Наталья Шеховцова (bonmotistka) wrote,
Наталья Шеховцова
bonmotistka

Category:

Менял окна, в щели подоконника нашлась записка: "...Помни, там тебе всегда будут рады". (Часть 3.)


Начало здесь.

Х Х Х Х Х
Я шел по Шишканску и не мог понять, что меня в нем так напрягает. Вдруг сообразил: отсутствие злобных личностей. Я, конечно, встретил здесь людей пока не много… Но огрызнулся только один, в пожухлой куртенке, в замызганной шапочке с поникшим помпончиком, входивший в дверь гостиницы, когда я из нее выходил. Я хотел его пропустить, - вот он меня и обругал.

Тот же таксист, у которого я спросил про гостиницу, хотя она была прямо у меня перед глазами… Посмеялся, конечно, но не дал оценку ни моим умственным способностям, ни тому, что я могу употреблять при такой «наблюдательности».

А Наташа на рецепшене и Люба в буфете… Дамы разговаривают по-простому, односложно, даже не особо улыбаются. Зато, если уж улыбнутся – искренне, не дежурно, не заученно. Да и в простоте речи чувствуется не отторженность, не желание поскорее отделаться, но почтение, уважение к человеку.

Потом, был эпизод в гостинице, когда я не справился с кофе-машиной. Что-то там не то нажал, плюс не вовремя вытащил стакан. Пришла та же Люба. Покряхтела, подтирая коричневую лужу.

- Обождите, - сказала, как говорят несмышленому ребенку, чтобы он чуть посидел спокойно в колясочке, пока мама покупает мороженое… Ключиком открыла потаенную дверцу, что-то там понажимала. Машина загудела, выдала новый кофе, такой, как надо.

- Пейте на здоровье, - сказала и прошествовала в свой буфет.

Тихую улицу, ее местоположение и даже местоположение конкретного 25-го дома я посмотрел по карте, еще в Москве. Шишканск был прямоугольным, улицы шли параллельно друг другу. Тихая, как понимаете, была на окраине.

Такси я решил на этот раз не брать, хоть и осознавал, что пешком будет около четырех километров. Но мне был интересен город, я хотел к нему приглядеться.

Я шел через улицу Дзержинского, пересек Советскую, потом Больничную, свернул на Полянку, тоже улицу. Нет суетливых прохожих, нет пыхтящих машин. Если кто и встретится, обязательно украдкой начнет рассматривать. Метнет взгляд, почти фотографический, запечатляющий, и снова лишь под ноги смотрит. Но в голове прокручивает детали, кто я, откуда, куда мог бы идти. Моя нездешность бросается всем в глаза.

На Полянке бабулька в полосатом платье и такой же полосатой кофте счищала снег с крыши. Молодой парень в черной теплой куртке и в вязаной шлемиком шапочке стоял на собачей будке и на ящике, так, чтобы счищаемый снег был как раз ему чуть ниже талии.

Я поравнялся. Работа прекратилась.

- Вы что-то ищете? – спросила женщина, поправляя завязки платка под подбородком.

- Тихую улицу.

- Так это вам дальше.

- Я знаю.

- Еще километра полтора.

- Тоже знаю.

- Я бы вас подвез, да вот, ключи от машины пацан на крышу забросил, - сказал мужчина.

Тут я разглядел смуглого мальчишку, в ушанке и плотном свитере, мальчишка рылся в сбрасываемом с крыши снеге, видимо, искал те самые ключи…

Дальше до самой Тихой улицы мне вообще никто не встретился. Только стая громко лающих собак.

Дом 25. Один этаж с небольшой мансардой. Зеленый фасад, желтые наличники, серая шиферная крыша. Штакетник вокруг дома, местами такой редкий, что худой человек пролезет запросто. На лавочке возле завалинки сидел мужичок. Тот самый, в пожухлой куртенке да в замызганной шапошке с помпончиком, которого я встретил, выходя из гостиницы. Шустрый! Раз успел и в гостиницу зайти, и вперед меня сюда поспеть…

Х Х Х Х Х
Пока я шел к дому, указанному в записке, представлял себе что и кого угодно… Но только не единственного на весь Шишканск злобного мужичка.

- Привет! Я тебя уже видел, - сказал он.

- Я вас тоже, - ответил я.

- Ты ко мне?

- Нет, - и я зашагал дальше.

Остановился. Ну это уже совсем никуда не годится! Проехать восемь часов до Шишканска, заплатить за гостиницу, пройти четыре километра до Тихой улицы, до дома номер двадцать пять. И солгать, не сознаться, что шел именно сюда… А почему? А просто потому, что мужик этот мне не нравится…

Я круто развернулся.

- Можно, я войду!

- Вхооди!

Я отворил калитку.

- Вот, это вы писали? – вынул из кармана записку и протянул мужичку.

Тот глянул.

- Неет, это не я писал. Это Васька писал.

- Васька в доме?

- Может и в доме.

- Нельзя его позвать?

- Нельзя! – мужчина осклабился зубами цвета прошлогоднего сухостоя. – Хочешь позвать, сам к нему сбегай.

- А разве он не здесь живет, - я кивнул в сторону зеленой стены.

- Еще чего! Здесь я живу.

- Тогда почему адрес в записке ваш?

- Потому что Ваське так удобней.

- То есть?

- Ну, у него жена ругается, если он дома пьет.

- А если не дома?

- А если не дома – ругаться уже поздно. Вот он и указывает мой адрес.

- Чтобы пить у вас?

- Да.

- Так какой ему резон, если я к вам приеду, и у вас мы будем пить?

- Так у него нюх. Начнем пить – тут же примчится. А мы будем пить? У тебя что-нибудь есть?

- Нет.

- Тогда чего пришел?

Глаза мужичка остекленели, точно торфяную лужицу лед тронул. Он ждал. Видимо, по этикету Шишканска тут стоило извиниться за оплошность и побежать к ближайшему магазину.

Я стоял дурак дураком. Не скажешь же, что захотелось дружеского участия, что подумал, вдруг мне, правда, здесь будут рады.

Но мужик ответил, будто я все произнес вслух:

- Ты не расстраивайся, я тебе действительно рад! И, это, извини, что наорал, когда ты меня в гостинице в дверь пропустить хотел…

- Ладно. Но… все же, записка. Как Василий мог мне ее подбросить в московскую квартиру?

Мужик присвистнул:

- В моооосковскую? Тогда это не Василий. Васька в столице нашей родины отродясь не был!

- А вы были?

- Был. Но это не я. Дай-ка…

Он прочел записку еще раз.

- О, как… Это почерк моей жены. Ах, она, стеерва! Стервушка мо-ааая ненаглядная! Лю-уууубонька моя!!!

Мужик зарыдал, затрясся, откуда-то вытащил лом… Под лавкой этот лом, что ли, лежал?

Ну, я дал деру…

На Полянке та же бабулька, что чистила крышу, теперь чистила подъезд к дому:

- Нашли Тихую улицу?

- Нашел. Только она совсем не тихой оказалась.

- А кто же там надобен был?

- Двадцать пятый дом.

- Колька или жена его?

- С Колькой я уже пообщался. Вот еще бы с женой его поговорить…

- Так в гостиницу беги. Она там. Сегодня её смена.

Продолжение.

Вернуться к началу рассказа.
Tags: общество, отношения, провинция, проза
Subscribe

promo bonmotistka july 16, 2019 07:00 92
Buy for 100 tokens
14 июня 2019 года. Дед, я только что узнала, как и где ты погиб. До сих пор в нашей семье было известно только то, что ты пропал без вести. Вроде бы кто-то даже видел, что ты был ранен при переправе через реку. Предположили, что не смог выплыть... Каждую Могилу Неизвестному солдату мы считали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment