Наталья Шеховцова (bonmotistka) wrote,
Наталья Шеховцова
bonmotistka

Categories:

Георгий Коваленко: "Брежнева я не ронял!"

IMG_6753.JPG

Он схоронил четырех генсеков - Хрущева, Брежнева, Андропова Черненко;  Любовь Орлову, Василия Шукшина, Юрия Визбора... Его называют "Королевским могильщиком" и "Кремлевским землекопом". Но самому Георгию Никитовичу больше по душе - "мастер печали"...
Моя самая первая московская публикация. Июнь 1990 г. "Собеседник". Все еще только привыкают к "гласности"...

На журфаке, в студии у Андрея Максимова, дали задание сделать интервью. Личность должна быть интересна всем. Первым делом думалось о звездах. А я вспомнила, как мы хоронили бабушку. Ездили с мамой (мне было 14 лет) выбирать гроб. Мужичок в серо-сизом переднике, домик-мастерская, алый атлас, пахнет сосновой стружкой. Гробы один в другом от пола до потолка, у другой стены - точно так же, от пола до потолка, крышки. Для нас - чрезвычайщина, горе, а для него - обыденность, каждодневный труд...

Позвонила начальнику службы "Ритуал". Спросила про какого-нибудь особенного гробовщика, мастера своего дела. Меня разочаровали. Гробы в Москве делаются на заводе. Там конвейер: кто-то кладет досочку, кто-то прибивает гвоздик, - одного мастера выделить сложно. А вот с захоронениями... С захоронениями нужна "набитая рука", особенно, если телевидение присутствует, да высокое начальство, тут нельзя допустить ошибку.
Так и получилось это интервью.


- Я, пожалуй, мог бы попасть в книгу Гиннесса, - говорит Георгий Никитович Коваленко, - меня весь Союз видел. Мое лицо и в хрониках мелькает, и в прямой трансляции, и на газетных фотографиях. Я четырех наших правителей схоронил: Хрущева, Брежнева, Андропова, Черненко.
- Так, значит, это вы в 1982-м уронили гроб, опуская в могилу?
- Мне часто этот вопрос задают. А как ты думаешь, если бы я тогда действительно его уронил - доверили бы мне похороны Андропова и Черненко? Все слышали стук. А стук был от того, что в одно мгновение и выстрелы, и куранты - от силы звука все телевизоры дребезжали. А нам потом еще и премия была "за выполнение особо важного задания". Нам всегда после таких похорон премии дают. А потом письма пошли... И почему вдвоем хоронили, наверное, офицеры какие, а то и полковники, мол. А теперь говорят, что с нас даже началась
перестройка, раз мы Брежнева в могилу толком не опустили.


- Георгий Никитович, а почему вы только вдвоем хороните?
- А мне больше не нужно. Это обычай такой московский - вдвоем хоронить: быстро, но мягко, как в скоростном лифте. Я всегда в голове стою, где тяжелее, напарник - в ногах.
- Для правительственных захоронений у вас всегда один и тот же напарник?
- Да, Василий Иванович Простатов. Мы с ним как одно целое. Мне иногда говорят: мы тебе пару-тройку для подмоги дадим. А я говорю: не надо, или тогда сами опускайте, потому что за Василия Ивановича я могу ручаться.
- Что входит в ваши обязанности при захоронении: вырыть могилу, закопать, заколотить гроб?
- Да. Вырыть, закопать, заколотить, если защелок нет.
- Бывают гробы с защелками?
- Правительственные.
- Кого из известных людей вы еще хоронили?
- В Революционном Некрополе (так зовутся захоронения у Кремлевской стены) еще Буденного и Суслова. На кладбище членов Политбюро хоронил, их родственников. Часто похороны закрытыми были. Когда Леонид Ильич мать в последний путь провожал, всех служащих с кладбища убрали: остались только я и напарник. После погребения Брежнев подошел ко мне, лично поблагодарил и бросил через плечо: Георгия не забудьте поблагодарить, а Щелоков - тот всегда зарплатой интересовался...
- Сколько же людей вы погребли за всю свою жизнь?
- Тыщи. Любовь Орлову хоронил. Когда на Новодевичьем работал (это в 1971-1975 гг.), многих из МХАТа, из Малого театра. Василия Макаровича Шукшина хоронил. Больше всего эти похороны запомнились - до сих пор за душу берет. Видно было, что народ прощается с действительно любимым человеком. Под мои представления о работниках кладбища - людях неразговорчивых, угрюмых, с выработавшимися степенными, официальными жестами, он не подходит. Георгию Никитовичу сорок три года (на 1990-й). Он крепок, моложав, подтянут. Я даже не сразу заметила, что голова у него вся седая.

Его зовут "Королевским могильщиком". Но нет такой профессии: могильщик. В ведомости значится "землекоп",
а могилы рыть всем работникам кладбища приходится.

- Сейчас ваша должность звучит как "начальник ритуального цеха Новодевичьего комбината"?
- Да, но сам я себя "мастером печали" называю.
- Георгий Никитович, вы москвич?
- Да. Кондовый. Родился я в Камергерском переулке. Там была церковь святого Георгия, в честь этого Георгием и назвали. Нас матушка одна воспитывала. Вообще у меня три брата было: один в войну умер, двое офицерами стали. Рос в основном на улице, в обиду себя никому не давал, не терпел над собой диктата. Шпана принимала за своего. В шестом классе оставили на второй год, потом выгнали как трудновоспитуемого. Я любил свободу... Любил ходить в кино, просто по улицам гулять. Часто ходил в столовую Колонного зала Дома союзов. Туда ребятишек пускали. Если помните, по Пушкинской улице обычно большая очередь к Колонному залу тянется. Для прощания. Я в детстве, бывало, выстою эту очередь, поем там в столовой, потом возвращаюсь обратно через зал с покойником. Поначалу страшно было. Только музыка нравилась. Да и саблю, мундир интересно было посмотреть... Кто знает, может, это судьба. в интернате я закончил восемь классов. Потом пошел учеником-фрезеровщиком на завод. Не понравилось: металл, масло... До армии доработал. Потом погранвойска - судьба бросала от Риги до Колымы. Там, на Колыме, с будущей женой встретился, год работал, выучился специальности плотник-бетонщик, а потом мы в Москву перебрались. Несколько месяцев никуда не устраивался. а как-то с матушкой пришли на Ваганьковское, и она мне: вот ты все ищешь работу, недовольный - тебе осталось только на кладбище пойти... Хотел устроиться в ТАСС дежурным плотником, ехал туда, чтобы отдать документы, а провидение привело на Новодевичье: ливень был, и пока я там укрывался, заметил объявление: "Срочно требуется бетонщик". Я пошел к директору. С мая 1970 года начал копать, хоронить. С 1972-го стал смотрителем. А в 1976-м, когда открылся филиал Новодевичьего, перевели сюда. Но все двадцать лет работы я копал и хоронил. Считаю, что так Богу угодно было. Меня словно бы кто-то вел по жизни.
- Вы в Бога верите?
- Нет, я в дух верю.
- В душу?
- Души нет. есть дух. в каждом человеке есть дух, что-то такое закрытое, что преодолевает физические, моральные неурядицы, помогает жить.
- С похоронами, кладбищем много примет связано - они подтверждаются?
- Я в приметы верю. У нас на первом участке домовой живет. У меня память отличная, я знаки на территории никогда не ставлю, нужную могилку всегда по памяти найти могу. А тут, три дня прошло, не мог отыскать, кружил, кружил, а найти не мог. Тогда мне и подсказала одна старушка, которая здесь еще со времен войны работала: посиди немного в кабинете,
это домовой шутит. и точно - со второго раза вмиг отыскал. Домовой
меня любит, потому что я здесь хозяин. Сколько работаю, и ночью могу идти через кладбище - никаких эксцессов.
- А правду говорят, что если непогода - значит самоубийцу хоронят?
- Самоубийц я много хоронил. Считаю, что покончить с собой может человек либо очень сильный, либо очень глупый. А что касается погоды, неправда. Я обратное слышал: дождь - это хорошо в похороны, мы плачем, и небо плачет, значит очень хороший, добрый человек нас покидает.
- Вы такие случаи помните?
- Да. Когда Юрия Визбора хоронили, вдруг ни с того ни с сего ливень, сильный ливень...
- Недавно я прочла выражение - мне запомнилось: могильщик  - "последний смерти свидетель"...
- Я скорее соглашусь с Энгельсом, который говорил, что могильщик - это "санитар земли".
- Полностью согласны?
- С точки зрения медицинской. А вообще "могильщик" (хотя для меня и нет такого слова) - это очень тяжелая судьба. Бьет наотмашь. Ни один землекоп за мою бытность не уходил на пенсию.
- Умирали раньше?
- Да, очень тяжелая и опасная работа, неблагодарная работа. Ведь мы люди, которые стоят на самой последней ступени социальной лестницы, хотя сами мы так, конечно, не считаем.
- У вас есть дети?
- Да. Очень люблю жену. У нас с ней все в порядке. Двое детей, одна дочь окончила техникум. Они меня уважают. Я их тоже очень люблю.
- У вас зарплата большая?
- Оклад двести плюс ежеквартальная премия. В среднем получается около трехсот.
- Чаевые бывают?
- На кладбище чаевые человеческим законам не противоречат.
- Сколько обычно дают землекопу?
- За копку могилы - 25. Но все зависит от клиента: может и пятьдесят дать, а может и ни рубля. Я всегда говорил: вымогать нельзя.Это не то. В нашей работе главное, чтобы дружеские отношения сохранялись. Работник кладбища, он в первую очередь должен быть психологом.
- Когда дают за помин души - грех не выпить...
- Становление землекопа всегда идет через спиртное. И не только потому, что отказать нельзя. А потому, что каждый день смотреть на покойников и слезы нормальный человек спокойно не может. У молодого сил много - все выветривается, но остается затуманенность. На все смотришь не нейтрально, нет - сочувственно, но уже не так теряешься. Стараешься даже помочь, принять участие, цветы поможешь из гроба выложить, поддержишь кого из родственников. А с годами профессионализм вырабатывается. Физическая нагрузка нейтрализует сдержанность. Я в 1981 году попал в аварию. После этого крепко начал баловаться спиртным. Периодами пил без меры. В 1983 году при помощи врачей и силы воли покончил с этим совсем.
- А правду говорят, что вы пить еще и потому перестали, что видели, как много умирает молодых алкоголиков?
- Нет. Хотя я уже многих друзей схоронил. Десятка три моих родственников, коллег, и многие умерли от алкоголя.
- Когда семья вечером собирается за чашкой чая, обычно обсуждают свои проблемы, в том числе, и рабочие. Вы дома об этом говорите?
- О покойниках никогда. О работе иной раз только.
- Георгий Никитович, а как вы проводите свободное время? Ходите куда-нибудь с женой, детьми?
- Да. В кино. На концерты. "В воскресенье - отдыхать!" - вот мой девиз, каждый выходной за город ездим.
- Существуют ли для работников кладбища какие-нибудь планы, разнарядки?
- Существует план суммарных услуг, - сюда входит и копка, и установка железо-бетонных изделий, и драпировка... На новодевичьем комбинате, например, план - сто сорок тысяч услуг в год. Здесь работа напряженная, мужская работа.
- Землекопами работают только мужчины?
- Я знал и двух женщин, которые работали землекопами во время войны. В мою бытность уже даже гробы с ними на пару опускать приходилось.
- Как поощряются работники кладбищ? У вас были какие-нибудь поощрения?
- Премии были, я уже говорил. Благодарности есть. Но главное, думаю, это уважение.
- Георгий Никитович, философский вопрос: в чем для вас заключается смысл жизни?
- Детей вырастить, понянчить внуков. Дать им материальную основу. Пожить хочу подольше, поработать. Смерть, к слову сказать, не красит человека. За всю свою работу я только однажды видел лицо умершей женщины столь же красивое, как и при жизни. Может, это колдунья была, но знаю точно: судьба ее была - страшная.
-  А смерти вы боитесь?
- Смерти не боюсь. А что ее бояться? В раю, говорят, лучше, чем здесь.
- Вы уверены, что в рай попадете?
- Нет, не уверен. Но мне как-то сказал священник, что человеку, который работает на кладбище, все грехи прощаются.

Через несколько лет меня снова попросили встретиться с Коваленко. Сделать еще одну заметку (фотографии на газете уже того периода). Я пришла.
Георгий Никитович рассказал, что после этой, самой первой публикации, кто только не брал у него интервью.
"Би-би-си" целый документальный фильм отсняло. Все в гости приглашали. Он поездил по миру, практически
все самые знаменитые кладбища посмотрел...
Теперь уже и его с нами не стало. Если не ошибаюсь, Георгий Никитович Коваленко умер в 2003-м году.




Tags: заметки, из журналистского архива, общество
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo bonmotistka july 16, 2019 07:00 93
Buy for 100 tokens
14 июня 2019 года. Дед, я только что узнала, как и где ты погиб. До сих пор в нашей семье было известно только то, что ты пропал без вести. Вроде бы кто-то даже видел, что ты был ранен при переправе через реку. Предположили, что не смог выплыть... Каждую Могилу Неизвестному солдату мы считали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

Recent Posts from This Journal