Наталья Шеховцова (bonmotistka) wrote,
Наталья Шеховцова
bonmotistka

Categories:

Менял окна, в щели подоконника нашлась записка: "...Помни, там тебе всегда будут рады". (Часть 6.)



Начало здесь.

Х Х Х Х Х
Я знал, что рано утром, когда, скорее всего, я еще буду спать, Наташа и Люба уйдут из гостиницы. Придет другая смена. А вечером я сяду на поезд и уеду в Москву.

И все же я спустился вниз. В буфет. К счастью, Люба была у кассы, подсчитывала выручку. Иначе я наделал бы много шума, ее подзывая.

- Люба, а как звали первую жену Николая?

- Ой! А ведь точно! Любой звали, как меня…

Розовые глазки буфетчицы округлились.

- Тсс! – сказал я и покосился в сторону приемной. – Не надо их больше беспокоить…

Утром на рецепшен пришла озорная блондинка Света. Она подсказала мне код к «вай-фаю», я купил себе билет до Москвы.

Новая буфетчица Катя, в своем белом халате более походившая на соляной столб, нежели на снежную бабу, выдала бесплатный завтрак. И он практически ничем не отличался от Любиного. Я решил никуда не выходить из гостиницы до самого поезда. Меня ждали еще обед за 299 рублей и погружение в мир интересных и не очень фильмов. Все же в перипетии чужой жизни погружаться лучше с безопасного расстояния и через защищающий экран…

Однако, именно экран вернул меня в переживания прошлого, связанные со мной переживания. Но не теперь, позже…

Вечером, как и предполагалось, я сел в поезд. Немного волновался, как запрыгну на верхнюю полку. Но пресс не подкачал! Единственное, очень давно не махал ни перед чьим носом ногами… Немного стеснительно...

На этот раз в вагоне было людно. И душно. Огромный контраст со свежей морозностью на перроне.

Пахло старостью. Какая-то смесь лекарств и феромонов. Ехало очень много людей пенсионного возраста, мне даже показалось, что это организованная поездка в столицу. Бабушка с дедушкой с нижних полок познакомились, и дедушка стал показывать бабушке какой-то фильм про арабского шейха. Очень громко. Пришли из соседнего купе сделали им замечание. В соседнем купе, в свою очередь, кто-то зазывно храпел. Храп походил на бульканье утопающего.

Тот же самый поезд, тот же самый начальник с опросником, даже те же самые вагон и проводница… Но какие все злые. Нет, все же, озлобленность явно проистекает из плотности населения…

Кстати, на станции вышел забавный разговор. Женщина лет шестидесяти провожала какого-то дальнего родственника, дедулю старше себя значительно. Я первый пристал к ней с вопросом.

- А как же вы билет на поезд покупали, через Интернет?

Женщина была одета очень просто и по внешнему виду казалось , она – человек далекий от технических новшеств. А у меня никак не шла из головы мысль, как можно не продавать билеты на станции, если 90% населения района – пенсионеры.

- Не знаю, - отвечает моя собеседница. – Мужики, как-то через телефон…

- А вы далеко живете? Просто, слышал, что и телефоны не везде берут.

- У нас не берут, они куда-то отъезжали.

Тут из-за угла здания вокзала показались ее мужики. Старший, тот, которого провожали, лет восьмидесяти с лишним, не расставался со смартфоном.

- Вот, тут связь хорошая, наконец, открыл фотографии, что мне мои прислали… Вот, смотрите, они в Италии, на горнолыжном курорте сейчас… Вот зять, говорит, ногу подвернул на спуске… Вот внучка, как выросла…

- Они в Италии, а ты в Гаврилино поехал, - бабулька это сказала не без гордости за то, что ее хату предпочли импортным пейзажам.

- А здесь, в Гаврилине, лучше. Здесь простор, здесь родные места…

- Ты уже сорок лет в Москве. Там у тебя тоже родные места.

- Там сейчас все злые. В магазин придешь – никто слова доброго не скажет. Начнешь что расспрашивать, скорее, за сумасшедшего сочтут, только тогда не нахамят. А так, побыстрее от тебя отделаться хотят, народу-то много, следующий на очереди… Не то, что здесь. Все проблемы от того, что много народа…

Да, нам в Москве доступно все. Еды – завались, зрелищ – тоже, - продолжал дед. - Мы только не понимаем, из чего эта еда сделана. А здесь, сам вырастил - сам съел. Нам достаточно перекрыть канализацию где-нибудь этажом, двумя, тремя, двадцатью ниже – и мы захлебнемся в собственных экскрементах. В Гаврилине можно обойтись без туалета вообще. Даже если нет такого, как у нас… Я видел, в хозяйственных магазинах продаются ведра. С сидением и крышкой… Вынесешь такое ведро из дома – закапывай, где хочешь. Потом подошел к колодцу, плеснул воды... Через минуту все снова чисто. Через пару месяцев ведро вообще можно поменять, как разовые ершики для унитазов…

А в Москве? Куда ты денешь то, что съел парой часов ранее, если унитаз в квартире перестанет функционировать? Представляете толпы, спускающиеся по лестнице с ведрами вниз? А дальше, что? Маленький дворик на тысячу человек и на нем детская площадка, садик…

Я растянулся на своей верхней полке, старался не думать о старичках снизу и их шумном фильме, вспоминал деда из Гаврилино, его рассуждения, фотографии, что ему прислали… И вдруг мой телефон, лежавший на откидной сетчатой полочке тоже засветился. Мне тоже прислали фотографии. Наташа. Номер моего мобильного ведь остался у нее в анкете приезжего.

Это были страницы из дневника ее предшественницы, первой супруги Николая, Любови. Дневник она вела еще до замужества, потому он не сгорел в их общем доме, остался на чердаке в доме родителей, так пояснила отправительница.

Я посмотрел… Те же серые листочки, как и у записки, что нашлась у меня под подоконником… Хоть рви стоп-кран и возвращайся...

Х Х Х Х Х
«Сегодня снова выступали в переходе, - было написано знакомым мне почерком. – На «Октябрьской». Как хорошо, что Вера отвела меня туда. Мрачновато только… Освещение плохое. В моем понимании, флейта – это свет. Это радуга, колосок на ветру, ласточка под крышей.

Для Веры переход на «Октябрьской» выгоден. Там акустика для голоса – что надо. Ее контральто в этом переходе становится особо зычным и насыщенным. А моя флейта… Флейта теряется. Но все равно… Все равно это было чудесно!

Заработали немного. В основном, как обычно, на заказах чего-то конкретного. Меня сегодня попросили исполнить что-нибудь из моего любимого, североамериканского, индейского. Вот их вибрирующие мотивы для подземной акустики – самое то.

«Бакшиш» потратили тут же. Купили духи и пошли их тестировать на окружающих. Вера потащила меня к своему знакомому. К Игорю.

Хм… Забавный парень. Только… слишком любит привычное. «Чертовщинки» в нем нет, искорки. Оригинальничает для других только на проверенном лично.

У Игоря своя квартира. Рассказывал, что досталась от бабушки.

Когда мы засиделись и попросились остаться переночевать, - очень смутился. Эти москвичи сильно отличаются от нас, общажников. У них слово «переночевать», если оно касается одиноких мужчины и женщины (или даже двух женщин), воспринимается исключительно с интимным намеком. И еще москвичи считают, что дружбы между мужчиной и женщиной не бывает…

Вера нравится Игорю, это видно. И сама она это тоже понимает, хотя и отнекивается. Но вот… Вот Игорь… Вот все же… Ну… Вера – это голос, это порыв, это ветер над скалой и морем. А чем он пытается ее взять? Котлетки паровые, пюрешечка с виноградом…

Кстати, интересное сочетание: картофельное пюре и виноград…»

С ума сойти! Я когда-то делал паровые котлеты? Я делал паровые котлеты… Да! Я делал паровые котлеты!!!

А добавлять виноград к гарниру – это меня бабушка научила: несколько ягод или веточка кладутся на край тарелки…

«Веру бытовухой не проймешь. Вот если бы он раз двадцать отжался от пола, да с хлопками…»

Я сейчас тридцать раз могу отжаться! И хлопки делаю, да. С хлопками меньше, конечно.

«Но для меня котлетки с картошечкой, да виноградом, - в самый раз. Очаровалась я Игорьком!»

Эх, а я ее совсем не помню… Про флейту еще что-то вспоминаю, но кто на ней играл?

«Вырвала из этого блокнота листок и оставила записку, спрятала в его же квартире. Пригласила в гости, не в общежитие, конечно, указала свой домашний адрес в Шишканске. Уверена, если даже найдет, - не поедет. Он вряд ли способен на подобные риски. Впрочем, коли пройдет время, коли обстоятельства заставят его измениться…

А если меня там не застанет? С такой запиской папа и мама его пуще, чем я, обогреют и накормят…

Припрятанная записка… Вот, кстати, сюрприз, который мог бы покорить Верочку… Но… я – не мужчина и вполне себе традиционная в ориентации…

Игорь… Игорь показался мне каким-то… сиротливым… Уж не знаю, сложится ли у них потом что с Верочкой? Пусть сложится!»

Вера стала моей первой женой…


Продолжение.

Вернуться к началу рассказа.
Tags: общество, отношения, провинция, проза
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo bonmotistka july 16, 2019 07:00 92
Buy for 100 tokens
14 июня 2019 года. Дед, я только что узнала, как и где ты погиб. До сих пор в нашей семье было известно только то, что ты пропал без вести. Вроде бы кто-то даже видел, что ты был ранен при переправе через реку. Предположили, что не смог выплыть... Каждую Могилу Неизвестному солдату мы считали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments