АнтИИскусственный интеллект. (bonmotistka) wrote,
АнтИИскусственный интеллект.
bonmotistka

Менял окна, в щели подоконника нашлась записка: "...Помни, там тебе всегда будут рады". (Часть 8.)



Начало здесь.

Х Х Х Х Х
В тучном силуэте я разглядел начальника поезда. Правой рукой тот облокотился на мою полку.

- Прошу прощения, - обратился к соседям снизу. – Выключите, пожалуйста, компьютер!

Бабушка с дедушкой, наконец, послушались. Перед тем, как схлопнулся ноутбук, я успел еще раз услышать автоматную очередь и победный вопль героя.

Теперь я мог разглядеть их лица. Потому что они подняли их вверх и стали взирать на меня с не меньшим интересом, чем на экран.

Седенькая женщина с очень короткой стрижкой, лучиками-морщинками вокруг глаз и с пятнами на висках, похожими на веснушки. Мужчина с синеватой бородкой и взглядом насмешника.

- Что вы на меня так смотрите? – удивилась она.

- Уж не влюбились ли? Смотрите! – он пригрозил мне пальцем.

- Простите, но это вы меня рассматриваете…

- Мы? – это было хором.

- Мы о своем думаем, - пояснила дама.

- Мы от фильма еще не отошли, - добавил мужчина.

- От последнего? У вас, кажется, сегодня был марафон…

Я не мог сдержать язвительности в тоне, впрочем, и бабушка с дедушкой, кажется, не отличались присущей случайным попутчикам обходительностью.

- Вы тоже что-то там все время смотрели, между прочим.

Уф! Какая-то странная теперь жизнь! Только у меня или у всех сразу? Сколько лет прошло с тех дней и событий, в которые я погрузился нынешней ночью?

Лет пятнадцать? Чуть больше… Вот, помнится, в то время, если мужчина знакомился с женщиной, и ему было с ней интересно, он вообще не замечал никого вокруг… А тут… Еще пытается меня, сорокалетнего, ревновать к своей почтенной спутнице. Впрочем, о ревности он, кажется, все же не серьезно... Дальше мы промолчали до утра.

Они с бабушкой так и пошли вместе в большой город. Почти держались за руки и тащили за собой чемоданчики. Смешные в своих чувствах и шапочках. Вязаные шапочки скрывали седину. Фигуры их - довольно статные, прямые, - так что возраст совершенно не был заметен со стороны. Обычная парочка, которая вчера вечером познакомилась, провела вместе всю ночь и теперь вот куда-то направлялась, опять же, вместе.

Дома меня ждал Саир, измазанный шпатлевкой и чуть встревоженный. Он успел подготовить стены к поклейке обоев, но… клеить их придется уже кому-то другому. У жены Саира возникли проблемы со здоровьем, ему нужно срочно возвращаться на родину.

Я остался один в своей квартире. Комната представляла собой какой-то портал в будущее. Белые, чуть с голубым оттенком, стены. Такого цвета была борода у дедушки, моего соседа по купе снизу. Хотя натуральнее их было бы сравнить с яичной скорлупой.

Огляделся. Действительно, как в яйце… Диван, кресло, гарнитур – все под похожей на белок пеленой целлофана.

Хм! Теперь вот встал вопрос, кому заканчивать ремонт. Впрочем, вопрос, как встал, так и лег.

Очень хотелось спать. Сделал кофе. Выпил. Потом вернулся в комнату. Отогнул угол покрытия над диваном, пробрался внутрь, как в ледяную пещеру, и задрых. После кофе заснул мгновенно. Парадокс!

Х Х Х Х Х
Кладбище на горе. Гора над озером. Зеркальная гладь…

Весна…

На Любином надгробии – флейта. Серая флейта по черному граниту. И фотография, конечно, - опустившиеся в прищуре уголки глаз. Рядом – ее папа и мама. Между ними – тополь. Выстриженный. Словно столб. Или, нет, скорее, как большая колонна с раструбом вверху.

Наташа и Николай собирались пойти со мной, но я им запретил. Я хотел побыть здесь один. Наталья сунула мне в руки пакетик. В пакете – дневник. В дневнике – закладка.

«Если у человека не получается жить так, как ему хочется, он придумывает себе либо оправдания, либо наказания. А то и оправдания, и наказания вместе.

Если у человека не получается, но он живет в окружении понимающих и поддерживающих, он принимает помощь, победителем не становится, но и проигравшим тоже. А вот когда человеческого тепла не хватило, и огонек внутри угас совсем, ты начинаешь злобствовать. Злоба – это последний всполох внутреннего «костра», или всполохи, если неизрасходованных «дровишек» осталось много.

Злобствует обиженный и оскорбленный. И не просто обиженный и оскорбленный, но еще не сдавшийся перед своей неудачей, еще только осознавший положение, но не смирившийся с ним.

Если человек знает, что может, что у него получится или даже уже получалось. Возможно, и не раз… Он никогда не станет критиковать, не станет издеваться над тем, у кого пока не получается. Потому что не Боги горшки обжигают, потому что все, что мы умеем делать, мы когда-то не умели, а потом научились. И первые шаги обязательно были кривыми и робкими, и нам казалось, что ползать на четвереньках проще и легче. И если мы встречали на своем пути того, кто нас подбодрит – мы становились «марафонцами». Если встречали «критика» - принимались «хромать» на одну ногу, а то и на обе ноги сразу. «Критик» и «кретин» - похожие слова...

Как мне повезло, что я встретила Николая. Издерганная, измученная, выхолощенная постыдной подработкой, я вернулась в Шишканск. Где, казалось бы, мне нет места. Что делать со своей флейтой в маленьком городке? А все то же, что и в большом городе – звучать! Главное, чтобы нашелся хоть один человек, который станет слушать. У меня нашелся Николай…»

Вы, наверное, уже поняли, что с момента моего возвращения в Москву прошло несколько месяцев…

Я не буду описывать, как сейчас выглядит Николай. Потому что это у меня получилось бы слишком хвастливо…

Когда я узнал, что Саир уезжает, то практически сразу понял, что нужно пригласить в помощники Колю. Почему? Думаете, что во мне взыграли благородные чувства, захотелось помочь этому человеку? Нет! Мне захотелось помочь себе. И Люба научила, как это сделать.

Продолжение.

Вернуться к началу рассказа.
Tags: общество, отношения, провинция, проза
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo bonmotistka july 16, 2019 07:00 92
Buy for 100 tokens
14 июня 2019 года. Дед, я только что узнала, как и где ты погиб. До сих пор в нашей семье было известно только то, что ты пропал без вести. Вроде бы кто-то даже видел, что ты был ранен при переправе через реку. Предположили, что не смог выплыть... Каждую Могилу Неизвестному солдату мы считали…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment