализацию. За ребенка, отвезенного в больницу, они получают внушительную сумму. Если же до клиники дело не доходит, им достаются копейки.
В итоге через приемное отделение у нас проходит примерно 120 человек за сутки. Из них госпитализируют 40-50. Из-за подобной «математики» пациенты вынуждены долго ждать помощи.
Часто ли родители подают на врачей в суд? Чаще, чем многие думают. У нас сейчас в некотором смысле симбиоз советского и американского здравоохранения. За каждый взмах руки ты отвечаешь точно так же, как в США.
Но у американских врачей есть довольно серьезная система регулирования рабочего процесса и основательная защита. А у нас фактически нет адекватных протоколов для работы, а о хорошем адвокате врач с зарплатой 30 000 рублей может только мечтать.
Согласно нашей системе, в России нет постоперационных осложнений, нет смертности, не бывает врачебных ошибок. Но в реальном мире так не бывает. Врачи – живые люди, иногда они ошибаются. Такое может случиться даже с самым опытным профессионалом.
Выходит, что тот, кто делает много сложных операций, будто сам себя подставляет, ведь он постоянно рискует. И это страшно. Врач ни в коем случае не должен бояться что-либо делать просто потому, что совершенно не защищен от внезапных последствий.
Почему некоторые больницы очень плохо оснащены техникой? Каждая больница в первую очередь зависит от главврача. У нас в хирургическом корпусе нет ни КТ, ни МРТ. В нашей больнице в центре Москвы аппарат КТ старый, очень плохой, и даже он находится в другом здании, в которое нужно идти по улице.
Поступает к тебе тяжелый пациент с внутричерепной гематомой, без сознания. Тебе нужно сделать ему КТ. Ты тяжелого больного вывозишь в адский мороз и гололед. Возможные последствия очевидны.
У проблемы технического оснащения есть и обратная сторона. Однажды я был в командировке в региональной больнице. Там построили совершенно новое отделение по немецкому проекту. Спустя год после открытия оно пустовало. Все работали в старой реанимации, потому что на этой блестящей новой аппаратуре никто работать так и не научился.
Почему родителей не пускают к детям в реанимацию и не разрешают оставаться в стационаре? В России мало где есть одноместные реанимационные палаты. В них, как правило, находится сразу несколько тяжелых пациентов, нуждающихся в постоянной интенсивной терапии.
Но нет закона, запрещающего врачам не пускать родителей в реанимацию. Это значит, что в каждом индивидуальном случае родители могут попробовать договориться с врачом о внеплановом посещении – таком, которое никому не помешает и не повредит.
Реаниматологи находятся в состоянии непрекращающегося рабочего стресса. И родители в таких условиях им будут очень сильно мешать.
Пустить одну мать к менее «тяжелому» и не пустить другую – невозможно. Поэтому придуманы графики посещений, которых всех просят придерживаться.
Что касается стационара: по закону мы предоставляем условия для нахождения в палате родителей детей в возрасте до 5 лет. После – мама и папа могут разве что спать с ним в одной кровати. Если ребенку 7 лет и ему правда плохо, мы, как правило, сами за то, чтобы взрослые оставались. Ведь в противном случае вся мелкая забота о нем падает на медсестру, а их обычно двое на 30 детей – лишние руки никогда не помешают. Но если ребенку 16 лет, он только что перенес операцию, у него температура, станет ли ему лучше, если он разделит маленькую кровать с мамой? Вряд ли." (Источник.)

Уж и не знаю, насколько можно верить изложенным здесь фактам, но они ужасающи. Я, например, про то, что врачам "Скорой" выплачивается разное "вознаграждение", в заивисмости от того, доставили они пациента в больницу или нет. Причем, если оказали помощь на месте, медики получат меньше. Казалось бы, должно быть наоборот... Про многочасовые очереди в приемное отделение и сама знала...

Будьте лучше здоровы! Вы сами, ваши близкие и, уж тем более, ваши дети!


_жж
BlueButton111.3.png
Tags: общество
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo bonmotistka november 3, 2012 12:20 25
Buy for 40 tokens
- Злые, злые все вокруг! Какие же все злые!!! И куда от этого деться? - Сейчас я тебе расскажу… Варвара Степановна называла себя женщиной с язвой и языком. Обе эти присущности заполучила еще в студенчестве. Ради дополнительного диплома переводчика бегала на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →